/ Пруссия

Форпосты христианского мира в Пруссии

"Прибытие тевтонских рыцарей на Хелмнскую землю", 1713 г.

Картина хранится в Старой ратуше Торуни и является буквальной иллюстрацией записи из летописи Петра из Дусбурга XIV века, рассказывающей об основании первого тевтонского оплота в Торуни — на могучем дубе.

Рассказ о замках крестоносцев на территории региона, несомненно, следует начать с экскурса в историю Тевтонского ордена, обязанного своим возникновением, как и другие духовно-рыцарские ордены, крестовым походам в Палестину.

Тевтонский орден

Духовные (монашеские) ордены как объединения монахов под общими уставом и обетом появились в Европе задолго до первых крестовых походов. Но монашеские уставы исключали любое участие членов этих орденов в военных действиях. Паломничество же в Палестину сделало востребованными другие объединения — монашеский обет их участников сочетался с умением владеть оружием. Потому что первоначальной задачей рыцарско-духовных орденов была помощь паломникам, массово устремившимся к отвоеванным у «неверных» палестинским святыням. На этом начальном этапе ордены были крайне бедны, немногочисленны и существовали за счет средств донаторов, которые перечисляли им пожертвования. Военные силы этих объединений не шли ни в какое сравнение с феодальными армиями, направлявшимися в Палестину под предводительством европейских монархов. Однако заложенные в самой идее духовно-рыцарского ордена потенциальные возможности вскоре дали о себе знать.

Во-первых, численность орденов стала быстро расти. Дело в том, что правило майората, ставшее основой европейского гражданского законодательства, породило огромное количество рыцарей, которым необходимо было обрести какую-то духовную «пристань» и финансовую состоятельность.

По правилу майората в феодальной семье всё наследовал старший сын. К нему переходил титул и имущество родителей. Все остальные дети мужского пола в наследство получали только благородное происхождение, отличавшее их от простолюдинов.

Они не имели какого-либо дохода с феода и в самом удачном случае поступали на службу к своему старшему брату либо к иному сюзерену в обмен на жилище и средства к существованию. Их вступление в брак тоже было весьма проблематично, так как феодальный брак — это всегда объединение владений, а когда тебе нечего объединять, то и как жених ты весьма малоперспективен. Кроме того, дети, рожденные в таком браке, повторяли судьбу своих родителей — становясь такими же рыцарями без владений, занятыми поисками возможности поступить к кому-нибудь на службу. Неудивительно поэтому, что часть подобных рыцарей охотно принимала обет и вступала в духовно-рыцарские ордены. Помимо того, что в ордене тебе всегда было предоставлено жилище и питание, имелись и перспективы карьерного роста вплоть до высшего орденского руководства, значительную роль в таком выборе играла религиозная составляющая. В обществе, где практически отсутствовали наука, образование (кроме религиозного) и искусство, именно вера была основой духовного мира человека. Религиозность, служение делу Христа, защита интересов христианства вообще и христианской церкви в частности являлись почитаемыми в обществе деяниями. И, наконец, искренняя вера в воскрешение после смерти, в неотвратимость предстоящего Божьего суда также формировали ментальность средневековых европейцев. Таким образом, приток новых братьев в ордены был обеспечен самой социальной структурой общества. Кроме братьев, которые являлись полноправными членами ордена, имевшими возможность занять в нем самые высокие посты, в «семью ордена» входили также полубратья — лица благородного происхождения, служившие в ордене, но не принявшие монашеского обета. В большинстве орденов полубратья имели право голоса, могли занимать хозяйственные должности, обязаны были выступать в орденском войске, но не могли претендовать на высшие орденские должности.

Рыцарские ордена

Пять рыцарских орденов, оказавших влияние на историю Европы (слева направо): Орден Святого Гроба Господнего Иерусалимского, Мальтийский орден, Орден бедных рыцарей Христа (тамплиеры), Великий военный орден Меча святого Иакова Компостельского (Орден Сантьяго), Тевтонский орден.



Выше было упомянуто о перспективах орденских организаций в свете тогдашнего военного и хозяйственного уклада. Так вот, очень скоро рыцарско-духовные ордены показали, что имеют ряд преимуществ перед обычным феодальным войском монарха или крупного феодала. Прежде всего, орден обладал постоянным воинским контингентом, пребывавшим в режиме полной готовности к выступлению в случае необходимости. Орденское войско имело свойственную более поздним армиям единоначалие и дисциплину. Орденские должности хоть в какой-то мере распределялись с учетом заслуг, а не происхождения, так как формально все братья ордена были равны в правах.

Наконец, являясь по сути корпорацией и коллективным феодалом, орден и его члены действовали в едином ключе, ставя главной целью умножение могущества самого ордена, в то время как типичное светское феодальное войско было сборищем ярко выраженных индивидуалистов, обладающих собственным суверенитетом, ставящих собственную честь и доблесть выше общей задачи.

Тевтонский орден начинает свою историю в Палестине в 1190 году, когда немецкими паломниками был открыт госпиталь для собратьев по походу к святым местам. Первоначально этот госпиталь открывался при ордене Иоаннитов (Госпитальеров), но с самого начала предпринял шаги к достижению автономии. Уже 5 марта 1198 г. папской буллой госпиталь был преобразован в духовно-рыцарский орден, а через год получил окончательную независимость и устав. Его официальное название в переводе с латыни звучало как «Братья германской (тевтонской) церкви Святой Марии Иерусалимской», сокращенный немецкий же вариант названия звучал как «Немецкий орден». Существовало еще несколько вариантов названия ордена, но везде фигурировало слово «немецкий» в том или ином виде. Среди собратьев — других таких же духовно-рыцарских орденов — Тевтонский орден слыл неким «выскочкой», ввиду того, что процесс эволюции госпиталя в орден занял всего восемь лет. Несомненно, иоанниты и тамплиеры видели в Тевтонском ордене прямого конкурента, так как основной статьей дохода орденов были пожертвования, а количество донаторов было ограничено, и теперь часть этих пожертвований утекала тевтонцам. Впрочем, этот же факт подвел руководителей орденов к пониманию того, что для успешного существования такой структуры, как орден, необходим иной, более стабильный источник дохода, чем пожертвования. Поиски этого источника и привели впоследствии к образованию орденских государств. Так как в средние века самым надежным доходом было кормление за счет земли, точнее, за счет труда крестьян на ней, а также налогов с городов, то путь к финансовой независимости лежал через крупное землевладение, полный суверенитет над собственной территорией и проживающими на ней людьми — то есть через создание типичного феодального государства, где роль корпоративного феодала играл бы сам Орден.

Посвящение в рыцари

Здесь следует обязательно сделать оговорку: никакого двуличия и нарушения монашеского обета бедности в таком стремлении не было. Богатеть должен был сам Тевтонский орден, а не его братья, в т.ч. находившиеся на верховных должностях.

В XIII веке устав ордена соблюдался очень тщательно, а побудительной силой в стремлении к землевладению и богатству была вера в Бога, в торжество учения Христа и свою историческую миссию на земле, осуществлению которой собственное государство и деньги весьма бы способствовали. По сути, нам не в чем упрекнуть орденских правителей: никто из них не выводил средства из Ордена в какую-нибудь тайную личную собственность, наоборот, ресурсы орденского государства действительно направлялись на борьбу с язычниками, поддержку распространения христианства и расширения католического мира. И когда в начале XV века задачи, для которых создавался Тевтонский орден, были исчерпаны, а близ орденских границ не осталось языческих территорий, сам Орден быстро пришел в упадок.

 

Почему Прибалтика?

Ответ достаточно короткий и парадоксальный: случайная закономерность. То, что против пруссов рано или поздно был бы создан какой-либо союз — это закономерность. Более того, попытка его создать предпринималась непосредственно перед вторжением Тевтонского ордена на прусские земли. Это был «орден местного значения» — Добжинский, созданный из местного дворянства по инициативе Конрада I Мазовецкого, князя, более остальных страдавшего от регулярных прусских набегов. Однако орден этот был малочисленным, недостаточно боеспособным и весьма бедным, последнее в те времена напрямую коррелировалось с боеспособностью, так как она зависела от индивидуального вооружения воинов, а стоимость полного доспеха и хорошего оружия была очень высокой.

Почти в то же время, когда Конрад I Мазовецкий и братья Добжинского ордена безуспешно противостояли пруссам, Тевтонский орден потерпел обидное политическое поражение в Венгрии. Призванный венгерским королем Андрашем II для борьбы с половцами, угрожавшими восточным окраинам Венгерского королевства, Тевтонский орден успешно занял приграничные территории и выстроил там пять замков (два из которых — Мариенбург и Кройцбург — в будущем дадут свои имена замкам в Пруссии). После этого венгерскую знать и самого короля Андраша II начали терзать смутные сомнения, что чрезмерное укрепление Тевтонского ордена в пределах королевства и на его границах в будущем создадут Венгрии значительные проблемы. Поэтому, несмотря на папский протекторат, Ордену в ультимативной форме было приказано «сворачиваться» и покинуть королевские владения.

Пруссия
Пруссия на средневековой карте Прибалтики.

Это был серьезный удар по тогдашнему великому магистру Ордена Герману фон Зальца и его попыткам закрепиться в Восточной Европе. Дело в том, что в это время в Тевтонском ордене существовали две партии, одна из которых во главе с магистром продвигала политику создания собственного государства в Европе, другая же считала, что все задачи Ордена лежат на территории Палестины. 

Несомненно, что неудача в Венгрии дала все козыри в руки сторонникам палестинского пути развития. Поэтому, получив приглашение Конрада выступить в крестовый поход против язычников-пруссов, Герман фон Зальца не спешил, так как еще одна неудача могла стоить ему поста великого магистра. На этот раз он действовал более чем обстоятельно, получив гарантии от всех заинтересованных лиц — папы Григория IX, императора Священной Римской империи Фридриха II и самого Конрада Мазовецкого. Согласно буллам папы и императора, а также грамоте от князя Конрада Орден получал в дар Кульмскую землю, а также все завоеванные языческие территории в Пруссии. Эти условия отрывали путь не только для завоевания прусских земель, но и для закрепления на них суверенитета Тевтонского ордена. В 1230-м в Кульмскую землю прибыл первый тевтонский отряд Конрада фон Ландсберга, который, по хроникам, состоял из семи рыцарей и до сотни оруженосцев. Из тех же хроник следует, что с помощью князя Конрада ими был сооружен первый орденский замок на Кульмской земле — Фогельзанг («Птичье пение»). С этого легендарного замка и началось тевтонское покорение Пруссии, сопровождавшееся массовым строительством подобных сооружений, многие из которых дошли до наших дней в том или ином виде.

 

Зачем так много замков?

Средневековый замок — это, прежде всего, крепость, в большинстве случаев — укрепленная резиденция феодала. Поскольку в русском языке значение слова «крепость» весьма широкое, применяемое к большому разнообразию фортификационных объектов разных эпох, то мы договоримся называть средневековые укрепления именно замками, несмотря на то, что иногда оно может иметь несколько непривычный для знакомого нам по сказкам «замка» вид. В русском языке часто словом «замок» называют дворец, особенно если он стилизован под замок. На самом деле прямой немецкий перевод слова «замок» — das Schloß — означает как кирпичное, так и деревянное и даже земляное сооружение, как раз исполняющее роль резиденции некоего лица или лиц, управляющих подвластной территорией. А иное укрепление средневекового периода, не служившее для постоянного проживания, а лишь для отражения врага или временного укрытия от него, называлось Feste или Schanze. Далее в тексте мы будем называть его просто «укреплением». 

Сказать, что в Европе в XIII веке было много замков, — это не сказать ничего. Количество замков исчислялось десятками тысяч, территория Англии, Франции, Италии ими была особенно богата. А в иных провинциях их плотность была такова, что при ее переносе на территорию нашей Калининградской области здесь было бы не менее 150 феодальных замков. Сами замки имели разные формы и размеры, строились из разных материалов по степени их доступности в той или иной местности, но, несомненно, у них были общие черты. 

Во-первых, это ограда, замковая стена. Первоначально деревянная или деревянно-земляная, а затем из природного камня или кирпича, эта стена служила главной оборонительной преградой, основным рубежом защиты от осаждавшего противника. Стоявший на стене воин имел важное для той эпохи преимущество перед противником по высоте над уровнем земли. Он мог бросать сверху на противника камни, лить кипяток или кипящую смолу, его стрела поражала противника на большем расстоянии, чем мог стрелять из такого же лука или арбалета воин нападавшей стороны. В конце концов, обороняясь на стене, можно было поочередно убить и сбросить с нее десяток взбиравшихся солдат врага без какого-то ущерба для себя.

Во-вторых, это преграда перед стеной, лучшей из которых был водный ров. Такой ров исключал быстрое перемещение противника под стены замка, где под мощным щитом из бревен (т.н. котом) можно было бы начать разрушать стену замка.

В-третьих, это как минимум одни ворота и подъемный мост перед ними.

Все остальные элементы в замке: башни, навесные бойницы — машикули, хорды, оборонительные галереи, цитадель — донжон или бергфрид, чаще всего присутствовали в замках, но не были строго обязательными.

