/ Toruń – Torn

Замок Торн в Торуни

"Прибытие тевтонских рыцарей на Хелмнскую землю" (1713). 

Произведение экспонируется в Старой ратуше Торуни и является буквальной иллюстрацией к эпизоду "Хроники земли прусской Петра из Дуйсбурга", где рассказывается об основании первой тевтонской крепости в Торуни — на могучем дубе. На картине изображена встреча князя Конрада Мазовецкого с императором Фридрихом II и защита легендарной крепости на дубе от пруссов (они изображены художником как сарацины).

Торн (Торунь) стал первым замком Тевтонского ордена в Прибалтике. Он был построен в 1230–1231 гг. на подаренном Ордену плацдарме — Кульмской земле, или, как ее называли сами тевтонцы, в Кульмерланде. Свое название он получил в честь замка Торон в Палестине. Его координаты: 53.008953, 18.610752.

Когда в Кульмерланд на разведку прибыли сначала два, а потом еще пять орденских братьев, то по легенде, отраженной в «Хронике земли Прусской» Петра из Дуйсбурга, ими был сооружен некий наблюдательный пункт на дубе, который они оградили частоколом. Есть все основания полагать, что никакого дуба на самом деле не было, а из дубовых бревен было сооружено первое орденское укрепление-жилище. Около замка сразу возникло поселение, которому уже в 1233 году были даны городские права. Однако в 1236 году из-за постоянных разливов реки замок перенесли примерно на семь-восемь километров восточнее, поставив новый на месте старой славянской крепости, от которой сохранились валы. Уже получившее городские права поселение переехало вместе с замком. Торн и Кульм стали первыми городами, с которыми Орден заключил договор об условиях их существования на землях Ордена. При разработке договора с горожанами использовалось магдебургское городское право, которое было видоизменено в соответствии с местными реалиями и получило название кульмское право. Это право использовалось при подписании договоров и с другими городами на территории государства Тевтонского ордена, пережило сам Орден и только в XVII в. было заменено новым городским уложением. Кульмское право действовало не только на землях Ордена, но и в Польше, в т.ч. с городами на современных украинских и белорусских территориях.

Торунь

Еще до начала прусского восстания в 1260-м началась перестройка замка в камне. Строительство заняло не одно десятилетие. В результате получился несколько необычный для тевтонцев замок в форме подковы, оконечности которой замыкал прямоугольный флигель.

Замок имел две башни, встроенные в стены, высокую главную башню внутри замка и вынесенную надо рвом башню данцкера, которая также была оборонительной в случае военных действий. Вокруг этого комплекса, получившего название хохбург — верхний замок, был сооружен нижний замок, который представлял собой несколько эшелонов оборонительных стен (от 2-х до 4-х) с воротами и башнями, хозяйственные и вспомогательные постройки. По своим размерам и числу оборонительных рубежей Торн превосходил ту же Бальгу, но хроники отмечают, что арсенал вооружений и численность гарнизона в XIII–XIV вв. в нем были меньше, чем в северных замках. В это время Торн находился в глубоком тылу, а потому был недосягаем для прусских восстаний и литовских вторжений. В то же время замок Торн и город около него были важнейшим экономическим центром тевтонского государства. Замку принадлежало несколько мельниц, пивоварня, кузница. Перед Великой войной замковое хозяйство имело запас зерна в 550 тонн, 500 лошадей, 400 коров и быков, 3000 овец и коз, 600 свиней. Орденские документы также пишут о наличии 5000 сырных головок, четырех бочках сливочного масла, 16 бочках засоленного сала и многих других продовольственных запасах. Кроме того, Торн периодически становился местом переговоров и подписания документов: в 1329 году в нем был заключен договор о союзе Ордена и Чехии, а также заключены два судьбоносных для Ордена Торнских мира — Первый (1411) и Второй (1466).

Но в начале XV в. все поменялось кардинально. Обострение отношений с Польшей и уния Польши с Литвой привели к тому, что горячая точка теперь находилась на юге орденского государства, и Торн попадал в область вероятных боевых действий. Тем более что сама Кульмская земля тоже стала причиной раздора тевтонцев и поляков, поскольку поляки оспаривали законность ее приобретения Орденом, сомневались в подлинности грамоты о передаче Кульмерланда в собственность Ордена и легитимности положений Калишского мира (1343). Впрочем, начало войны не обернулось для Торна и других приграничных замков ожидаемой осадой, так как обе армии считали себя достойными безусловной победы, а потому искали генерального сражения, а не стали размениваться и атаковать замки. Такое генеральное сражение могло произойти под Торном, где польско-литовская армия впервые после перемирия 1409 года перешла границу. На поле под Торном тевтонцы загодя устроили полевые укрепления, но поляки сочли такую позицию невыгодной для себя, а потом от битвы отказались и ушли в Польшу, чтобы снова оказаться на территории Ордена значительно восточнее Торна.

