/ Калининград

Как нам воссоздать исторический центр

Думая об историческом центре нашего города всю свою жизнь и уже более двадцати лет профессионально занимаясь проектом его воссоздания, хочу поделиться соображениями с современниками и рассказать о своих идеях грядущим поколениям архитекторов и проектировщиков. Посвящаю публикацию официальному 300-летию любимого родного города*.

Accidit in puncto, quod non contigit in anno.**

 

Наша профессия предполагает необходимость смелого взгляда в будущее и (если вы хотите быть практикующим архитектором!) способности уловить, почувствовать настроение всего общества, в конечном счете решающего, чему быть построенным, а чему — нет. Не знаю, в достаточной ли мере я обладаю даром предвидения, но оптимизма мне точно не занимать. Иначе, на каком “топливе” все эти годы я продолжал работать над своим проектом возрождения Альтштадта, воссоздания замка и формирования в историческом центре городской среды, напоминающей о том, каким был наш город в период своего расцвета на рубеже XIX–XX веков? 

© Артур Сарниц
Кликните по ссылке, чтобы посмотреть полную версию презентации проекта.

Однако, в моем оптимизме много боли, причиной которой является то, что происходило с нашим городом в последние годы. Но красота утраченного нами центра Кёнигсберга продолжала меня вдохновлять — зная, каким был этот город, и понимая, каким он может и должен стать в будущем, я продолжал работать и делаю это сейчас, обращаясь к вам.

А каким был Кёнигсберг? Что, кроме знакомых всем видов его центральной части, заслуживает внимания и изучения? Какие уникальные градостроительные и архитектурные решения были найдены здесь нашими предшественниками, а затем, к великому сожалению, утрачены в период военного лихолетья XX века?

Чтобы увидеть точку, в которой мы находимся в настоящий момент, и понять, в каком направлении двигаться, давайте, как это принято в таких случаях, для начала обозначим контекст, актуальную систему координат.  Начнем с того, что по составу населения наш город всегда был и остается сейчас интернациональным, мультиэтническим. С незапамятных дотевтонских времен вся история этой земли — перманентный процесс наполнения ее территории переселенцами. 

Находясь на границе двух миров и цивилизаций, Пруссия неоднократно переходила из рук в руки, принимая все новые и новые волны мигрантов то с Запада, то с Востока, что не лучшим образом отразилось на ее внешнем облике. Любя эту землю, его можно деликатно назвать эклектичным. 

Описывая наш город, доставшийся СССР в качестве военного трофея по итогам Второй мировой войны, важно отметить его многогранность. Кёнигсберг состоял не только из средневековых Альтштадта, Кнайпхофа и Лёбенихта, обросших слободками, присоединенными к нему. Это была уникальная мозаика, старательно сложенная из очень сильно отличающихся друг от друга частей. Давайте их тут перечислим:

  1. Замок Кёнигсберг (разбомблен в 1944-м, сгорел и был снесен в 1960-е);

  2. Средневековые города Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт, объединенные в Кёнигсберг и сформировавшие его исторический центр и узнаваемый скайлайн (были разбомблены и после войны подчистую разобраны на кирпич);

  3. Ватерфронт (берега реки) — порт, знаменитый Рыбный рынок, грандиозные вальцевая мельница, элеватор, краны и склады (сохранились частично);

  4. Район фахверковых складов Лаак, больше известный как Ластадии (был разбомблен, сожжен и снесен);

  5. Переполненные качественной архитектурой районы: Форштадт, Штайндамм, Трагхайм, Россгартен, Новый Россгартен, Хуфен, Нойе Зорге, Закхайм, Хаберберг (сохранились частично);

  6. Индустриальные районы Понарт, Ратсхоф, Розенау, Шёнбуш (сохранились частично);

  7. Фортификационный каркас города-крепости: башни, бастионы, казармы, блокгаузы, редюиты, равелины и т.д. (сохранились);

  8. Парковая зона «Пояс Шнайдера», сформированная поверх окружавших город фортификационных сооружений — вального кольца (деградирует);

  9. Районы Амалиенау и Марауненхоф, построенные на рубеже XIX–XX веков, когда в европейском градостроении доминировала концепция “города-сада” (сохранились);

  10. Городское парковое хозяйство: Луизенваль (парк “Центральный”), Макс Ашманн парк, Ратсхоф парк, Южный парк, Кальтхофский парк и т.д. (деградирует);

  11. Фортовое кольцо Кёнигсберга — 15 фортов (частично деградировали, но большая часть сохранилась и используется);

  12. Девау, входивший в пятерку первых в мире гражданских аэропортов, (деградировал, частично снесен).