В целом замки Тевтонского ордена очень напоминали типичные феодальные замки, но был и ряд отличий, присущих именно тевтонской школе строительства замков. Связаны они были прежде всего с тем, что замок был корпоративной, а не частной собственностью и являлся элементом общей орденской инфраструктуры. Орденские замки чаще всего имели внушительные помещения для административной деятельности — помещения для приемов и аудиенций, залы для заседаний орденских органов власти, залы для приема пищи (ремтер). Также присутствовал госпиталь (фирмарии), помещения, где могли остановиться гости ордена. Из хозяйственных построек выделялись обширные зернохранилища. Орденские замки характерны вынесенным за пределы оборонительных стен укрепленным туалетом в виде башни — данцкером, который при осаде выполнял роль дополнительной башни. Также большинство орденских замков имели обширный форбург — «предзамок». Форбург одновременно являлся дополнительным эшелоном обороны, мог служить укрытием для крестьян, лошадей, скота, а в мирное время использовался для хозяйственной деятельности. От французских или итальянских феодальных замков орденские замки отличают простота форм, минимализм во вспомогательных оборонительных сооружениях, меньшее число рубежей обороны. Вероятно, это связано с рациональным подходом к использованию имеющихся ресурсов и с уменьшением стоимости строительства. В отличие от армий Западной Европы враги Ордена — пруссы и литовцы — не обладали совершенными навыками взятия замков штурмом, предпочитая либо осады в надежде взять защитников измором, либо (чаще всего) ограничивались разорением территории за пределами замка.

Рёссель
Замок Рёссель (Решель, Польша).

Поэтому задачей гарнизона замка являлось выдержать первый натиск и дождаться прибытия подкрепления. Если же гарнизон замка был достаточен для самостоятельного отражения нападения неприятеля, то тевтонцы предпочитали давать бой за пределами замковых стен, где орденская тяжелая конница имела подавляющее превосходство над пруссами или литовцами. Замок в этом случае позволял рыцарям не дать себя застать врасплох, а также укрыться от язычников местному крещенному населению.

Бытует мнение, что замки Ордена строились таким образом, чтобы находиться друг от друга на расстоянии суточного перехода, которое равнялось примерно 25–30 км. Возможно, это обстоятельство и учитывалось, но не было определяющим. В Пруссии во многих областях замки располагались и ближе, но, к примеру, замки Рагнит (Неман) и Тильзит (Советск) отстояли от ближайших замков Георгенбург (Маёвка) и Лаукишкен (Саранское) на расстоянии более 50 км. Так что условие это было как минимум не обязательным. Кстати, братьям Ордена дозволялось ночевать вне замков лишь в крайних случаях. В 28-й главе устава Ордена было сказано, что «Если ночь застанет их в дороге, они могут, после Повечерия или до Заутрени, говорить на темы нужные и честные, но не в гостинице после Повечерия, исключая случаи вышеописанные. Должно им избегать гостиниц и мест с плохой репутацией; также должно иметь им свет в комнате своей всю ночь, дабы не случилось ничего плохого с их репутацией или же имуществом». Поэтому густая сеть замков позволяла братьям не сталкиваться с искушением и не портить себе репутацию. Но все-таки определяющими в выборе места строительства замка служили три фактора:

1. Создание непрерывных цепей из опорных пунктов (как, к примеру, линия замков в Замланде, служившая для защиты от литовских набегов, или ряд замков по берегам Прегеля).

2. Необходимость иметь орденские органы власти в какой-либо местности, для жителей которой в замке располагались местная администрация, суд и налоговая служба.

3. Наличие прусского вального укрепления, существенно снижавшего затраты на возведение замка.

Все замки крестоносцев в Пруссии условно можно классифицировать следующим образом: по принадлежности — на орденские и епископские, по рангу — на комтурские, фогтские и пфлегерские, а также небольшие замки-убежища. Следует сказать, что епископские замки являлись собственностью епископов, стояли на их территориях, полученных в результате раздела прусских земель, не имели орденских властных структур, но при этом широко использовались самим Орденом для военных целей.

 

Что нам стоит Шлосс построить

Обычно в книгах по истории покорения Пруссии пишут так: «в таком-то году Орден построил замок», ну или «рыцарями Ордена был построен замок». Воображение читателя тут же рисует картинку, как рыцарь слезает с боевого коня, переодевает латы на рабочую одежду и начинает класть кирпичи, возводя башню будущего замка. В общем-то в этой картинке достоверного нет ничего. Люди благородного происхождения, вступая в духовно-рыцарский орден, отдавали, конечно, себе отчет, что жизнь их будет полна труда, пота, лишений и крови, но не настолько, чтобы на несколько лет переквалифицироваться в каменщика. Да и подавляющее большинство замков не возводилось сразу в камне, разве что в самое позднее орденское время. А башни строились на завершающем этапе, или даже не строились вообще.

Тильзит
Замок Тильзит (Советск).

В Средние века замок для феодала был самым дорогим из удовольствий. Конь обходился дорого, доспехи и оружие обходились очень дорого, но замок по стоимости не шел с ними ни в какое сравнение. И точно так же дорого замок обходился Ордену, у которого было лишь одно преимущество в том, что он мог привлекать для строительства какого-то конкретного и очень нужного замка все имевшиеся ресурсы, перенаправляя их с одних земель в другие. Но, тем не менее, экономия и разумная необходимость сопровождали орденскую строительную деятельность на всем ее протяжении.

На первоначальном этапе разумная необходимость подсказывала, что худшим сценарием для орденского отряда было бы внезапное нападение численно превосходящего противника. Внезапного настолько, чтобы рыцари не успели надеть доспехи, сесть на лошадей и выстроиться в боевой порядок. Но уже простейшее вальное укрепление с бревенчатым частоколом, сторожевой вышкой и выставленными дозорами делало такое нападение весьма проблематичным. Экономия же заставляла сооружать такие укрепления на валах захваченных прусских крепостей и городищ. Эксперименты показали, что пятидесятиметровое (в диаметре) вальное укрепление 200 человек сооружают примерно за десять дней каторжного труда. Притом что частокол на уже готовом валу эти же 200 человек возведут всего за сутки. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что первоначальные орденские укрепления возводились в течение очень короткого времени силами самих рыцарей и их оруженосцев с использованием труда пленных, если таковые имелись. Как известно, физический труд, в том числе строительство считался одним из видов монашеского послушания, а потому вполне можно представить, как орденский отряд, только что занявший прусское городище, копает ямы под бревна частокола, рубит лес, сооружает смотровую вышку.

Но уже следующий этап в строительстве замка — превращение его из простейшего убежища с частоколом в достаточно мощное деревянно-земляное укрепление, несомненно, проводился с широким использованием привлеченной рабочей силы. Нередко можно встретить утверждение, что использовался труд прусских крестьян и захваченных в плен прусских воинов. Однако стоит только мысленно представить процесс такого строительства, как понимаешь, что просто это только на бумаге. Вообразите себе, что вы возглавляете такое строительство. У вас есть силовая поддержка в виде хорошо вооруженных воинов, у вас есть пара деревень поблизости, у вас есть еще пара сотен пленных и даже переводчик, т.к. ни вы прусского языка не знаете, ни они ни слова не понимают на вашем. Да, можно объяснить через переводчика и старейшин в деревнях, чего вы от них хотите. Можно согнать мужское население на место строительства и заставить работать пленников. Но тут вдруг окажется, что на всю деревню имеется всего пять железных топоров, а остальные пользуются либо примитивными каменными, либо берут железный взаймы у соседа. Не лучше обстоят дела с лопатами. Совсем нет гвоздей. Посланные в лес за бревнами пленники норовят удрать, либо же их сотоварищи, засевшие в лесу, строят планы напасть на охрану и освободить пленных. И в довершение — вся эта орава крестьян и пленных нуждается в хорошем питании, т.к. голодными они попросту не смогут работать. Причем эти неквалифицированные и малоэффективные «строители» едят ровно столько же, сколько мастера своего дела из строительных цехов и артелей, оставшиеся в Германии. Последним, конечно, надо платить и как-то доставить в Пруссию, но без них строительство замков превращалось в трудновыполнимую задачу. Впрочем, иногда рыцари строили небольшие деревянные замки при помощи принявшей крещение местной знати: вождям пруссов, перешедшим на сторону христиан, Орден сохранял не только властные полномочия, но и давал новые привилегии, раздавал в управление прусские крепости, которые предписывалось укрепить собственными силами.

Часто наследников этих вождей Орден брал в заложники — они удерживались в орденских замках, где воспитывались в духе европейской христианской культуры. Так рождалось прусское дворянство, которое в значительной степени будет состоять из этнических пруссов и их онемеченных потомков.

Хайльсберг
Замок Хайльсберг (Лидзбарк-Варминьски, Польша).

Между тем, второе прусское восстание, начавшееся в 1260 году и именуемое в хрониках «вторым прусским вероотступничеством» за то, что в нем приняло участие множество крещенных и давших клятву Ордену пруссов, показало, что деревянные замки не являются серьезной защитой от мятежников. Тем более что брать такие крепости орденские братья их научили своим же примером. Во время этого восстания в хрониках упоминается об использовании пруссами осадных метательных орудий. Но в основном главным средством разрушения деревянных укреплений был их поджог. Во время второго прусского восстания на территории Калининградской области (в Натангии и Самбии) были взяты и разрушены все орденские замки, кроме Бальги и Кёнигсберга, которые уцелели потому, что пруссам не удалось блокировать снабжение этих замков по воде.

Когда прусское восстание было подавлено, то, разумеется, встал вопрос о перестройке основных замков в камне. И вот здесь уже без помощи строительных артелей из Германии было не обойтись вовсе. Такие артели каменщиков путешествовали по Европе, подряжаясь возводить или ремонтировать феодальные замки. Труд этих артелей был весьма востребован, вплоть до того, что заказчикам приходилось вставать в очередь, ожидая окончания строительства предыдущего объекта. При этом артели сознательно не конкурировали друг с другом, у всех была очень схожая цена работ и сопоставимое качество их выполнения. Конкуренция между цехами и артелями в то время не просто не приветствовалась, а была запрещена цеховыми уставами и городскими законами. Как правило, договор на строительство предусматривал не только денежное вознаграждение строительным мастерам и каменщикам, но и натуральную часть оплаты: тщательно оговаривалось кормление работников, количество выставляемого заказчиком пива, условия проживания на объекте, охрана работников от лихих людей и прочее.

Строительство замка в те времена, как уже отмечалось выше, было очень дорогим удовольствием. Примечательно, что в сопоставимых ценах стоимость работ была близка к тому, сколько бы они стоили в наше время, если бы квалифицированных специалистов наняли возводить копию замка с использованием идентичных технологий, механизмов и материалов. Именно поэтому как раз в эпоху начала каменного строительства Орден предпринимает ряд шагов по укреплению своей экономики и, прежде всего, увеличения статей доходов. Первым делом все прусское крестьянство и землевладельцы покрупнее были обложены налогами (податью), величина которых была существенна, но не разорительна. Тогда же началась торговля патентами (привилегиями), например, на открытие трактиров или пивоварен.

Особой статьей дохода стало Кульмское право. По этому праву субъект (частное лицо или целое поселение) получали наследное право на землю, определенный суверенитет, права и некоторые свободы на своей территории. Взамен они обязывались уплачивать денежный и натуральный сбор, а также предоставлять вооруженное ополчение. Размер и минимальные требования к вооружению которого определялись величиной земельного участка.

При этом подчеркиваю, что Кульмское право давалось не только поселениям (городам), но и свободным (не обязательно знатным) гражданам, которые в немецком языке стали именоваться «кёлльмерами» (Köllmer), что являлось производным от топонима «Кульм». Как правило, кёлльмер получал несколько десятков хуфов земли. Хуф равнялся примерно 17 га и считался наделом, с которого могла кормиться одна крестьянская семья. Кроме того, кёлльмеру давалось право на открытие трактира, пивоварни, мельницы или какого-либо другого доходного объекта, его же обязывали привлечь на полученную землю арендаторов, собирать с возникшего поселения ренту и уплачивать Ордену сборы по Кульмскому праву. Такая система способствовала быстрому освоению земель и увеличению поступления доходов в казну Ордена. Кстати, даже после официальной отмены Кульмского права в 1620 году муниципалитеты, деревни и частные лица продолжали жить по законам, выработанным на его основе. Кёлльмеры же как сословие существовали в Пруссии вплоть до падения Германской империи в 1918 году.

 

 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼

Замок Кёнигсберг

КЁНИГСБЕРГ

История замка Кёнигсберг была опубликована на нашем сайте ранее, и мы решили не дублировать ее здесь, но предлагаем всем желающим ознакомиться перейти по этой ССЫЛКЕ.

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

 

 

БАЛЬГА

► РФ, Калининградская обл., Багратионовский р-он
Координаты: 54.552526, 19.968113
Состояние объекта (2020): Величественные руины на берегу залива.


Важной поворотной точкой в завоевании Пруссии стал захват рыцарями Ордена прусской крепости Хонеда и сооружение на этом месте замка Бальга. Расположение Бальги на берегу залива Фришес (Калининградский) с одной стороны делало его плацдармом в Натангии, откуда должно было начаться покорение этой прусской земли, с другой — позволяло замку избежать полной блокады и получать снабжение по воде. Пруссы не располагали какими-либо серьезными средствами для войны на море, а потому даже весьма скромный тевтонский флот был здесь хозяином положения. С суши же местность прикрывало болото, через которое по гати проходила единственная дорога. Близ замка не было ручья, на котором можно было соорудить мельницу, которая являлась непременным атрибутом тевтонских укреплений. Из положения Орден вышел, соорудив в нескольких километрах от Бальги укрепленную мельницу с небольшим гарнизоном.

Через три года после захвата Хонеды началось прусское восстание. Положение Ордена осложнилось тем, что к восставшим примкнул поморский (т.е. по сути польский) князь Святополк.

В северной части завоеванной Орденом территории восставшими были взяты все замки и временные укрепления. Пруссам противостояли только Бальга и Эльбинг. 