После поражения Ордена в Грюнвальдской битве началась оборона орденской столицы — Мариенбурга. Пока там разворачивались основные на тот период боевые действия, другой польский отряд подошел к Торну. Небольшой гарнизон замка сопротивлялся две недели, но вынужден был сдаться превосходящим силам противника. После захвата Торн был отдан королем Ягайло польскому военачальнику и чиновнику Винсенту Грановскому, но в том же году он был отравлен агентами Ордена. К слову будет сказать, что супруга Винсента Грановского Елизавета (Эльжбета) Пилецкая была наследницей огромного состояния своего отца, а после смерти господина Грановского успела стать супругой самого короля Ягайло, который стал ее третьим законным мужем (еще один брак Эльжбеты был признан незаконным и расторгнут). Впрочем, в статусе королевы она пребывала недолго и спустя три года умерла, предположительно от туберкулеза.


Торунь

В 1411-м в Торне был подписан I Торнский мир, оканчивающий Великую войну. По положениям этого мира сам замок Торн оставался за Орденом, а новым комтуром назначен Эберхард Халленфельд.

Замок в ходе войны был изрядно поврежден, но за последующие 40 лет работы по его восстановлению так и не были закончены из-за острой нехватки средств. Впрочем, замковый арсенал успели несколько модернизировать: уже в 1413-м он включал в себя 19 единиц артиллерийского и ручного огнестрельного оружия. Дважды в 1414-м и 1422-м годах замок Торн осаждали польские войска, т.к. I Торнский мир не устранил все противоречия между Орденом и Польшей, что привело к двум небольшим по интенсивности войнам. Оба раза замок устоял. Причем между этими событиями случился показательный эпизод, когда в 1420 году в замке произошел пожар. Комтур замка обратился к горожанам за помощью, но те только смеялись над попытками рыцарей справиться с огнем.

Близость к польской границе и значительное число польского населения города Торна привело к тому, что он стал оплотом и зачинщиком в борьбе городов с Орденом. Для начала в 1440 году Торн выступил в числе других 20 городов Пруссии как учредитель Прусского союза городов. Орден пытался признать такой союз нелегитимным, сначала проиграл спор, потом, при поддержке германского императора, добился того, что Прусский союз был признан юридически незаконным. Но сами города и ход истории это признание уже не волновало. Орден перестал быть безраздельным хозяином на своей земле, а развитие европейского общества, экономики и военного дела привели к тому, что Орден как организация становился лишним на этой земле. В Европе шел интенсивный процесс образования полноценных наций, ядрами которых становились фигуры монархов, облеченные абсолютной властью. Но поскольку такого монарха не было в Пруссии, то горожане считали себя вольными давать присягу любому сюзерену, будь то польский король, Орден или еще кто-либо. И в этом они не видели никакого предательства национальных интересов, потому что не существовало самих таких интересов в принципе. С военной точки зрения Орден, как рыцарская организация, оказался уже устаревшей структурой. Теперь сотня горожан с неуклюжими аркебузами могла одним залпом отправить в лучший из миров десяток-другой хорошо вооруженных и годами оттачивавших военное мастерство рыцарей. Еще недавно такие потери характеризовали большое сражение с невосполнимой утратой для орденского братства, а сейчас это могло произойти в течение нескольких минут в начальной фазе битвы. Да и сам Орден все чаще прибегал к услугам наёмников, поскольку это было и безопаснее, и эффективнее. Таким образом, роль Ордена как главы государства и его военной силы стремительно катилась на убыль.


Торунь
Руины замка в Торуни. Город без потерь пережил Вторую мировую. Но замок там разрушили намного раньше.

Для Торна все началось 6 февраля 1454 года, на третий день Тринадцатилетней войны. В этот день к замку подошла делегация горожан Торна и потребовала комтура на переговоры, что само по себе было вопиющим нарушением феодальной субординации. Пораженные небывалой наглостью, все двенадцать рыцарей замка решили ворота не открывать и запросить столицу государства, что означает сей демарш и как на это должен отвечать гарнизон замка. Разумеется, они не знали, что подобные ситуации разворачиваются уже вокруг десятков замков Ордена.

Через два дня у стен замка появилось уже большое городское войско, которое потребовало сдачи замка. Комтур Альбрехт Келб ультиматум не принял, пригрозил бунтовщикам расправой и приготовился отражать штурм. Впрочем, вскоре стало понятно, что долго замку не продержаться, а никакой помощи от орденского войска не предвидится. Тогда комтур сдался горожанам на условиях сохранения защитникам жизни и свободы покинуть замок. Далее магистрат Торна решил, что само наличие орденского замка у его стен является постоянной угрозой, а потому замок должен быть снесен. Горожане такое решение приняли с воодушевлением и стали разбирать замок на стройматериалы. Вскоре от него осталась только башня данцкера и руины флигелей. После окончания войны в 1466 году Торн оказался на территории, отошедшей к Польше. Замок там больше не восстанавливали, наоборот — продолжили разбирать его остатки на кирпичи. Тем не менее, до наших дней дожила башня данцкера в несколько усеченном виде, также несколько изменена арочная галерея к ней. Башня и руины стен сейчас охраняются как памятник истории и архитектуры и включены в туристические маршруты.


Иллюстрации: Bildarchiv Ostpreußen, bildarchiv-ostpreussen.de, Михаил Огородников