Как мы видим, очень многое из прусского архитектурного наследия утрачено. Центральная часть нашей столицы, города, про будущий архитектурный облик которого я хочу с вами поговорить, после Второй мировой войны не восстанавливалась, но была застроена на скорую руку в стиле так называемого “функционализма”. Понятно, что в послевоенные годы необходимо было как можно быстрее и за минимальные деньги построить для людей максимально много жилья. Однако идут годы, а так называемые “хрущевки” стоят, вокруг них продолжают строиться подобные им — к чему приведет нас эта инерция? Да, можно справедливо указать на всевозможные объективные причины, но факт остается фактом: город был уникальным, годы идут, а он продолжает деградировать, становясь все более заурядным.

© Артур Сарниц

Что является главной градостроительной проблемой современного Калининграда? То, что исторический центр города, его лучшая и самая интересная в архитектурном плане часть, столетиями формировавшаяся внутри вального кольца и сметенная с лица земли в период Второй мировой войны, была в ХХ в. на скорую руку хаотично застроена невыразительными многоквартирными домами.

© Артур Сарниц

Они не представляют собой никакой архитектурной ценности, и срок их эксплуатации подходит к концу. В ближайшие 25–50 лет (сколько бы мы не откладывали начало этого процесса!) все их придется снести, чтобы построить на этом месте… Что?! Вот главный вопрос, на который нам предстоит вместе ответить, а затем перестроить почти весь центр города. Поэтому давайте помечтаем, какой может стать столица области, если мы вдумчиво подойдем к делу ее возрождения. Нам нужна ясная до мельчайших деталей прописанная концепция, начинающаяся с зонирования территории и перенаправления транспортных потоков, имеющая целью сформировать обновленный исторический центр и обеспечить гармоничное развитие других районов.

 

ЗОНИРОВАНИЕ

Любому уважающему свой возраст поселению, и наш город в этом плане не является исключением, необходим исторический центр. Нельзя “как-нибудь так” без него обойтись. Потому что ситуация, когда он есть, но город его как бы “не замечает”, закладывает мину замедленного действия под все проекты, реализуемые на данной территории. (Дом Советов тому наглядный пример!) В нашем случае границами исторического центра являются (пойдем от нового культурного кластера на о. Октябрьский по часовой стрелке): проспект Калинина, улица Железнодорожная, Гвардейский проспект, улица Профессора Баранова, Литовский вал. На самой обычной карте города этот почти замкнутый круг (буква С), в который вклинивается о. Октябрьский, виден невооруженным глазом — все, что находится внутри бывшего вального кольца.

С особой ответственностью следует подойти к проектированию архитектурной доминанты — замка. Тут мы снова будем вынуждены услышать аргументы тех, кто, как я, выступает за его воссоздание, и тех, кто против.

Возрождать замок или нет? Этот вопрос для Калининграда сродни шекспировскому “быть иль не быть”, но с припиской — узнаваемым и уважающим свою историю городом. Всем участникам дискуссии хорошо известно, что мой голос — за воссоздание замка таким, каким он был.

© Артур Сарниц

У каждого города с многовековой историей есть архитектурный символ. У Кёнигсберга им, бесспорно, был замок. У Калининграда, когда замок снесли, таковым должен был стать Дом советов. Но не получилось из него жизнеспособного символа.

© Артур Сарниц

Во второй половине ХХ века перед советскими архитекторами открылось окно возможностей, когда можно было с чистого листа создать новый город на месте снесенного старого. И такая попытка была предпринята, но чего-то не хватило или что-то помешало. В итоге мы снова стоим перед той же самой развилкой: строить в центре после сноса неремонтопригодных домов некий новый город или с уважением отнестись к истории и удовлетворить ярко выраженный запрос туристов, существенной части местных жителей и всех, кому небезразлична судьба Калининграда-Кёнигсберга, на реконструкцию исторического центра, что никак не мешает продолжать строить современные здания в любом количестве и любой высотности за его пределами.

Во многих крупных старых городах давно нашли ответ на вопрос, как гармонично объединить “под общей крышей” историческую застройку и все остальное. Чтобы удовлетворить представителей разных (этнических, религиозных, субкультурных) групп населения, компактно проживающих по соседству, надо развести их по разным “комнатам” их общего “дома” — дать возможность всем удовлетворить свои желания, устроив свою жизнь так, как им нравится. В этом суть зонирования.