Для блокады Бальги пруссы построили две временные крепости — Партегаль и Скрандин. Тевтонцы не остались в долгу и использовали бывшую прусскую крепость Шнекенберг как передовое укрепление. Фактически здесь на Бальге развернулось сражение за Натангию. Первоначально успех был на стороне пруссов: им удалось взять крепость Шнекенберг и укрепленную мельницу. Рыцарские гарнизоны были уничтожены. В ответ к крестоносцам по заливу прибыло подкрепление в виде отряда герцога Отто фон Брауншвейга. А затем рыцари использовали перешедшего на их сторону прусса Поманде и заманили прусское войско в ловушку, где, по свидетельству летописца Петра фон Дусбурга уничтожили его в бою. Обе прусские крепости были сожжены и разрушены. Бальга выстояла и на этот раз.

В 1246 г. отряды Ордена разорили поморские земли, Святополк вынужден был признать свое поражение и к 1248 г. выйти из союза с пруссами. Пруссы остались без союзника, и Орден двинул свои отряды из Бальги вглубь Натангии. Однако первая попытка вторжения завершилась поражением — орденское войско попало в засаду и было уничтожено. Но следующие военные походы заставили пруссов заключить в 1249 году Христбургский мир на условиях Ордена.

Во время перемирия Бальга отстраивается, рвы углубляются, построены ворота с подъемным мостом. В 1250 году крепость становится резиденцией комтура. Первым комтуром Бальги (1250–51 гг.) стал орденский брат Майнгот. В 1254 г. Бальга стала базой для известного похода чешского короля Оттакара II против пруссов, в результате которого была покорена Самбия и заложен Кёнигсберг.


Бальга
Замок Бальга в начале XIV в. Реконструкция А.П. Бахтина, рисунок А.М. Осипова.

Новое, самое мощное, прусское восстание поднялось в 1260 г. И снова пали один за другим орденские замки в Самбии и Натангии, теперь оборону держали Кёнигсберг и Бальга. Оба замка выдержали осаду, а после того как она была снята подоспевшей помощью из германских княжеств, а само восстание подавлено, началась перестройка замка Бальга в камне, которая в целом завершилась к 1290 г.

Замок стал одним из самых колоссальных сооружений Ордена. Руины того здания, что можно видеть сегодня, — это всего лишь небольшой фрагмент форбурга (предзамка). На самом деле замок занимал все плато, имел форбург и собственно замок, отделенный от него внутренними стенами и рвами. Их остатки можно наблюдать и сейчас. Здание самого замка было пяти- или шестиугольное и состояло из трех флигелей с сводчатыми подвалами и двумя-тремя этажами над ними. Здесь были зал капитула, трапезная, замковая капелла и жилые помещения. Венчал все это сооружение оборонительный ход на уровне третьего этажа. На юго-западе стояла главная башня. В форбурге размещались фирмария для старых и больных орденских братьев, госпиталь, оборонительные и сигнальные башни, служебные помещения, склады, помещения для гостей, кузница, конюшня, хлев и др.

Несмотря на то, что военные интересы Ордена переместились на северо-восток от Бальги к границе с Литвой, замок продолжал играть важную роль в орденском государстве. Должность комтура Бальги считалась почетной и сулила дальнейшее продвижение по орденской иерархии. Достаточно сказать, что комтурами в Бальге были такие великие магистры Ордена, как Дитрих фон Альтенбург, Генрих V Ройсс фон Плауэн, Винрих фон Книпроде, Ульрих фон Юнгинген.

В ходе Великой войны (1409–1411) после разгрома Ордена польско-литовским войском при Грюнвальде комтур Бальги Фридрих фон Цоллерн отказался сдавать замок прибывшему под ее стены войску противника. Мощь замка и решительность его гарнизона заставили поляков отказаться от идеи осады Бальги. В дальнейшем сам факт, что за Орденом остались такие мощные опорные пункты, как Бальга, Кёнигсберг и Мариенбург, весьма положительно сказался на итогах Первого Торнского мира. 

Бальга

Бальга несколько раз подвергалась атакам сторонников Прусского союза городов в ходе Тринадцатилетней войны (1454–1466). В июле 1457 г. замок штурмовали отряды из Данцига и Эльбинга. Затем Бальгу осадили наемники из Богемии. Последний, самый мощный штурм состоялся уже в 1466 г., когда взять замок пытались объединенный отряд из горожан Торна, Мариенбурга, Данцига и Эльбинга. Замок так и не был ни разу взят, хотя его гарнизон понес значительные потери, а вся местность вокруг была разорена. После войны комтурство Бальга пришло в упадок.

Сказалось как разорение в период боевых действий, так и в целом не самое удачное расположение замка у мелководья и в отсутствие реки поблизости. Комтурство сначала упразднили до фогства, а затем было учреждено замковое комтурство, т.е. собственно замок без подчиненных территорий, которое было, скорее, почетным званием. Бальга неуклонно теряла свое военное и административное значение. Поселение у замка так и оставалось деревней, не перерастая в город, как это случилось у других крупных и не очень крупных замков. Последний раз свою военную мощь замок Бальга продемонстрировал в 1520 г. в ходе Войны всадников. К тому времени его стены уже были обвалованы грунтом для защиты от осадной артиллерии.

Последний комтур Бальги Ганс фон дер Гамбленц в 1525 году по распоряжению герцога передал замок под управление первому евангелическому епископу и соратнику Альбрехта Георгу фон Поленцу. Это была своего рода благодарность герцога за помощь и поддержку в его начинаниях. В помещениях замка расположились административные органы управления прилежащей территорией (амтом), в том числе полиция и судебные органы. Но если военные передряги поддерживали жизнь замка, то мирная жизнь его окончательно убила. Содержать огромное строение, не имеющее более военного значения небогатому герцогству Пруссия было накладно. Замок без ремонта и ухода все больше разрушался. В 1584 г. произошло обрушение данцкера и части стен зданий.

С конца XVII века замок планомерно разбирался на стройматериалы, а в 1701 г. королем Фридрихом I ему был подписан окончательный приговор — строения замка следовало разобрать, а обломками укрепить берега рвов и каналов у крепости Бальга. 

К 1790 г. были снесены все здания, кроме одного строения форбурга, которое использовалось для хозяйственных нужд и в качестве навигационного знака.

В конечном итоге и оно было бы снесено, но к первой четверти XIX века европейцы начали понимать, что кроме хозяйственных, художественных и религиозных ценностей есть еще ценности исторические. Лишь с этого периода начался этап целенаправленного сохранения исторических построек, который коснулся и Бальги. В 1834 г. при содействии каммер-президента фон Ауэрсвальда остатки замка попали под государственную охрану, а позже исследованы и отреставрированы. Замок и местность вокруг стали объектом исторического туризма, коим пребывали до начала Второй мировой войны. В ходе Восточно-Прусской операции замок оказался в эпицентре боев по ликвидации прижатой к заливу немецкой группировки и получил фатальные повреждения от артиллерийского обстрела.

После войны полуостров, где располагалась Бальга, стал популярным местом у туристов, руины форбурга использовались как тренажер для скалолазов. Также в окрестностях замка пытались искать спрятанные культурные ценности, в т.ч. и Янтарную комнату, но находили только множественные боеприпасы и ржавое оружие минувшей войны. Позже руины замка получили статус объекта культурного наследия, но на деле не охранялись и продолжали разрушаться. Лишь последнее время развернулась работа по созданию у замка природного парка с охранным статусом.

 

КРОЙЦБУРГ

► РФ, Калининградская обл., Багратионовский р-он, пос. Славское
Координаты: 54.49457120.440133
Состояние объекта (2020): Сохранились два небольших фрагмента стен.

Вторым по дате основания замком на территории Калининградской области стал Кройцбург (пос. Славское, Багратионовского г/о). Замок Кройцбург основан в 1241 году Отто фон Брауншвейгом на месте прусской крепости Витиге. В 1243 г. сожжен восставшими пруссами, но уже в 1253 г. восстановлен. В 1260–1263 годах во время второго прусского восстания замок подвергся осаде. Когда у осажденных кончились запасы продуктов, они попытались покинуть замок, но так как лошади были съедены тоже, пруссы догнали беглецов и перебили всех, кроме двух рыцарей, которым удалось добраться до Бальги. В 1273 г. замок отстраивается вновь, а в 1309 г. перестраивается в камне. В это период на короткое время (1275–1277) Кройцбург стал комтурской резиденцией и замком фогта Натангии, но вскоре ее перенесли в Бранденбург (Ушаково).

Кройцбург

31 января 1315 г. поселение у замка Кройцбург получило от маршала Ордена Генриха Плоцке кульмское городское право. В том же 1315-м в Кройцбурге построили церковь. 

Кройцбург

В первый год Тринадцатилетней войны (1454–1466) замок был захвачен отрядами Прусского союза. Однако уже в 1455 году отбит Орденом. После этого Кройцбург несколько раз был атакован, город неоднократно грабился и горел, но сам замок полякам и сторонникам Прусского союза взять не удалось. В II Торноском договоре замок Кройцбург упомянут как оставшийся за Тевтонским орденом. Долги Тевтонского ордена по результатам II Торнского мира заставили гроссмейстера Людвига фон Эрлихсхаузена заложить Кройцбург за 2383 марки предводителям наемных отрядов Ансельму Теттау и Михаэлю Гройзингу. В 1497 году его выкупил епископ Иоганнес из Ризенбурга, а в 1505 г. владельцем стал его преемник Хиоб фон Донебек.

В 1520 году в ходе Войны всадников Кройцбург был атакован поляками, но устоял и не был взят. После секуляризации Ордена замок Кройцбург переходил из рук в руки, пока в 1565 году не был подарен герцогом Альбрехтом фон Бранденбург Паулю Скалиху, авантюристу и герцогскому фавориту. После его бегства в 1566 г. замок при отсутствии должного ухода начал разрушаться. Им попеременно владело несколько прусских вельмож, но никто не задерживался в нем надолго. В 1585 году Кройцбург был выкуплен государством. В XVII–XVIII вв. Кройцбург окончательно стал провинциальным городком. Замок активно разбирался на стройматериалы. К концу XVIII в. от него остались небольшие остатки стен и фундаменты. В 1881 г. владелец мельницы в Кройцбурге Райхерман организовал археологические раскопки в замке. В наше время от замка Кройцбург остался замковый холм и небольшой фрагмент стены. Рекомендуется (также как и замок Бальга) к посещению людям, вооруженным старыми планами замка и богатым воображением. Увы, но, стоя на замковом холме, представить можно больше, чем узреть.

 

КАЙМЕН

► РФ, Калининградская обл., Гурьевский р-он, пос. Заречье
Координаты: 54.78450720.887089
Состояние объекта (2020): Сохранились фрагменты стен до уровня второго этажа.


Официальная дата основания замка Каймен — 1261 год. Прусская крепость на его месте существовала и до тевтонского вторжения. Крепость была захвачена в январе 1255 года во время похода короля Оттокара II, после чего передана перешедшим на сторону Ордена пруссам, которые позже подтвердили свою верность во время прусского восстания. После первого раздела прусских земель между Тевтонским орденом и епископом местность Кайм (Caym), или Каймис (Caymis), осталась за Орденом. В 1261 году прусская крепость была перестроена как замок ордена. Тогда же начало образовываться поселение у стен крепости. В 1299 году Каймен передан прусскому нобилю за преданность Тевтонскому ордену. В 1308 году крепость захвачена литовцами и сожжена. После этого захвата решено было перестроить Каймен в камне, что и было сделано в 1330–1352 годах. По окончании строительства замок Каймен представлял собой, вероятно, двухфлигельное здание с обширным форбургом. После перестройки замок пережил несколько литовских набегов, но каждый раз гарнизону удавалось отбить штурм. С 1424 года в Каймене располагался каммерамт, относящийся к комтурии Кёнигсберга. После Тринадцатилетней войны (1454–1466) замок Каймен был отдан командиру наемников в качестве погашения долга. 3 сентября 1525 г. замок захватили восставшие крестьяне, взяв в плен управляющего амта Андреаса Риппе. Герцог Альбрехт пригрозил восставшим жестоким подавлением, после чего восстание стихло. Риппе был отстранен от должности, а зачинщики восстания казнены (вот такое было компромиссное решение). В 1668 г. по распоряжению курфюрста Фридриха Вильгельма была перестроена внутренняя часть замка. 

Каймен

10 октября 1758 года в Каймене состоялось подписание капитуляции Восточной Пруссии, после которого «ключи от ворот Кёнигсберга и форта Фридрихсбург» были переданы русскому командованию.

В 1782–1783 гг. замок расширен и перестроен архитектором Глязиусом Бервартом. Были снесены некоторые стены и башни, замок приспособлен под административные, а не военные нужды. В предвоенное время замок сдавался в аренду.

Советским переселенцам замок достался в сносном виде, но требовал ухода и ремонта. Однако местным колхозом он использовался исключительно в утилитарных целях, как склады и свинарник. Замок стал популярным, когда в 1990-е каким-то образом попал в путеводитель по достопримечательностям области, что, впрочем не помешало местным жителям превратить его в источник стройматериалов. В результате на рубеже тысячелетий от него остались только заросшие кустарником фрагменты стен и полузасыпанные подвалы.

 

ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ

► РФ, Калининградская обл., Багратионовский р-он, г. Багратионовск
Координаты: 54.386637, 20.632771
Состояние объекта (2020): Сохранившийся форбург законсервирован после пожара.