 

ТРАНСПОРТНЫЕ ПОТОКИ

Чтобы ревитализация исторического центра стала возможной, его территорию необходимо избавить от избыточного транзитного автомобильного трафика. Московский и Ленинский проспекты, разрывающие в настоящее время старый город на безжизненные куски, должны быть уведены в туннели — под землю. Шумный Московский проспект, тянущийся вдоль русла реки, так туда и просится. С Ленинским проспектом немного сложнее. Его мы предлагаем перенаправить к Второму эстакадному мосту, тоже уведя под землю (от перекрестка с улицей Соммера ориентировочно до перекрестка с круговым движением на улице Шевченко). 

© Артур Сарниц

Мостов в нашем городе должно стать больше, и все они должны быть разводными. Если мы сможем вернуть в исторический центр все, что создает характерную атмосферу порта (причалы, марины, яхты, парусники и т.д.), грядущие поколения будут нам безмерно благодарны. (Вместе с обликом изменятся в лучшую сторону качество жизни и инвестиционный климат.)

© Артур Сарниц

Порт — самое живописное место в Калининграде, но, увы, он отрезан от города. Даже движение общественного транспорта в настоящее время организовано так, что у горожан практически нет возможности оказаться в порту, — вы можете приехать туда только на личном автомобиле или такси. 

Частью решения проблемы с избыточным автомобильным трафиком в ревитализируемом историческом центре будут: обновленная сеть маршрутов общественного транспорта, велоинфраструктура и пешеходные зоны. (А в скором времени еще и инфраструктура для электрического транспорта!) При правильной организации общественного транспорта люди всегда предпочтут его личному. В той части исторического центра, что будет строиться на берегу Преголи с чистого листа поверх ушедшего в туннель Московского проспекта, все это можно предусмотреть на стадии проектирования. Труднее будет найти решения и изменить стереотипы горожан там, где городская среда уже сформировалась.

После ввода в эксплуатацию нового автомобильного моста в западной части города суммарная пропускная способность калининградских мостов существенно возрастет.

Но будет ли это шагом в направлении уменьшения количества автомобилей, проезжающих ежедневно через исторический центр или, наоборот, спровоцирует его рост? Согласитесь, важный вопрос. Повторюсь: на мой взгляд, решением проблемы является строительство автомобильного туннеля под историческим центром (съехали с моста, повернули на Московский и почти сразу оказались в туннеле).

Нам нужно переосмыслить функциональное предназначение исторического центра и шире — всего города. Сейчас, чтобы подышать чистым воздухом, отдохнуть от шума, суеты и опасности, возникающей в результате большого скопления транспорта, мы едем в курортные Зеленоградск или Светлогорск, а то и просто на природу, на море. Но хорошо ли это для калининградского бизнеса (городского бюджета)? Может быть, надо взять курс на создание условий, для того чтобы люди приезжали отдыхать на берегах Преголи в центре Калининграда, вдобавок отвыкая делать это на личном транспорте, потому что появится комфортабельный общественный?

© Артур Сарниц

Главным средством перевозки пассажиров в историческом центре следует сделать трамвай. Сейчас каждый город может заказать производителю оригинальный дизайн вагонов, который станет одним из элементов, формирующих его узнаваемое лицо.

© Артур Сарниц

Колея в 1000 мм позволит вписать в неширокие улицы исторического центра стилизованные вагоны на современной базе. Из центра города трамвайные маршруты могут быть продолжены в районы Северная гора, Понарт, Розенау, Хуфен, как это сейчас уже реализовано в случае с Амалиенау. (Извините, современное административно-территориальное деление города на всего три района не позволяет точно указать направления, поэтому там, где “не хватает”, подключаю свои знания старой топонимики.) Трамвай будет пользоваться успехом не только у местных жителей, но и у туристов. Что же касается массовых перевозок на окраины города, то здесь можно воспользоваться довоенным опытом с узкоколейной железной дорогой, заменив узкоколейку на скоростной трамвай, который теперь принято называть «метро для средних городов». Выделенные линии такого трамвая могли бы связать центр города с микрорайонами Борисово (и далее в пос. Луговое), Васильково (и далее в Гурьевск), “Косма” (им. Александра Космодемьянского), “Прибрега” (Прибрежный), Чкаловск (и далее в пос. Холмогоровка).

 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ РЕГЛАМЕНТ (ДИЗАЙН-КОД)

В последние годы наш местный Фонд капитального ремонта является одной из наиболее заметных институций, работающих на благо области. Десятки, если не сотни, домов в областном центре (и не только!) очень качественно отремонтированы, и эта работа продолжается. Но нам нужны не только локальные удачи. Нам нужны стратегия (данной статьей я лишь предпринимаю попытку инициировать ее обсуждение и формирование) и осязаемые результаты в масштабах хотя бы кварталов, признанных горожанами и туристами “уютными городскими оазисами”, притягивающими людей качеством городской среды. Надо найти перспективные в этом плане локации и, наконец, довести их во всех аспектах до эталонного состояния, чтобы весь город, глядя на них, понимал, в каком направлении надо двигаться.

А то мы докатились до того, что скоро калининградских чиновников и архитекторов будут отправлять на курсы повышения квалификации в центр Зеленоградска, где им уже есть чему в этом плане поучиться!

В пределах исторического центра должно быть жесткое ограничение по высотности.

С учетом современных реалий максимум до шести-семи этажей, включая мансарды, в редких исключительных случаях (пример: обновленный Бельвю — архитектурная доминанта района) — до девяти-десяти. И это только для главных улиц и бульваров. Внутриквартальная застройка должна быть ниже (3–4 этажа).

Деловой центр Калининграда с неограниченной высотностью, назовем его сити, следует строить в другом районе. Чем для этого плохи Сельма или район порта, если грунты острова Октябрьский вызывают сомнения? Во всем мире все крупные города с заслуживающей уважения архитектурной историей зонированы именно по такому принципу: старый город (он же исторический центр), сити (деловой центр) и субурбия всех сортов — в соответствии с местными традициями и спецификой.

© Артур Сарниц

Возвращаясь к теме замка и городской среды вокруг него, повторюсь, что не вижу рациональной альтернативы воссозданию центральной части города в том виде, в каком она стала жертвой военных действий и недальновидности регионального руководства в минувшем столетии.

© Артур Сарниц

Конечно, не все будет построено заново в первозданном виде, но нам нужно воссоздать несколько узнаваемых городских локаций, как это уже было сделано во многих европейских городах. Убежден, все попытки пойти по другому пути будут сродни тем граблям, на которые мы уже однажды наступили, на десятки лет оставшись без исторического центра. Да, на то были свои весомые причины. Но, как говорится, город должен развиваться. А нам пора начать учиться хотя бы на собственных ошибках!

Важнейшими элементами дизайн-кода (свода регламентов) исторического центра, по моему мнению, должны стать:

  1. В администрации района исторический центр, который необходимо выделить в отдельную административно-территориальную единицу, должно быть создано управленческое подразделение (далее — Специальная комиссия), сформированное из профессиональных управленцев, архитекторов и дизайнеров, отвечающее за его внешний облик;

  2. Все градостроительные и архитектурные проекты, реализуемые в историческом центре, должны проходить процедуру утверждения в Специальной комиссии, а при необходимости и общественные слушания, инициируемые любой из заинтересованных сторон. Во избежание коррупции, наверное, следует создать и общественный совет, контролирующий деятельность комиссии;

  3. Ограничение высотности до 15 м;

  4. Высокие (>45 градусов) вальмовые либо двускатные крыши, керамическая черепица;

  5. Мощение брусчаткой и тротуарной плиткой определенных видов (параметров), описанных в специальном регламенте. Гранитные бордюры. Ливневая канализация должна быть скрыта под поверхностью улиц. Все вертикальные трубы, собирающие воду с желобов на крышах, должны уходить в ливневую канализацию;

  6. Единый стиль всех малых архитектурных форм, уличного освещения, городской навигации и декора, соответствующий регламенту (дизайн-коду) исторического центра;

  7. Согласованные принципы оформления витрин и коммерческих вывесок, соответствующие духу Исторического центра;

  8. Самодеятельное озеленение и “модернизация” собственниками и арендаторами всех элементов экстерьера зданий в историческом центре должны быть запрещены законом. Все изменения, начиная с “расстекловки” оконных рам, должны согласовываться со Специальной комиссией;

  9. Серийная реализация типовых архитектурных проектов в историческом центре должна быть запрещена законом. Каждый дом должен быть уникальным;

  10. Цветовой регламент: дома и другие внешние поверхности можно будет красить только в определенные дизайн-кодом цвета;

  11. Не менее 20% фасадов должны быть декорированы клинкерным кирпичом, песчаником или архитектурным бетоном;

  12. Входные двери и входные группы в здания должны согласовываться со Специальной комиссией.