Замок Прейсиш-Эйлау был основан в 1325 году. Историки относят его к т.н. четвертому поколению тевтонских замков. Инициатором постройки замка выступил великий магистр Вернер фон Орзельн, который поручил это дело комтуру Бальги Дитриху фон Альтенбургу. Основным его назначением было стать промежуточным укреплением между Кройцбургом (Славское Багратионовского г/о) и Бартенштайном (Бартошице, Польша).

Замок в начале своего существования назывался Иле, Илав. Затем название преобразовалось в Айлау. 

В отличие от многих других замков Эйлау изначально строился из камня и кирпича. История сохранила имя руководителя работ по строительству. Им был строительный мастер Арнольф фон Ойленштайн. Сам замок представлял собой четырехфлигельную конструкцию и имел в плане четырехугольник 43х41 м. С востока к нему примыкал обширный форбург. В южном флигеле находилась замковая капелла — непременный атрибут орденского замка.

До 1347 года замок Прейсиш-Эйлау служил резиденцией орденского пфлегера, а с 1347 г. здесь расположилась администрация каммерата. Одним из пфлегеров Прейссиш-Эйлау был Конрад фон Валленрод — будущий великий магистр Ордена. К 1348 году уже существовало поселение Нойхоф у замка с двенадцатью трактирами, позже взявшее имя замка и ставшее городом.

Прейсиш-Эйлау принял активное участие в Тринадцатилетней войне (1454–1466). Первоначально успех был на стороне Прусского союза, и его отряды без особого труда взяли Прейсиш-Эйлау в числе других замков Натангии. Затем настала очередь Ордена, и замок был отбит у повстанцев. Орденский гарнизон до двух десятков рыцарей и ополченцы со стороны Тевтонского ордена в количестве 60 человек устранили повреждения крепостных сооружений и приготовились к отпору нападений неприятеля. В это время походом на Кёнигсберг шел двухтысячный отряд Прусского союза под командованием Ремшеля фон Криксена. Узнав о присутствии в Прейсиш-Эйлау такого незначительного гарнизона, фон Криксен решил мимоходом взять замок. Штурм начался 24 мая 1455 г. Все попытки повстанцев взять замок приступом натыкались на упорное сопротивление.

Пройсиш-Эйлау

Дальнейшие события носят легендарный характер, но достоверность сведений о них вызывает сомнения. Видя, что гарнизона явно недостаточно для обороны замка, тевтонцы отправили гонца под Кёнигсберг, причем воспользовались для этого старым подземным ходом, который заканчивался далеко за позициями атакующей стороны.

Генрих Ройсс фон Плауэн, верховный госпитальер Ордена выделил связному отряды графа Людвига фон Хольфенштайна и капитана фон Бланкенштайна. 26 мая 1455 г. орденское подкрепление в условиях утреннего тумана внезапно напало на вражеское войско. Итог: 600 убитых и 300 пленных сторонников Прусского союза городов и снятая осада с Прейсиш-Эйлау.

Прейсиш-Эйлау еще дважды за войну подвергался серьезным нападениям: в октябре 1455 года противник сжег форбург, но замок взять не смог, а в марте следующего года попытки осадить замок были предотвращены внезапной и мощной контратакой гарнизона замка.

После окончания войны и оформления ленного права польской короны на прусские земли в 1492 г. замок Прейсиш-Эйлау передавался во владение Генриху Ройссу фон Плауэн. Примерно в то же время замок получил герб, на котором присутствует лев — такой же, как на гербе рода фон Плауэн.

Последний раз в военных действиях в орденскую эпоху Прейсиш-Эйлау принял участие в 1520-м, во время Войны всадников — открытого противостояния магистра Альбрехта польскому королю Сигизмунду. Тогда поляки в очередной раз сожгли поселение, но замок устоял. 

Сразу после Реформации в Пруссии замок Прейсиш-Эйлау становится резиденцией и имением хауптмана. 30 ноября 1585 г. поселение при Пройссиш-Эйлау получило от регента Георга Фридриха городские права. 

После наполеоновских войн в 1814 г. имение Прейсиш-Эйлау (замок и прилегающие территории) вновь перекупил некий Генрих Валентини, который построил усадьбу (названа в честь жены Генриеттенхоф) на месте форбурга, а сам замок медленно разрушался без ухода и ремонта. Семейство Валентини владело имением до 1945 года.

В 1961 г. территорию замка и форбурга передали по акту Багратионовской конторе Райпотребсоюза. В 1964 г. на территории замка и форбурга работала экспедиция центральных научно-реставрационных мастерских Минкультуры СССР. Экспедиция зафиксировала крайнюю степень запущенности и разрушений. Затем в западном флигеле еще некоторое время работал стрелковый тир. В 1990 г. сгорело сохранившееся здание форбурга. В середине 90-х существовал проект и велись работы по реконструкции форбурга в гостиницу, которые нанесли строению больше вреда, чем пользы. На сегодняшний день, приехав в Багратионовск, любители старины могут посмотреть сохранившееся здание форбурга Прейсиш-Эйлау, крыша которого изуродована нелепыми мансардными окнами несостоявшейся гостиницы.

Пройсиш-Эйлау
Форбург — это все что осталось от замка Прейсиш-Эйлау. Зима 2017 г.

Вдоль побережья Балтийского моря и Куршского залива прошла северная цепь замков Гермау (Русское), Побетен (Романово), Рудау (Мельниково), Лаптау (Муромское), Повунден (Храброво), Шаакен (Некрасово). К ним же можно отнести и ранее описанный замок Каймен (Заречье), а также Лабиау (Полесск). Изначально они строились традиционной целью контроля окружающих территорий и противодействия прусским вооруженным выступлениям. Но после покорения Пруссии в 1283 году переключились на иные задачи.

С XIV в. эти замки служили преградой от набегов литовских отрядов в район Кёнигсберга и для укрытия местного населения во время таких набегов. В относительно небольшие промежутки между военными действиями замки выполняли свою административную функцию. Располагались замки на месте старых прусских крепостей или совсем рядом от того места. Такое расположение и использование прежних прусских валов обусловило их характерную округлую форму периметра замковых стен.

Замки Лаптау и Повунден после раздела территории Самбии оказались на землях, принадлежавших замландскому епископу, причем Лаптау вскоре отошел во владения соборному капитулу.

Примерно в 1320–1370-х эти замки были перестроены в камне, что сделало их надежными укреплениями против не обладавших изрядным умением брать крепости литовцев. Близ замка Рудау в 1370 году произошла известная битва между большим литовским войском под командованием князей Ольгерда и Кейстута с союзными им русскими и татарскими отрядами с одной стороны и орденским войском, усиленными кёнигсбергским ополчением, а также крестоносцами из датской Ливонии и германских земель, с другой. В событиях принял участие и гарнизон замка Лаптау, который, как и Рудау, выдержал осаду и сковал литовское войско до подхода орденских отрядов.

Как уже отмечалось, замки также выполняли административную функцию: в них располагались местные управляющие Ордена (камерарии) или наместники епископа — в зависимости от принадлежности замка. Однако уже после Великой войны (1409–1411), когда Орден стал выплачивать огромные контрибуции Польше, содержать многочисленные замки стало накладно. Не проданные в счет долгов наемникам орденские строения ремонтировались выборочно и не в полном объеме. А после того как Орден был секуляризирован и сами замки стремительно теряли военное значение, их полное разрушение стало делом времени.

Рудау был частично разобран, а один из флигелей перестроен в церковь, руины которой сохранились до наших дней. Схожая участь была и у замка Гермау. Сперва в герцогстве ему нашлось применение: в 1581 году сюда из Лохштэдта было перенесено янтарное управление, для чего в замке в 1586-м даже сделали ремонт. В 1644–1693 годах в Гермау размещался Янтарный суд, который отправлял на виселицу незаконных добытчиков янтаря. Но больше замок не ремонтировался, постепенно ветшал, янтарное управление и суд из него перенесли в Пальмникен (Янтарный), а к XVIII в. Гермау был частично разобран на материал для подсыпки дорог и строительство хозпостроек. При этом около 1760 году одно из зданий перестроили в церковь. К сожалению, от нее осталась лишь небольшая часть башни. Лаптау разобран на стройматериалы для подсыпки дороги Кёнигсберг — Кранц в начале XVIII в. Еще раньше (в XVI в.) разобрали на стройматериалы замок Повунден, причем кирпич использовался для ремонта замка Лаптау, пережившего Повунден лет на 150. Побетен также был заброшен и разобран на кирпич в XVII в.

 

ШААКЕН

► РФ, Калининградская обл., Гурьевский р-он, пос. Некрасово
Координаты: 54.906050, 20.668604
Состояние объекта (2020): Сохранились одна из стен и подвалы. Работает музейный комплекс, проводятся реконструкции рыцарских турниров, рядом находятся таверна и сыроварня.


Единственным уцелевшим замком был Шаакен. Долгое время в нем располагалась местная администрация (каммерамт). Дважды (в 1711-м и 1716-м годах) замок посещал русский царь Петр I. В XIX в. замок как государственная собственность сдавался в аренду и благополучно дожил до 1945 года, хотя и несколько перестроенным. После окончания войны в замке Шаакен расположился детский дом для немецких детей, закрытый в 1948 г. Затем сам замок использовался под жилье, а форбург и хозпостройки для сельскохозяйственных нужд. В 1990-е замок попал в туристические путеводители, и многие калининградцы с удивлением узнали, что в получасе езды от них находится сохранившийся замок XIV века (в путеводителе указывался 1270 год, но каменного замка тогда не было). К тому времени замок был уже весьма потрепан временем и чисто утилитарным к нему отношением. Местные же власти разместили в нем переселенцев из стран СНГ. Лишь в 2002 году, когда обвалилось еще несколько стен и участков кровли, замок был выкуплен частным лицом для создания на его территории музейно-исторического комплекса, который существует там в настоящее время. К сожалению, до настоящей реставрации дело не дошло, был лишь восстановлен участок стены из полевого камня и проведены консервационные работы для предотвращения дальнейшего разрушения строения.

Шаакен

В замке сохранились орденские подвалы и часть стен орденского периода. Рекомендуется посетить замок всем, кто еще там не был. Это одно из самых интересных строений орденского периода на территории области. 

 

 

Реки не зря сравнивают с артериями — по ним в Средние века текла кровь того времени — торговля. Город у реки имел значительные преимущества перед городом, стоящим от реки на удалении. Контролируя реку, можно контролировать торговые пути и вообще жизнь всей близлежащей территории. По реке можно дойти туда, где нет дорог, летом по воде, зимой по санному пути. Именно поэтому Орден и строил замки близ рек, а для верности делал их парными, расположенными по обе стороны реки. Эти замки не только надежно запирали реку, но и, находясь в непосредственной близости, могли успешно взаимодействовать при осаде одного из них. На территории Калининградской области такими парными замками стали Гросс Вонсдорф (Курортное) и Алленбург (Дружба) на реке Алле (Лава); Лабиау (Полесск) и Лаукишкен (Саранское) на Дейме; Норкиттен (Междуречье) и Заалау (Каменское), Велау (Знаменск) и Таплакен (Талпаки), Инстербург (Черняховск) и Георгенбург (Маёвка) на реке Прегель (Преголя).

 

ГРОСС ВОНСДОРФ

► РФ, Калининградская обл., Правдинский р-он, пос. Курортное
Координаты: 54.469749, 21.122480
Состояние объекта (2020): Сохранились надвратная башня и фундаменты.


Гросс Вонсдорф возник на месте прусской крепости Капостете, которую тевтонцы сожгли еще в 1256 году во время похода комтура Кёнигсберга Буркхарда фон Хорнхаузена. Орденские отряды к замку вывел принявший христианство прусс Тирско. Крепость находилась в крайне удачном месте — на плато, нависающем над рекой Алле (Лава), рядом протекал ручей, на котором можно было построить мельницу. Поэтому неудивительно, что уже в этом же 1256 году здесь был заложен орденский деревянно-земляной замок. До середины XIV в. замковые строения оставались деревянными, поэтому в 1319-м и 1347 годах замок дважды сжигался литвинами во время набегов на орденские земли. После второй неудачной обороны, с учетом того, что в 1348 году замок стал резиденцией местного управляющего — камерария, было решено перестроить Гросс Вонсдорф в камне. Случилось это в 1356 году, во всяком случае, так гласят найденные закладные документы.

Гросс Вонсдорф
Живописные руины замка Гросс Вонсдорф в поселке Курортное Правдинского р-она КО.

Новый замок имел вид четырехугольника с воротами и надвратной башней (на фото вверху). К нему примыкал обширный форбург, раза в три превосходивший по площади собственно замок. Примерно тогда же рядом с замком возникло поселение, ныне ставшее поселком Курортное Правдинского г/о.

После Тринадцатилетней войны (1454–1466) замок в счет погашения долгов был передан командиру наемников Хансу фон Вейру. Впоследствии Гросс Вонсдорф еще пару раз сменил хозяев, пока в 1702 году не стал собственностью рода фон Шрёдер. Форбург был снесен, на его месте выстроено поместье, строения которого сохранились до наших времен. После пожара 1790 года замок был отреставрирован с приданием ему элементов античного стиля. Здесь неоднократно бывал Иммануил Кант, приезжавший сюда в гости к семейству фон Шрёдер, в т.ч. и к будущему обер-президенту Восточной Пруссии Фридриху Леопольду, чьи покои находились как раз в надвратной башне. В 1830-м замок подвергся сильнейшему пожару, после чего уже не восстанавливался. Отремонтирована была лишь надвратная башня, остальные строения разобрали на стройматериалы. Эта башня пережила войну и досталась советским переселенцам во вполне сносном виде, однако полное отсутствие внимания к ней привело к тому, что со временем рухнула черепичная крыша, а затем и межэтажные перекрытия. В башне жгли костры рыбаки и туристы, приезжавшие на Лаву. В 2007 году башне замка Гросс Вонсдорф был присвоен статус объекта культурного наследия. А не так давно рядом с объектом поселился энтузиаст, который охраняет и по мере своих возможностей восстанавливает Гросс Вонсдорф.