Отдельно хочется сказать про характерный скайлайн исторического центра — возвышающиеся над крышами домов шпили церквей и башни замка. Это был очень важный компонент узнаваемости города. Что мешает хотя бы ввести этот термин (скайлайн или силуэт?) в градостроительный регламент и прописать отдельной статьей, каким он должен быть. Узнаваемый скайлайн сделает Калининград максимально привлекательным и будет способствовать росту турпотока и инвестиций.

© Артур Сарниц

Нам надо вытащить самих себя из трясины визуального хаоса, разрушающего образ города. Исторический центр должен подавать в этом пример, задавать отсутствующий в настоящее время камертон, в результате чего постоянно строятся все новые здания, не имеющие ничего общего с местными архитектурными традициями.

 

В ОБЛАСТИ ВОЗМОЖНОГО

Отдав должное Калининграду, хотелось бы несколько слов сказать о том, на чем, по моему мнению, следует сосредоточиться тем, кто занимается проектами в районных центрах области. Там уже проделан большой объем работ. Есть что показать, о чем поговорить.

Как мне кажется, сейчас имеет место некоторое распыление ресурсов — вложения средств и времени уже существенные, но до сих пор нигде в области (кроме Зеленоградска!) не появилось обновленной локации, привлекающей людей не только свежим запахом краски, а новым, убедительным, зрелым качеством городской среды, возникшей в результате архитектурно-ремонтных работ. Предложил бы внести некоторые коррективы в сложившуюся практику.

На мой взгляд, надо создавать то, что называется точками притяжения,— выявлять перспективный фрагмент городской среды (улица, квартал) и делать из него эталон, притягивающий местных жителей и туристов. Обновленные фасады, тротуары, мощение, малые архитектурные формы, общепит и объекты турпоказа должны работать в комплексе.

Давайте вспомним, по каким принципам строились в свое время города в наших краях. За редкими исключениями почти все они создавались более или менее по одному шаблону. (Пропустим времена языческих городищ и орденских замков.) У всех была центральная рыночная площадь, где стояла ратуша (администрация) и на которую выходили фасадами дома наиболее состоятельных граждан, которые только и могли себе позволить архитектурные излишества. Где-то рядом с площадью или прямо на ней обычно стоял и главный храм. К сожалению, во многих городах области эти исторические ансамбли не выдержали испытание временем. Но какие-то их части почти везде сохранились. И это то, за что можно зацепиться! Хорошим примером в этом плане является Гвардейск, где центральная площадь уже восстановлена и в полной мере выполняет свои функции, привлекая местных жителей и туристов.

Не считая Самбийского полуострова с его курортами, развивающимися в своей логике, у нас есть несколько городов, где можно было бы приступить к поэтапному воссозданию центральных площадей. Спешка в этом деле не нужна, но нужно понимание цели — мы должны сделать районные центры КО уютными, привлекательными, запоминающимися, любимыми. Чтобы туристы уезжали из них с мечтой однажды вернуться, а у местных жителей не возникало желания поменять место жительства. Я бы для начала включил в список городов, где можно реанимировать площади, Правдинск, Советск и Черняховск. Три вектора от Калининграда, все три города вполне перспективны как туристические направления. У наших райцентров есть все шансы реабилитироваться за невыразительные десятилетия на рубеже XX–XXI веков.

Совсем недавно (02.06.24) Калининград с большим трудом справился с последствиями сильнейшего ливня. Ущерб, причиненный городу и его жителям оказался весьма существенным — стихия в очередной раз продемонстрировала свою силу. Будем надеяться, город извлек уроки и модернизирует ливневую канализацию. А представьте, что однажды в результате сильнейшего зимнего шторма по Преголе придет нагонная волна в 2–3 раза выше обычной… Дальнейший сценарий пусть дорисует ваше воображение. Со своей стороны считаю важным и своевременным предложить начать хотя бы проектирование защитных сооружений в устье Преголи, которые помогут нам предотвратить катастрофу.


ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И ФИНАНСИРОВАНИЕ

Любое начинание, любая идея почти всегда имеют своих сторонников и противников. Сказанное выше в полной мере относится и к моей дорожной карте по изменению облика столицы области. 

Нам давно известны аргументы наших оппонентов, в первую очередь, всегда указывающих на скудность регионального бюджета. И с ними не поспоришь — денег всем и всегда не хватает, и всегда найдутся те, кому они нужнее. Испокон веков так было, есть и будет. Но и города параллельно строились и будут продолжать строиться.

© Артур Сарниц

Приходится работать в тех рамках, что мы можем себе позволить, искать источники финансирования. Это вопрос приоритетов, понимания того, какие вложения принесут максимальную прибыль. 

© Артур Сарниц

Вторая по популярности заигранная пластинка про “новодел”. Мол, объекты, построенные здесь и сейчас, а еще и не самыми лучшими в мире строителями, вдобавок из сомнительного качества стройматериалов, никогда и никем не будут восприниматься как оригинальные, дошедшие до нас из глубины веков. Тут вспоминается поговорка о том, что не ошибается только тот, кто ничего не делает. Я бы и рад почивать на лаврах вместе с этими прекрасными людьми, но в отличие от них придерживаюсь более активной жизненной позиции — дорогу осилит идущий. Процитирую известного вам автора: “Если у тебя есть цель — беги к ней! Не можешь бежать — иди! Не можешь идти — ползи! Не можешь ползти — хотя бы ляг в правильном направлении”. То есть надо делать то, что мы можем, и не изводиться по поводу того, что можем мы не все. Сегодня — это, завтра — то. И строители есть, и материалы. Не один и не два замка поблизости восстановлены — и в Польше, и в Литве, и вот уже скоро мы увидим очнувшийся от почти векового сна замок Рагнит в Немане. За ним Гвардейск, Багратионовск, Полесск

А что касается качественной городской среды, то наш всеми горячо любимый Зеленоградск уже несколько лет задает тон. Почему им можно, а нам, в Калининграде, нельзя?!

Самую замечательную концепцию, самое разумное начинание можно испортить двумя вещами: поспешностью и небрежностью. Нам есть куда спешить, но нам не следует опережать наши возможности. Лучше хорошо сделать один квартал, чем испортить халтурой целый район. Халтуру нам не простят, она загубит всё и станет железным аргументом против продолжения работ. Слово «новодел» имеет негативную (даже презрительную) коннотацию не потому, что речь идет о построенном недавно, а потому, что таким образом мы говорим о спроектированном и построенном наспех, абы как. Плохим может быть не только новодел, но и реставрация исторического наследия. Если после реставрации или научной реконструкции с нуля вам не хочется вновь и вновь рассматривать детали объекта, если вас не тянет прикоснуться к кладке и ничто в нем не трогает ваше сердце, значит, реставраторы не вложили в свою работу душу.

© Артур Сарниц

Надо перестать работать для галочки, для отчетности, для плана и для освоения бюджета. Воссоздавать исторический центр надо для себя — для будущих поколений своей семьи, и тогда наш новодел станет живым творением, а не мертвым муляжом.

© Артур Сарниц

Третья проблема — идеологическая. Блок “коммунистов и беспартийных” напирает на то, что, дескать, мы предлагаем возрождать объекты немецкой культуры, а следовало бы, наоборот, культивировать в местных жителях российскую идентичность и формировать городскую среду с учетом этого аспекта. Что тут скажешь? Напрасно беспокоятся товарищи. Дискуссии о “германизации” были весомым аргументом в первые послевоенные десятилетия. Сейчас в КО живут третье, четвертое и пятое поколения людей, родившихся здесь и считающих эту землю со всей ее непростой историей своей родиной. Публично утверждать, что кого-то тут можно “германизировать”, уже несерьезно. А вот приятный район исторического центра, который будет приносить существенный доход в бюджет, нам не помешает. Пусть те, кому такой формат жизни и отдыха по душе, имеют возможность посидеть в уютных городских кафе, потратить свои честно заработанные деньги в хороших магазинах. Мы же не против того, чтобы те, кто любит спорт, проводили все свободное время на стадионах, рыбаки — с удочками, любители шашлыков — у мангалов... Всегда в любом сообществе будут самые разные люди. Надо договориться о правилах общежития и не мотать друг другу нервы — жизнь слишком коротка и прекрасна, чтобы тратить ее на взаимные претензии. Как уже было сказано выше, выходом в нашем случае является зонирование. И все, таким образом, обретут то, что им нужно. Одни — новый Калининград из стекла и бетона, другие — исторический центр с черепичными крышами, брусчаткой и толпами туристов. Уверен, найдется немало желающих в нем жить!