 

АЛЛЕНБУРГ

► РФ, Калининградская обл., Правдинский р-он, пос. Дружба
Координаты: 54.493263, 21.189794

Алленбург был заложен практически одновременно с Гросс Вонсдорфом и при аналогичных обстоятельствах. Во время прусского восстания в 1260-м замок сожгли пруссы, но вскоре он был восстановлен. Вероятно, как и Гросс Вонсдорф его разоряли и литвины. Не позже середины XIV века Алленбург также перестроили в камне, но замок был значительно меньше Гросс Вонсдорфа. В частности в 1384 году упоминается, что в его арсенале было пять арбалетов и 720 стрел (болтов) к ним, что говорит о явно скромном гарнизоне. В начале Тринадцатилетней войны в 1455 году Алленбург был захвачен поляками и сожжен. После войны ввиду тяжелого финансового положения Ордена и наличия рядом замка Гросс Вонсдорф Алленбург восстанавливать не стали. Остатки замка разобрали на кирпич.

 

ВЕЛАУ

► РФ, Калининградская обл., Гвардейский р-он, пос.г.т. Знаменск
Координаты: 54.615643, 21.228208

Замок Велау также связан с именем знатного прусса Тирско. Он оборонял от орденских рыцарей прусскую крепость Ветало, или Вилов После того как крестоносцы эту крепость взяли, Тирско перешел в христианство и стал помогать Ордену бороться со своими же соплеменниками. На месте прусской крепости Орден построил замок Велау, первоначально из земли и дерева. Пруссы осадили замок в 1262 г., но, несмотря на несколько попыток штурма, взять не смогли. Впрочем, уже в 1280 году восставшие прусские племена судовов замок Велау все же сожгли. В начале XIV в. замок был перестроен в камне, а у его стен вскоре образовалось поселение, которое в 1339-м получило Кульмское городское право. Литовские воины под предводительством князя Кейстутиса в 1347 году сожгли и город, и замок. И если город был восстановлен, то на фундаментах замка решено было выстроить францисканский монастырь. Монастырь в 1517-м съехал в Кёнигсберг. И хотя монахов в Велау не оставалось, в 1525 году в ходе перехода герцогства Пруссия в лютеранство жители Велау в религиозном порыве католический монастырь разрушили. Впрочем, это был едва ли единственный эпизод религиозной нетерпимости в период становления в Пруссии протестантства. Освободившуюся от монастыря территорию горожане застроили жилыми домами.

 

ТАПЛАКЕН

► РФ, Калининградская обл., Гвардейский р-он, пос. Талпаки
Координаты: 54.651017, 21.343068
Состояние объекта (2020): Замок используется в качестве жилого дома.


Иная судьба ожидала парный Велау замок Таплакен. Точная дата его возникновения неизвестна, но в середине XIV в. деревянный замок Таплакен уже был резиденцией камерария. В 1376 году князь Кейстутис, которому тогда было уже 79 лет, с войском подошел к Таплакену и сжег его, захватив в плен пфлегера замка и часть гарнизона. Впрочем, в том же году крестоносцы начали отстраивать замок заново в камне. После секуляризации Ордена в 1530 году Таплакен подвергся перестройке. После чего использовался в административных целях. Выгодное расположение вдоль дороги, ведущей в Литву и Россию, способствовали тому, что здесь разместилась не только местная администрация, но и почтовая служба. Фельдъегери в Таплакене обычно последний раз меняли лошадей перед въездом в Кёнигсберг. В XIX в. Таплакен сдавался арендаторам, которые несколько перестроили здание, а во дворе возвели кирпичные постройки. Но в целом к XX в. замок неплохо сохранился. Однако в 1945 году он оказался на линии главного удара советских войск и сильно пострадал во время войны. Разрушений добавил случившийся в 1946-м пожар, допущенный размещенными в замке солдатами. С 1948 года остатки замка использовались как жилье для колхозников. Никакой охраны строения не осуществлялось, ремонт не проводили, в результате чего было утрачено несколько фрагментов строения. В 2007-м остатки замка получили статус памятника истории и архитектуры, однако территория памятника продолжает использоваться в хозяйственных целях и изрядно замусорена.

 

ИНСТЕРБУРГ

► РФ, Калининградская обл., г. Черняховск
Координаты: 54.639656, 21.806388
Состояние объекта (2020): Сохранились хозяйственные постройки форбурга вместе с оборонительной стеной. От цитадели осталась коробка наружных стен, за исключением западного крыла, которое было разобрано в послевоенное время. В замке действует историко-культурный центр.


Замок Инстербург (Черняховск) ведет свое начало с 1336 года, когда недалеко от места слияния рек Инстер (Инструч) и Ангерапп (Анграпа) в Прегель был заложен комтурский замок, из которого предполагалось управлять Надровией — малонаселенной, но богатой лесами области Пруссии. По окончании основного этапа строительства замок представлял собой четырехугольный, близкий к квадрату (45х44 м) комплекс из четырех строений. Высота и толщина стен, а также ширина самих строений замка указывает, что строились они не одновременно, а в течение достаточно продолжительного периода. К замку примыкал форбург, превосходящий его по площади раза в два с половиной. Вероятно, основывая новое комтурство и возводя для резиденции комтура достаточно большой замок, Орден рассчитывал заселить земли Надровии переселенцами и прусскими крестьянами. Но постоянные литовские набеги и наличие свободных земель в других областях Пруссии не позволили реализовать эти планы. Вскоре стало понятно, что немногочисленное крестьянство подчиненных территорий не способно обеспечивать в достаточной мере целое комтурство, а потому в 1347 году после мощного и разорительного литовского нападения оно было упразднено. Замок стал пфлегерским, т.е. ниже по статусу на ранг и подчинялся теперь комтурству в Кёнигсберге. Тем не менее, Инстербургу отводилась важная роль в орденской жизни XIV в. С одной стороны, он был перевалочным пунктом при перемещении на границу с Литвой под Рагнит (Неман) рыцарей Ордена и его «гостей» — рыцарей-крестоносцев из Европы, приезжавших в Пруссию для участия в походах на Литву. Есть сведения, что в Инстербурге перед походом на Литву гостил будущий английский король Генрих IV. С другой стороны, Инстербург был передовым орденским укреплением, встречавшим литовские нашествия с восточной границы. И если первая роль приносила пфлегерству какие-то доходы, то вторая несла только разорения.

Инстербург

Инстербург долгое время оставался весьма опасным местом службы. Достаточно сказать, что замок подвергался литовским нападениям в 1347-м, 1366-м, 1367-м, 1376-м и 1403-м годах, причем как минимум дважды в 1367-м и 1376-м годах замок был взят и сожжен. Еще раз замок подвергся осаде и разрушению в 1457-м в ходе Тринадцатилетней войны Ордена против прусских городских муниципалитетов. 

После секуляризации Тевтонского ордена Инстербург потерял свое военное значение, но зато приобрел административное. Близ замка росло поселение, получившее в 1583-м городское право. Сам замок в конце XVI в. стал центром каммерамта, под управлением которого находилось 13 волостей — шульценамтов. В замке располагались административные органы, в т.ч. суд и тюрьма в башне форбурга. Необходимость в размещении здесь чиновников привела к неоднократной перестройке замковых строений. Во время наполеоновских войн замок был переоборудован под казармы французского корпуса маршала Нея, а в 1812-м Наполеон распорядился переоборудовать помещения под госпиталь. С конца XIX в. в замке Инстербург располагались казармы уланского полка, судебные органы, а часть помещений была отдана под музей.

В ходе взятия Инстербурга Красной Армией замок подвергся обстрелу и частично сгорел. После войны уцелевшие помещения использовались в хозяйственных целях, ни разу не ремонтировались и продолжали разрушаться. В середине 1960-х в замке провели массовые работы по разрушению обветшавших строений, была снесена часть замковых стен и башня форбурга. Такое положение дел продолжалось до 1990-х, за это время успел полностью обрушиться северный флигель замка, а от остальных остались только части несущих стен. Больше повезло строениям форбурга, которые сохранились до нашего времени. В конце 1990-х здание передали общественной организации, которая организовала в здании небольшой музей, а на территории двора проводила различные массовые мероприятия. Территория замка была расчищена от мусора, но на большее сил общественников не хватило. Состояние замка требует срочного вмешательства специалистов для проведения квалифицированных консервационных работ.

 

 

ГЕОРГЕНБУРГ

► РФ, Калининградская обл., г. Черняховск
Координаты: 54.660880, 21.806911
Состояние объекта (2020): Сохранилась цитадель, отремонтирована часть помещений, создается музей, на базе которого действует клуб исторической реконструкции.


Парный Инстербургу замок Георгенбург (Маёвка) был заложен на год позже Инстербурга — в 1337 году на месте прусского городища как небольшое укрепленное хозяйство — орденсхауз Георгенбург. Вероятно, во время набега литовцев в 1347 году он был полностью сожжен, но уже в 1350-м по распоряжению магистра Винриха фон Книпроде на его месте был построен деревянно-земляной замок. В 1352-м земля, где располагался Георгенбург, отошла замландскому епископу. Деревянный замок был сожжен литовцами в 1376-м, после чего в 1385-м уже на средства епископа началось его строительство в камне. Денег, видимо, у епископства хватало, потому как замок получился даже крупнее по размерам, чем замок Инстербург — 58х56 м. К замку примыкал примерно в полтора раза превосходящий его по площади форбург. Однако если в 1403 году при нападении войска литовского князя Витовта Инстербург устоял, то Георгенбург был взят. И причиной падения замка стала не его недостаточная мощь, а немногочисленность гарнизона. 

Георгенбург

После секуляризации Ордена Георгенбург перешел в герцогскую собственность. В нем, как и в Инстербурге, был организован каммерамт, управлявший прилегающей территорией. Во время польско-шведских войн XVII в. замок заняли сначала татары в 1656 году, а после шведы в 1679-м. Если учесть, что в 1757-м в Георгенбурге останавливался командующий русской армией Апраксин, а в 1807 году — штаб маршала Даву, то Георгенбург стал в этой номинации своеобразным рекордсменом. 

После наполеоновских войн замок был продан в частные руки. В 1828 году его купил предприниматель Симпсон, который организовал в Георгенбурге коневодческое хозяйство, которое на рубеже XIX–XX вв. выкупило государство.

После войны замок достался советским переселенцам в весьма сносном виде. Там сначала был организован госпиталь, а после больница. Затем строения замка использовались под жилье, а форбург частично и под административные нужды. Как и другие замки, Георгенбург в ходе эксплуатации не ремонтировался, что привело к разрушению и сносу северного флигеля и башни. Тем не менее, еще в начале 2000-х Георгенбург наряду с Вальдау впечатлял своей сохранностью в сравнении с другими орденскими замками области. В 2010-м замок был передан Русской православной церкви, после чего уже перед самым переселением из него последних жильцов в замке произошел пожар, практически уничтоживший один из двух сохранившихся флигелей. Проводимые здесь работы по «реконструкции» вызывают серьезные опасения, что вскоре мы лишимся и этого замка, получив взамен новодел из пеноблоков, покрытый металлочерепицей.

 

НОРКИТТЕН И ЗААЛАУ

► РФ, Калининградская обл., Черняховский р-он пос. Междуречье и пос. Каменское
Координаты: 54.625022, 21.524484 и 54.655818, 21.550479
Состояние замка Норкиттен (2020): Возможно сохранились остатки орденских фундаментов. Требуются археологические раскопки.
Состояние замка Заалау (2020): Сохранившийся фрагмент стены обеспечен инфо-стендом.


Следующая пара — замков Норкиттен (Междуречье) и Заалау (Каменское). Оба замка близ Прегеля ведут начало от первых орденских деревянных укреплений, которые были построены около 1276 г. на валах прусских крепостей. В 1325 году после раздела земель Норкиттен остался на орденских территориях, а Заалау стал принадлежать епископу, который передал его соборному капитулу. В 1352-м Заалау начал перестраиваться в камне, но в 1376 году был осажден, взят и сожжен во время набега литвинов. Замок вскоре восстановили. И примерно в это же время, в 1381–1382 гг. был перестроен в камне и Норкиттен. Оба замка, находясь вдали от основных событий войн 1409–1411-го и 1454–1466 годов, достаточно спокойно пережили времена заката Ордена и образование светского герцогства Пруссия. Потеряв военное значение, они сдавались в аренду. В начале XIX в. Норкиттен был снесен, а на его месте построена усадьба, которая тоже не дожила до наших дней. Заалау же в XIX в. использовался под резиденцию местной администрацией и для хозяйственных нужд. Войну он пережил и достался советским переселенцам в целом, но потрепанном и требующем ремонта виде. Никакой ремонт не проводился, строение замка использовалось «на убой», пока не начались обрушения.

Заалау

К 1990-м сохранилась надвратная башня без кровли и перекрытий и частично разрушенный периметр стен. Появлялись сообщения, что замок выкупило частное лицо для реставрации, но пока там без каких-либо изменений.

 

ВАЛЬДАУ

► РФ, Калининградская обл., Гурьевский р-он, пос. Низовье
Координаты: 54.700504, 20.742975
Состояние объекта (2020): В замке работает музей, ведутся реставрационные работы.


Замок Вальдау является наиболее сохранившимся строением из числа тевтонских замков на территории Калининградской области. Строительство его началось достаточно поздно — около 1309 года. Во всяком случае, эта дата является официальной датой основания замка. До этого на месте замка или рядом с ним существовала прусская крепость, но Орденом она не использовалась. Решение о строительстве замка преследовало три главные цели: организация административного центра управления территорией, защита Кёнигсберга на ближних подступах с востока от литовских набегов и создание первого перевалочного пункта, где могли бы остановиться орденские отряды при походах на Литву.

После строительства сооружение представляло собой прямоугольник, лишь южная и западная сторона которого были представлены флигелями с помещениями, а с востока и севера его замыкала оборонительная стена. Так сказать, получилась ½ стандартного четырехфлигельного строения. Кроме того, сам замок дополнительно был обнесен внешней стеной пархама. Пфлегер замка подчинялся комтуру в Кёнигсберге.

Макет замка Вальдау в музее замка Вальдау
Макет замка Вальдау демонстрирует, как серьезно он был защищен.

В течение всего орденского периода замок успешно выполнял возложенные на него задачи, каких-либо сведений о его взятии литовцами не имеется. 

После секуляризации Ордена замок перешел в собственность герцога Альбрехта, а после его второй женитьбы — передан герцогине Анне Марии. Отношения у Альбрехта с Анной Марией были сложные, фактически параллельно существовали два двора — герцога и герцогини, имущество тоже было во многом разделено. В 1550 году под нужды герцогини замок Вальдау был подвергнут первой серьезной перестройке, руководил которой архитектор Христофор Рёмер. Позже, в 1630-м, замок становится собственностью рода фон Дёнхоф, но уже через 20 лет выкупается государством.

Следующая перестройка замка произошла в 1700 году при курфюрсте Фридрихе III, ставшим чуть позднее королем Фридрихом I. Были снесены стены пархама, а внутренние стены лишены оборонительных элементов. Зато пристроены хозяйственные и служебные помещения, которые требовались для выполнения административных функций. С 1720 года замок стал сдаваться в аренду вместе с окружающими землями. Но к 1858 году Вальдау снова передан под государственные нужды — в замке была открыта сельскохозяйственная академия, а с 1870-го — семинария по подготовке учителей в сельские школы. В процессе такого использования замка были разрушены остатки оборонительных башен, к началу XX в. замок предстал в том виде, в каком существует по сей день — от него остались южный и западный флигели, соединенные коротким отрезком оборонительной стены.

После войны с 1947 года в Вальдау, переименованном в Низовье, расположилось СПТУ, готовившее специалистов рабочих специальностей для сельского хозяйства. В самом замке находилось общежитие для учащихся и ряд административных помещений училища. В таком виде замок просуществовал до 2009 года, когда СПТУ (позже переименованное в модное слово «колледж) было закрыто. В 2010 году замок Вальдау под надуманным предлогом, что это якобы бывшая церковная собственность, передали РПЦ МП. Однако еще до 2014 года в замке без элементарных удобств проживала семья сторожа училища с несовершеннолетним внуком, переселением которой в нормальное жилье занимался в т.ч. и автор этого материала. В западном флигеле работал музей, поддерживаемый в основном энтузиазмом его смотрителя. Наконец в 2016 году за восстановление замка Вальдау взялась семья Сорокиных, получившая на программу возрождения замка президентский грант. Таким образом, замок в настоящее время находится под присмотром, в нем работает музей, пользующийся популярностью у туристов.

 

 

ТАПИАУ

► РФ, Калининградская обл., г. Гвардейск
Координаты: 54.644920, 21.073958
Состояние объекта (2020): Замок используется ФСИН.


Впервые рыцари Тевтонского ордена появились в окрестностях Тапиау во время подавления второго прусского восстания в 1265 году. Тогда же братья Ордена основали на месте селения Тапиом деревянную крепость. Есть основания полагать, что крепость была возведена на месте старого прусского вального укрепления. Само место располагало к строительству здесь замка — он должен был стать своеобразным форпостом на пути в Кёнигсберг из Надровии. Кроме того, под контролем нового укрепления находились две важнейшие водные артерии — Прегель и Дейма. После же окончательного подавления прусского восстания в 1272-м колонисты основали у стен замка поселение.

В 1275 году крепость подверглась осаде и штурму литвинов. Несмотря на некоторые успехи, взять крепость они не смогли. Естественно, местность вокруг была разорена, а поселение у замка сожжено. По-видимому, эта осада показала неудачное место расположения замка. Поэтому в 1280 году рыцари Ордена перенесли замок на окруженный с трех сторон водой полуостров.

Тапиау

После оборудования крепостного рва крепость оказалась соединенной с землей только подъемным мостом. Тогда же, в 1280-м, Тапиов стал центром комтурства и оставался им до 1301 года. Известно имя первого комтура Тапиова — Ульриха Бавуваруса. Спустя год, в 1281-м, он погиб в сражении с племенем судавов. Когда с началом походов на Литву область военных операций Ордена переместилась далеко на восток, комтурство Тапиау было перенесено сначала в Инстербург (Черняховск), а затем на самый пик боевых действий в Рагнит (Неман). Сохранять комтурство в Тапиау тевтонцы посчитали неоправданной роскошью, и замок Тапиау стал относиться к комтурству Кёнигсберг. 

После переноса столицы Ордена в Мариенбург (Мальборк, Польша) в 1309 году на прусских землях окончательно оформилось государство Тевтонского ордена. Это обстоятельство, а также постоянные нападения литовских племен способствовало постройке новых замков из камня и перестройке в камне старых. После 1340 года перестройка коснулась и замка Тапиов. Тогда же был построен канал со шлюзами Тапиов – Лабиов (Полесск), предназначенный для осуществления водных коммуникаций внутри страны. Окончательное завершение работ по строительству замка под руководством маршала Ордена Зигфрида фон Дахенфельта пришлось на 1350-е. В результате получилось классическое четырехфлигельное сооружение в форме замкнутого прямоугольника размером 48х46 м. Замок отличался отсутствием башен в составе главного здания. Вместо этого для повышения оборонительных качеств фронтон каждого флигеля, оборудованный бойницами, слегка выступал за периметр четырехугольника, создавая своего рода полукапонир. Замок также имел обширный форбург в виде вытянутого прямоугольника. На противоположном от замка берегу реки было образовано новое поселение. Правда, городские права оно получило значительно позже.

В 1382 году в замковой капелле Тапиова Великий князь литовский Витовт принял обряд католического крещения. Он надеялся на помощь Тевтонского ордена в борьбе за власть в Литве, а потому был готов на такие условности. К слову, всего Витовт крестился три раза, причем один раз — по православному обряду. 

Примерно с 1450 года Тапиом-Тапиов начали называть именем Тапиау. Во время Тринадцатилетней войны (1454–1466 гг.) Ордена с Прусским союзом городов замок был взят войском Прусского союза, но на следующий год вновь отбит сторонниками Тевтонского ордена. Уже после поражения Ордена в этой войне и утраты прежней столицы в замок Тапиау привозят из Мариенбурга архив Тевтонского ордена. Архив находился в замке до 1722 года. В 1474 году в подземелье замка был заточен на голодную смерть епископ Замланда Дитрих фон Куба, который нелицеприятно отзывался о магистре Генрихе фон Рихтенберге. После этого за замком прочно закрепилась дурная слава.

Тапиау
Акварель «Королевский экипаж переправляется через Прегель в Тапиау».

Статус замка Тапиау существенно поднялся при герцоге Альбрехте Бранденбургском. Альбрехт сделал замок своей резиденцией, кроме того, в нем расположилась администрация хауптамта («главного управления») Тапиау.

Для этого Альбрехт провел в замке значительную реконструкцию, как того требовал статус светского правителя. В замке Тапиау Альбрехт часто бывал в свои последние годы. Умер Альбрехт здесь же в Тапиау в 1568 году, и был погребен в замке, но затем его прах был перенесен в склеп в Кафедральном соборе Кёнигсберга.

После смерти Альбрехта замок, постепенно ветшая и разрушаясь, выполнял роль административного центра, где располагались различные органы местной власти. В 1786 году замок переделывают под дом призрения. В 1793 году он стал принимать нищих, попрошаек, бедных больных. При реконструкции у замка снесли три из четырех флигелей, взамен на территории было построено еще одно здание — для приюта.

В 1879 году во время реконструкции под тюрьму замку надстраивают два этажа. В верхнем этаже расположилась церковь. В 1902 году на территории бывшего форбурга соорудили здание из красного кирпича в готическом стиле с фронтонами и башенкой. То самое, которое сейчас иные гиды выдают за сам орденский замок. 

После того как Тапиау в 1945-м был взят частями Красной Армии, новая власть решила не менять назначение объекта, и в замке вновь разместилась тюрьма, но уже советская. В таком виде замок просуществовал до нашего времени. Статус ИТУ несколько раз менялся, но суть оставалась прежней.

Последние 10 лет регулярно поднимается вопрос о переводе исправительного учреждения в иное место и организации на месте тюрьмы туристического проекта. Редкие исследователи, сумевшие побывать на режимном объекте, отмечают, что сохранился один из флигелей тевтонского замка и древние подвалы от другого. Несомненно, подобный объект будет интересен любителям истории и туристам, однако перевод исправительного заведения на новое место с завидным постоянством откладывается по разным причинам на неопределенный срок.

 

 

ФИШХАУЗЕН

► РФ, Калининградская обл., Балтийский р-он, г. Приморск
Координаты: 54.72775820.009164
Состояние объекта: Сохранились остатки стен, возможно имеются засыпанные грунтом подвалы.


Замок Фишхаузен был заложен как резиденция замландского (самбийского) епископа в 1264 году, поскольку земля в районе нынешнего Приморска отошла по договору раздела и последующих обменов территории в собственность епископа. Деревянный замок, получивший имя Шёневик, еще не был закончен, когда восставшие пруссы явились под его стены. По легенде в замке был всего один рыцарь со слугой, а ворота замка можно было открыть снаружи, но неведомая сила ослепила пруссов, и они отказались от захвата Шёневика. Впрочем, на этом счастливые случайности в судьбе Фишхаузена закончились, и в дальнейшем его судьба была больше наполнена трагедиями.

После подавления прусского восстания местность была передана Ордену в пользование с расчетом на то, что орденскими силами здесь будет возведено каменное укрепление. Точная дата постройки кирпичного замка неизвестна, но, по всей вероятности, началась она в 1280–1285 годах. В результате получился «полный» четырёхфлигельный замок с развитым форбургом и водными рвами. Усилиями замландского епископа у стен замка было основано поселение Бишофсхаузен (буквально «епископские дома»), получившее 19 августа 1305 года городские права. А само название Бишофсхаузен постепенно к XV веку трансформировалось в Фишхаузен. 

Фишхаузен

Изначально замок находился в очень выгодном месте, поскольку тогда пролив между материком и нынешней Балтийской косой находился аккурат напротив него, а значит мимо проходили торговые корабли. Благоприятно на развитии города и округи сказывался статус замка как епископской резиденции. Кроме того, замок не подвергался нападению литовцев, так как находился глубоко в тылу, под прикрытием того же Кёнигсберга.

Но позже старый пролив был занесен песком, а новый оказался там, где находится сейчас, отчего Фишхаузен сразу потерял свое стратегическое значение. После Великой войны 1409–1411 годов и поражения в Грюнвальдской битве горожан Фишхаузена, как и других бюргеров, обложили высокими налогами для выплаты долгов и контрибуций. К тому же в 1416 году по городу прошлась чума, унесшая жизни многих горожан, включая и самого епископа Генриха IV фон Шауэнбурга. Дальнейшие беды с замком Тринадцатилетней войны (1454–1466). Епископ Николаус II фон Шёнек решил было, что под польской короной Замландскому епископству будет лучше, а потому примкнул к Прусскому союзу городов, но отправленный под стены Фишхаузена орденский отряд Ганса фон Гляйхена заставил епископа Николауса присягнуть Ордену, который выделил для защиты замка небольшой гарнизон. Но если сто лет назад Фишхаузен был в глубоком тылу, то сейчас оказался на самой передовой, так как наиболее активные противники Тевтонского ордена находились в Эльбинге и Данциге.

Данцигский отряд в 1456-м высадился с кораблей у Фишхаузена и, напав на город, разграбил и сжег его. Силы отряда были недостаточны, чтобы взять замок штурмом, но их вполне хватило, чтобы блокировать в нем гарнизон и разорить округу. И хотя нападавшие были вскоре разбиты под Лохштэдтом, добычу они успели переправить на корабли. Через четыре года — в 1462-м, пока основные орденские силы осаждали Фрауэнбург (Фромборк), сводный отряд из поляков и горожан Эльбинга и Данцига совершенно неожиданно для тевтонцев снова высадился у Фишхаузена, захватил его и после разграбления сжег дотла. Замок вновь устоял, но после окончания войны прилегавшие к нему области были полностью разорены. После секуляризации Ордена замландский епископ Георг фон Поленц сложил с себя полномочия и передал церковную собственность герцогу. Епископская резиденция замок Фишхаузен был приспособлен под административные нужды, здесь расположилось управление хауптамта (района), янтарный и береговой суд. Замок еще как минимум три раза отметился в истории — в 1526-м в замковой капелле венчался герцог Альбрехт с Доротеей Датской, а с 1567-го сюда переселился психически нездоровый сын Альбрехта и наследник прусского престола Альбрехт Фридрих. В замке он прожил до самой своей смерти в 1618 году. Наконец в 1629-м в замке Фишхаузен прошли переговоры короля Швеции Густава II Адольфа и курфюрста Георга Вильгельма. Переговоры к общему удовлетворению закончились подписанием договора, по которому Пруссия сохраняла вооруженный нейтралитет в Тридцатилетней войне (1618–1648).