 

ПРОГРАММА ДЕЙСТВИЙ

Проект дорожной карты возрождения исторического центра, представляющийся мне реалистичным:(Программа-максимум без оглядки на какие-либо ограничения.)

  1. Разработать план реновации всего исторического центра — всей территории внутри Второго вального кольца. Причина: износ зданий и сетей, построенных в первые десятилетия после Второй мировой войны;

  2. Разработать градостроительный регламент для исторического центра, сделать его городским законом и строго соблюдать;

  3. Освободить исторический центр от избыточного транзитного автомобильного трафика, развивая объездные пути для автотранспорта, современный общественный транспорт, перехватывающие автостоянки, сеть велодорожек, пешеходные бульвары и построив еще 4–5 разводных мостов (в идеале намного больше — по формуле: 1 квартал = 1 мост);

  4. Увести Московский и Ленинский проспекты в туннели (см. выше);

  5. Демонтировать Эстакадный мост, воссоздав вместо него знаменитые Зелёный, Лавочный, Потроховый и Кузнечный мосты;

  6. Заново построить здания, формировавшие узнаваемый скайлайн исторического центра: замок Кёнигсберг, почтамт, Штайндаммскую и Новую Альтштадтскую церкви (кирхи), утраченные в ХХ веке. (Восстановление этих церквей приведет к возвращению улицы Штайндамм на свое законное место.) Восстановить исторический фасад здания БФУ на улице Университетской, вернув ему вдохновенный неоренессансный облик;

  7. Воссоздать в историческом центре районы Альтштадт и Лёбенихт, утраченные в ХХ веке, и улицы связывавшие их с другими частями города: Штайндамм (ул. Житомирская и Ленинский проспект, часть), Французскую (ул. Шевченко) и Форштадтскую Длинную (Ленинский проспект, часть);

  8. Вернуть к жизни городские набережные на протяженности не менее 5 км. Отреставрировать, наполнив новым функционалом, вальцовую мельницу и элеватор на Правой набережной;

  9. Переломить ситуацию с продолжающейся деградацией городского паркового хозяйства, негативно отражающейся на экологии, качестве городской среды и, в конечном счете, на инвестиционной привлекательности города. Послевоенный Калининград считался самым зеленым городом СССР. Это звание надо сохранить, не только приведя в порядок городские парки, но и заботясь обо всех зеленых насаждениях в городской черте;

  10. Развивать сеть трамвайных маршрутов двух видов — оригинальный для исторического центра и скоростной для других районов и пригородов.

  11. Обеспечить в историческом центре максимально высокий уровень соблюдения экологических стандартов. Сделать этот район флагманским в городе и области в деле использования новейших технологий энергосбережения.

  12. Ввести в историческом центре новый для города регламент, определяющий формат и требования к содержанию дворовых пространств.

Если будет разобран выработавший свой ресурс Эстакадный мост и через остров Канта пройдет Ленинский проспект (будет возрождена улица Кнайпхофская Длинная), то это неминуемо приведет к началу строительства на острове. В таком случае мой голос за воссоздание Кнайпхофа в том виде, в каком мы все им любуемся на фотографиях, сохранивших для нас облик этого уникального средневекового города-острова.

Все изложенное выше мы постарались отразить в рамках нашего проекта воссоздания исторического центра, который доступен на самом популярном сайте-агрегаторе видео.

Немного забегая вперед: планирую вскоре поделиться своей идеей восстановления сети каналов в Форштадте. Но об этом мы поговорим в другой раз, когда будем здесь подробно обсуждать, каким мог бы стать исторический центр, включающий воссозданные Альтштадт, Кнайпхоф, Лёбенихт, Штайндамм и Форштадт.



* — 13 июня 1724 года три прегельских города Альтштадт, Кнайпхоф, Лёбенихт были объединены под именем замка, вокруг которого они развивались с XIII века. 300-летию со дня объединения Альтштадта, Лёбенихта и Кнайпхофа на нашем сайте посвящена публикация серии статей Алексея Петрушина о районах города.

** — В один миг случается то, на что не надеешься годами. (Устойчивое латинское выражение.)


Все иллюстрации: 
© Артур Сарниц (2024)