Фишхаузен

Тогда же вокруг потерявшего военное значение замка Фишхаузен были сооружены земляные валы бастионного начертания, превратившие замок в небольшой форт, где старое орденское строение служило в качестве цитадели.

Но сам замок как раз к тому времени начал интенсивно разрушаться. Некоторые строительные работы были выполнены, например, заменены элементы кровли, тем более что в замке частенько останавливались во время охоты представители правящей династии Гогенцоллернов. Тем не менее, по распоряжению короля Фридриха I с начала XVIII в. началась разборка строений замка с использованием разрушенной кладки для укрепления крепости Пиллау и берегов водных рвов вокруг нее. Таким образом, Фишхаузен повторил судьбу замка Бальга. От замка осталась только башня с часами и южный флигель или только его часть. Причем башня в 1776 году сгорела от удара молнии, после чего разрушилась. На территории замка в XIX в. были сооружены новые строения для проживания арендатора, но сохранившийся южный флигель использовался для хозяйственных нужд и проживания работников. С конца XIX в. эти сооружения охранялись как памятники истории. Точку в истории замка Фишхаузен поставила Вторая мировая война. Замок оказался на направлении главного удара соединений 3-го Белорусского фронта при наступлении на Замланд в апреле 1945 года. Строения замка подверглись мощному огневому воздействию, после которого от южного флигеля остались лишь бесформенные руины. После 1945 года замок еще слегка «поковыряли» на предмет добычи кирпича и поисков мифических сокровищ. В наше время он сохранился как руины одной стены флигеля высотой от нуля до полутора этажей. Вполне возможно, что под нагромождением строительного и бытового мусора находятся уцелевшие подвалы.

 

 

ТРИ КОМТУРСКИХ ЦИТАДЕЛИ

 

РАГНИТ

► РФ, Калининградская обл., г. Неман
Координаты: 55.039007, 22.029886
Состояние объекта (2020): Сохранилась цитадель с подвалами. Замок восстанавливается местным предпринимателем, проводятся экскурсии.


Когда речь заходит о замке Рагнит, особенно в свете вершившихся вокруг него исторических событий, то всегда следует уточнять, о каком собственно замке идет речь. Их по сути было два. Причем оба с честью выполнили свое предназначение. И в отличие от других замков, которые успели немного побыть деревянными, а потом были перестроены в камне, здесь действительно речь идет о разных замках в разных местах.

Первый из них возник еще тогда, когда Орден только закончил покорять прусские племена. Отряд фогта Дитриха фон Лиделау, чьим именем была названа старейшая из сохранившихся до XX в. башен замка в Кёнигсберге, в 1277 году совершил путешествие по заливу и реке Мемель (Неман), на берегу которой атаковал прусскую крепость Раганита. Крепость в результате осады и штурма была взята и сожжена. В 1289 году на месте крепости был сооружено деревянно-земляное укрепление, названное Ландесхут, но позже в честь крепости пруссов ставшее именоваться Рагнит. По всей видимости, чуть позже там возникли и кирпичные строения.

Рагнит

Эта крепость была первоначально предназначена для управления окружающей ее областью Скаловия. Но так как вслед за покорением Пруссии последовал натиск на Литву, то роль ее несколько поменялась — теперь Рагнит стал передовым постом, сборным пунктом рыцарских отрядов при походах в Литву.

Собственно замок Рагнит стал центром целой системы укреплений, энергично возведенных тевтонцами для защиты берегов Немана, так как ответ литовцев не заставил себя долго ждать, и их набеги на прусские земли стали регулярными. С позиции наших дней ситуация выглядела патовой: Ордену явно не хватало сил, для того чтобы разбить литовцев в прямом военном противостоянии. А проводить успешно политику раскола литовского этноса, как это было сделано в Пруссии, не позволило то обстоятельство, что Литва уже вступила в стадию раннефеодальных отношений, а потому литовские племена были объединены княжеской властью. Но и литовские набеги были успешны только при использовании фактора внезапности. Встреча же с организованным орденским войском на его территории не сулила им ничего хорошего, что продемонстрировала битва при Рудау в 1370 году. Тем не менее, подобные литовские вылазки были весьма разорительны для орденского хозяйства. Поэтому на своих передовых позициях в крепости Рагнит Орден держал постоянный сильный гарнизон в 40 рыцарей и примерно сто кнехтов, который регулярно дополняли прибывавшие в Рагнит для нападения на литовскую территорию сводные отряды из тевтонских рыцарей и гостей Ордена. Трижды замок подвергался крупным нападениям в 1290-м, 1295-м и 1315 году, но ни разу не был взят, хотя округа подвергалась жесточайшим разграблениям.


Однако в дальнейшем ситуация с укреплением Литвы и ее объединением с Польшей Кревской унией 1385 года заставила Орден существенно укрепить свой форпост на Мемеле. Тем более что построенные в Скаловии небольшие замки регулярно захватывались и сжигались литовцами, а значит противостоять им должна очень мощная крепость, какой и должен был стать новый замок Рагнит. Но на старом месте существенно расширить и укрепить его было невозможно. Поэтому было принято решение о строительстве нового замка ниже по течению Мемеля, на удалении двух километров от старого. Это строительство детально отражено в орденских документах, где подробно указывается, сколько было израсходовано денег, материалов, продуктов для рабочих, численность занятых на работах людей и т.д. Так вот известно, что постройкой замка Рагнит занимались сразу 30 мастеров-каменщиков (с помощниками и подмастерьями), а на подсобных работах использовался труд 1200 местных жителей. Стены замка возводились пять лет — с 1397-го по 1402 годы, а после были еще кровельные и отделочные работы. На остекление окон замка ушло две с половиной тонны белого и цветного стекла. Сам замок в виде расположенных квадратом четырех флигелей по своим размерам 59х59 метров мог сравниться только с замком Мариенбург до его перестройки. Стены имели толщину три метра, замок окружал ров глубиной до четырех и шириной до 12 метров. В соответствии с новыми веяниями в военном деле Рагнит был неплохо оснащен огневыми средствами поражения: в 1407-м в замке имелось 11 орудий разных калибров и 18 картечниц. До Великой войны 1409–1411 годов с западной стороны замка успели возвести форбург с большой круглой башней и узкой и высокой «часовой». Последняя, вероятно, предназначалась для наблюдения за территорией вокруг замка.

Рагнит
Первая половина ХХ века. Замок Рагнит с высоты птичьего полета.

Основные события Великой войны пронеслись вдалеке от Рагнита, а вот Тринадцатилетняя война (1454–1466) его слегка коснулась — с началом военных действий замок захватили сторонники Прусского союза городов, но вскоре тевтонцам удалось его вернуть.

После секуляризации Ордена Рагнит в соответствии с герцогской административной реформой стал центром большого амта, охватывавшего практически весь северо-восток Калининградской области. Около замка росло поселение, которое к 1722 году получило городские права. Огромное замковое строение в начале XIX в. решили использовать как тюрьму и здание суда, что повлекло за собой значительную перестройку внутренних помещений. Были утрачены сводчатые потолки второго этажа и заменены на обычные, в замке прорубались новые двери, переделывались окна, сносились внутренние перегородки, устраивались лестничные марши. В 1828 году случился большой пожар в замке, после чего он был восстановлен с еще большими изменениями в архитектуре. Форбург был снесен и застроен зданиями, от него осталась только «часовая» башня. В таком виде здание замка дожило до начала Второй мировой войны.


После 1945-го замок Рагнит нам достался в целом виде, но требовал ухода и ремонта. Замковый двор использовался как рынок, помещения первого этажа — под склады. Никто и ничего ремонтировать не собирался, доставшийся трофей эксплуатировали на убой. К 1955 году замок был уже в аварийном состоянии, кровля почти везде отсутствовала, верхние этажи стали разрушаться. К моменту съемок в замке Рагнит фильма «Двадцать дней без войны» (1976) замок был уже серьезно руинирован, что можно разглядеть на кадрах. Подрыв же внутренней стены замка во время съемок существенно добавил разрушений и вряд ли может быть оправдан творческим замыслом режиссера. После этого замок Рагнит, оставаясь по сути главной достопримечательностью города Немана, одновременно служил как несущая конструкция для теплотрассы, источник стройматериалов, место для несанкционированной свалки мусора и подростковых тусовок. Предпринимались робкие попытки расчистки и консервации руин. Потом на окна и ворота поставили решетки и двери, но это ограничило доступ в замок лишь наиболее культурной части населения. Наконец, уже в этом году предпринимателем, взявшим замок Рагнит в аренду у нынешнего владельца – РПЦ МП, при помощи волонтеров были совершены самые масштабные работы за всю послевоенную историю по превращению замка в общедоступный туристический объект. На сегодняшний момент расчищен от строительного мусора и грунта замковый двор, ведется его мощение брусчаткой, освобождены доступы в сохранившиеся замковые подвалы. До завершения работ еще далеко, но их ход вселяет определенные надежды. Однако даже в таком состоянии замок, безусловно, достоин посещения любителями исторического туризма. Если и есть в нашей области что-то «настоящее тевтонское», то это, конечно же, руины замка Рагнит.

 

 

БРАНДЕНБУРГ

► РФ, Калининградская обл., Гурьевский р-он, пос. Ушаково
Координаты: 54.613867, 20.248551
Состояние объекта (2020): Замок восстанавливается под патронажем РПЦ, проводятся реконструкции.


Замок Бранденбург был заложен в 1266 году во время второго прусского восстания прибывшим на подмогу Ордену маркграфом Бранденбургской марки Отто III, в честь чего и получил свое название. Будучи выстроенным еще из земли и бревен, он сразу предусматривался как резиденция комтура. Располагался он на берегу нынешнего Калининградского залива в устье реки Фришинг (Прохладная) и, находясь между уже существующими комтурскими замками Кёнигсберг и Бальга, должен был укрепить связку между этими замками. Первым комтуром Бранденбурга стал действующий маршал ордена Фридрих фон Хольденштете. Во время прусского восстания он с отрядом вышел из замка и направился в сторону сожженного пруссами замка Кройцбург (Славское). В это же время из Бранденбурга сбежала прусская пленница и сообщила предводителю восставших натангцев Глаппо, что в замке остался небольшой гарнизон. Пруссы атаковали деревянный замок и перебили почти весь гарнизон, лишь немногим удалось укрыться в башне. Хольденштедте узнал о нападении на замок, по дороге к Бранденбургу получил подкрепление в Кёнигсберге и объединенными силами разбил пруссов, освободив осажденных в башне. Тем не менее, вскоре замок был снова атакован пруссами и сожжен. По всей вероятности, случилось это в 1267-м или 1269 году. Сразу после этого маркграф Отто III Бранденбургский снова высадился в Пруссии и восстановил замок. А уже после прусского восстания началась перестройка замка в камне. Построенный замок был «полноформатным» четырехфлигельным сооружением в форме прямоугольника 65х52 м с просторным двором. С юго-запада к нему примыкал обширный форбург, отделенный от замка рвом. Форбург состоял из двух крупных зданий, построенных вплотную друг к другу, и оборонительной стены, замыкавшей четырехугольник с двух других сторон. В форбурге имелось несколько башен разного размера. В самом замке имелись все характерные для комтурского замка помещения: ремтер (трапезная), фирмарии, где проводили свои последние дни престарелые братья Ордена, зал конвента, замковая капелла, данцкер (туалет). На первых этажах располагались хозяйственные помещения.

Бранденбург

Как и полагается комтурскому замку, Бранденбург играл важную военную, хозяйственную и политическую роль в орденском государстве. Его комтур в 1370-80 годах Гюнтер фон Хоэнштайн проявил себя на дипломатическом поприще, а другой комтур Бранденбурга Марквард фон Зальцбах попал в плен в Грюнвальдской битве и был казнен князем Витовтом.

Комтуры Бранденбурга неоднократно в будущем занимали высокие посты в Ордене. Так Майнхард фон Кверфурт (комтур в 1284–88 гг.) и Людвиг фон Шиппен (комтур в 1290–91 гг.) стали ландмейстерами Пруссии, а Генрих Дуземер фон Арфберг (комтур в 1334–35 гг.) и Иоганн фон Тифен (комтур в 1480–89 гг.) получили пост великого магистра.

Во время Тринадцатилетней войны (1454–66) Бранденбург в самом начале военных действий был захвачен городским войском Кнайпхофа, который примкнул к Прусскому союзу городов. Повстанцы воспользовались временным отсутствием в замке комтура и сильного гарнизона. Однако уже в 1455-м Бранденбург был взят без боя отрядом комтура Эльбинга Генриха Рейсса фон Плауэна. В самом конце этой войны замок подвергся артиллерийскому обстрелу с моря, который произвели корабли города Данцига. В форбурге случился пожар, но сам замок противник штурмовать не решился. Для комтурства Бранденбург разоренная войной округа стала причиной тяжелого финансового состояния. И едва жизнь в комтурстве стала налаживаться, как случилась новая война 1520–21 годов, известная как «Война всадников». Ее причиной стало стремление великого магистра Альбрехта Бранденбургского уклониться от дачи вассальной присяги польскому королю. В районе Бранденбурга развернулись активные боевые действия. Замок в 1520 году дважды был взят поляками, причем в первый раз они по всем правилам тогдашнего военного искусства устроили артиллерийский обстрел замка, проделали брешь в месте смыкания двух строений форбурга, после чего гарнизон замка капитулировал на почетных условиях и покинул его с оружием и развернутыми знаменами. Во время второго захвата в замке случился сильный пожар.


По окончании войны замок не полностью, но восстановили. В герцогстве Пруссия он (как и многие другие замки) более чем на 200 лет стал административным центром амта. В процессе эксплуатации здания замка ветшали, необходимый ремонт не выполнялся. Впрочем, еще в 1629 году, когда сюда, спасаясь от эпидемии чумы, переехал двор курфюрста Георга Вильгельма, Бранденбург был еще в хорошем состоянии, в 1650-х здесь же проживала супруга великого курфюрста Фридриха Вильгельма. Но уже в 1750-е начался снос главного здания замка, от которого к началу XIX в. остались только фундаменты. Строения форбурга сохранились и были превращены в государственный домен, сдаваемый в аренду. 5 января 1813-го в замке остановился отступавший французский 10-й армейский корпус Макдональда, преследуемый отрядом Ивана Ивановича Дибича-Забалканского, который дождался подкрепления и выбил французов из Бранденбурга.

Бранденбург

Два строения форбурга замка Бранденбург благополучно дожили до начала Второй мировой войны, но в марте 1945-го попали в зону активных боевых действий и получили серьезные повреждения. Тем не менее, с 1946-го в южном флигеле форбурга жили советские переселенцы.

Это строение использовалось под жилье примерно до начала 1980-х, когда в отсутствие ремонта стало непригодным для использования. В 1990-е возник проект переоборудования форбурга под гостиничный комплекс, но все закончилось еще большими разрушениями строений, теперь уже полностью отсутствовала крыша, часть стен разобрали на кирпичи. В таком виде форбург просуществовал до 2015 года, когда была предпринята очередная попытка расчистить и восстановить здания. Однако работы велись без проекта научной реставрации (на который едва бы хватило всех выделенных средств), да и в целом носили эпизодический и бессистемный характер. В результате к 2020 году был все же очищен двор от самосева и мусора, закрыт доступ в строения западного флигеля, проведена элементарная консервация, а у южного флигеля восстановлена часть кладки. По имеющимся свидетельствам, на этом выделенные средства закончились.

 

 

ЛОХШТЭДТ

► РФ, Калининградская обл., г. Балтийск
Координаты: 54.70728419.952261
Состояние объекта: Сохранились остатки стен фундаментов.


Замок Лохштэдт начал строиться в 1270 году, когда земли в районе нынешнего Приморска были выменяны у замландского епископа и стали принадлежать Ордену. Первоначально это было вальное укрепление, возможно, с деревянными постройками. Лишь после завершения покорения пруссов, предположительно около 1290 года, началось возведение каменного замка. Замок изначально закладывался как комтурский, хотя его первый комтур упоминается лишь в 1305-м. Размеры главного здания Лохштэдта уступали тому же Бранденбургу и составляли 53х47 м, но это также был четырехфлигельный замок, как и полагалось для комтурского.

Впрочем, есть свидетельства, что четвертый флигель при первоначальном строительстве не успели возвести и построили его только в XIV в. Кроме этих четырех флигелей замок имел очень мощную башню с толщиной стен у основания в пять метров. Также замок имел классический данцкер в виде вынесенной башни, которая располагалась над заливом. С востока к замку примыкал вытянутый прямоугольный форбург, образованный тремя постройками, в которых находились помещения для проживания солдат и слуг, а также склады. В самом замке подвалы служили в качестве тюрьмы, на первом этаже располагались служебные помещения кухня, топочная, арсенал, а также всевозможные склады. На втором были жилые помещения, ремтер, зал конвента. В южном флигеле, в его восточной части, была построена замковая капелла.

Замок Лохштэдт на этом месте был сооружен не случайно. Дело в том, что в XIII веке именно здесь проходил пролив, соединявший нынешний Калининградский залив и Балтийское море, а значит, замок Лохштэдт контролировал доступ с моря к Кёнигсбергу, Бальге, Бранденбургу и Фишхаузену.

Не следует, конечно, думать, что контроль этот был сродни тому, как контролировали проливы приморские крепости более позднего периода. В XIII–XIV вв. каких-либо действенных дистанционных средств воздействия на прорывавшиеся в пролив корабли в замке быть не могло. Но можно было устроить боновое заграждение из цепей и бревен, и тогда команде корабля пришлось бы высаживаться около замка, чтобы это заграждение открыть. Но не менее важной задачей был досмотр торговых кораблей, взятие с них пошлин, а также использование берегового права, по которому все потерпевшие крушения корабли с товарами становились собственностью того, кто владел берегом. Кроме того, значительную часть доходов комтурства составлял сбор янтаря на берегу, монополией на который владел Орден.

Но буквально через 5–10 лет после постройки замка в планы Ордена вмешалась сама природа — пролив у Лохштэдта стал интенсивно мелеть и заноситься песком. Позже были предприняты попытки его углубить, но тогдашние технические средства не позволили эффективно проделать эту работу. Около деревни Ваграм, где позже возникнет Пиллау, уже образовался новый пролив, и корабли стали ходить там.

В связи с этим замок Лохштэдт утратил значительную часть своих функций и стал по сути лишь центром янтарной добычи и янтарного управления. В XIV веке комтурство Лохштэдт было упразднено, замок стал относиться к комтурству Кёнигсберг, а управляющий замком получил должность пфлегера – смотрителя замка. Пфлегер замка Лохштэдт имел также должность янтарного магистра. В 1429-м управляющим замка стал герой обороны Мариенбурга во время Великой войны, свергнутый, но позже реабилитированный великий магистр Генрих фон Плауэн. В знак своих былых заслуг он получил должность хаускомтура, т.е. лица, равного комтуру по иерархии, но в ведении которого был комтурский замок без подчиненных территорий.

В самом начале Тринадцатилетней войны в 1454 году замок Лохштэдт был захвачен сторонниками Прусского союза, но уже в следующем отбит отрядом верховного госпитальера Генриха Рейсса фон Плауэна.

Лохштедт

В 1456-м в результате шторма образовался новый пролив рядом с Лохштэдтом. Были предприняты попытки его расширить и оборудовать для прохода судов, но после 1500 года поняли, что проще обустроить пролив у Пиллау.

К 1513 году замок Лохштэдт изрядно обветшал и требовал ремонта. Стесненный в средствах Орден передал его двум рыцарям с условием, что те произведут в замке необходимый ремонт. В 1629-м шведский король Густав Адольф, вставший лагерем у Лохштэдта, распорядился посторожить у Лохштэдта участок вала с бастионами, для чего разобрали стену пархама замка. Но серьезное разрушение замка началось в 1703-м, когда король Фридрих I распорядился снести данцкер, большую башню, северный, восточный и часть южного флигеля. В 1884-м оставшиеся строения замка переоборудовали под школу. Случившийся в 1888 году пожар полностью уничтожил форбург. Наконец, в 1907 году было решено капитально отремонтировать замок Лохштэдт как исторический объект. Работы продлились до самого начала Второй мировой войны, когда и были заморожены. В апреле 1945-го во время боев за Пиллау замок подвергся артиллерийским обстрелам и бомбардировкам, которые уничтожили его почти полностью, оставив лишь подвалы и фрагменты стен. За период до 1989 года эти подвалы были слегка потревожены местными копателями, а часть стен разобрана на стройматериалы. Но в конце 1989-го журнал «Шпигель» неожиданно выделил деньги на поиск в Лохштэдте Янтарной комнаты. В 1990 году начались работы, в которых самое активное участие принимал небезызвестный краевед и искатель культурных ценностей Авенир Овсянов. В результате работы тяжелой строительной техники были практически полностью уничтожены подвалы замка. Янтарную комнату, разумеется, не нашли.

 

 

ЛАБИАУ И ЛАУКЕН

► РФ, Калининградская обл., г. Полесск и Полесский р-он, пос. Саранское
Координаты: 54.862136, 21.110820 и 54.831127 и 21.234199
Состояние замка Лабиау (2020): Замок сохранился, помещения сдаются в аренду, музейная деятельность и реставрационные работы не ведутся.
Состояние замка Лаукен (2020): Сохранилось здание усадьбы на орденских фундаментах.


Оба замка играли схожие роли в орденском государстве: контролировали местность по берегам реки Деймы и служили перевалочной базой при организации походов Ордена на Литву. Замки были основаны практически в одно время — Лабиау около 1274 года, Лаукен — около 1270-го. Любопытно, что нынешний город Полесск (Лабиау) и поселок Саранское (Лаукишкен) имеют одну официальную дату основания — 1258 год. Но это связано не с замком, а с упоминанием прусских деревень на этом месте в договоре о разделе прусских земель между Орденом и епископом.

Итак, в 1270-е оба замка были воздвигнуты как вальные укрепления с деревянными постройками. На короткое время замок Лабиау даже успел стать комтурским, но в 1289-м был заложен замок Рагнит, и управление восточными территориями нынешней Калининградской области перенесли туда. В начале XIV в. у Ордена стали появляться значительные средства на модернизацию своих укреплений, а новый противник — литовские князья с отрядами, укрепленными воинами из русских земель и Орды, — наглядно показал, что деревянные замки для него не являются существенной помехой. Потому уже в 1327-м Лаукен был перестроен в камне. Строительство каменного замка Лабиау началось позже – в 1360 году после двух разорительных литовских набегов 1347-го и 1352 года. Замок Лабиау тогда не был атакован, но и небольшой гарнизон замка мог лишь наблюдать, как литовские отряды опустошают и сжигают окрестные деревни.

Лабиау

После перестройки в камне замки стали совершенно разными по устройству и значимости в жизни орденского государства.

Лаукишкен был построен как небольшой замок в ¼ от полного типового четырехугольника, т.е. имел один флигель, а прямоугольное начертание завершалось тремя оборонительными стенами. Замок имел одну квадратную башню в юго-восточном углу. Лабиау же выстроили по «полной программе» — замок получился не очень большой, но имел все четыре флигеля и две квадратные башни. Форбург Лаукена был стандартным прямоугольным, у Лабиау же построили неправильной формы форбург, отдаленно напоминающий четверть круга. В форбурге находились ворота с надвратной башней, также там была построена кирха св. Георга, просуществовавшая как хозпостройка до 1880 года. Данцкер замка Лабиау был встроен в стену. На первых этажах находились хозяйственные и служебные помещения, включая кухню и пекарню. На втором — жилые помещения, зал для собраний и церемоний, ремтер.

В XIV–XVI вв. замок Лабиау использовался под размещение административного управления по строительству канала, получившего позже название Гросс Фридрихсграбен, а у нас — Полесский канал. Канал был построен к 1410 году, но еще 120 лет после этого велись работы по его расширению и периодической чистке. Это была уникальная по тем временам работа, целью которой было обеспечение надежного судоходства от Кёнигсберга до Рагнита без выхода в море или в залив. Любопытно, что одно время работами на канале руководила женщина по имени Катарина Трухзесс фон Ветцхаузен (ум. 1526).

В ходе Тринадцатилетней войны (1454–1466) Лабиау оставался верным Ордену. Атаковавшие в самом начале войны замок отряды Прусского союза из-под Велау (Знаменск) и Алленбурга (Дружба) встретили достойное сопротивление его гарнизона. Взять замок им не удалось.

Лаукишкен же вплоть до секуляризации Ордена периодически упоминается в числе замков (в т.ч. и в Краковском договоре 1525-го), но каких-то значительных событий вокруг него не происходило. 

Лабиау

После секуляризации Ордена Лабиау стал центром амта, а сам замок был передан в качестве свадебного подарка первой жене Альбрехта — Доротее, затем после смерти Доротеи и новой женитьбы Альбрехта Лабиау достался второй жене — Анне Марии. Замок Лаукен во времена герцога Альбрехта использовался как охотничий дом. Оба замка подверглись частичной перестройке под гражданские нужды. 

В 1581–1584-м замок Лаукен еще раз перестраивается в загородную резиденцию, на этот раз перестройка была кардинальной, от рыцарского замка остались только подвалы и фундаменты. Руководил перестройкой придворный архитектор курфюрста регента Георга Фридриха Блазиус Берварт. В дальнейшем Лаукен стал рыцарским имением и продолжал им оставаться вплоть до самой Второй мировой войны.

Лабиау же при великом курфюрсте Фридрихе Вильгельме стал цитаделью крепости Лабиау, возведенной вокруг замка и имеющей бастионное начертание. С 1818-го это была резиденция ландрата — главы района Лабиау, также в замке находились такие административные институты, как суд и тюрьма. Форбург частично снесли, рвы также частично засыпали. Но сам замок оставался в достаточно привлекательном виде с архитектурной и исторической точки зрения.

После 1945-го в Лаукишкене в бывшем имении открыли школу. В таком же статусе замок дошел до наших дней. По-прежнему сохраняются оригинальные подвалы и фундаменты, в школе даже есть самодеятельный музей истории замка Лаукен.

Иначе судьба сложилась у Лабиау. В 1945-м замок приспособили под тюрьму. В этой роли он служил до 1963-го, когда в нем случился пожар. Но даже после пожара, как следует из фотографий, сохранились фахверковые стены, часть черепичной кровли. От форбурга еще оставалась надвратная башня и остатки оборонительных стен. После здание использовал филиал Ленинградского сельскохозяйственного института в Полесске, затем его отдали заводу «Янтарь» под производственные помещения. При перестройке замка под мастерские пострадали внутренние помещения, внешние стены, были снесены оборонительные стены и надвратная башня. В 90-е замок стал муниципальной собственностью. Один угол отдали под городской музей, в остальных разместились различные коммерческие учреждения. В настоящее время музей фактически не работает. Сохранились орденские подвалы и отдельные элементы орденских помещений.

 

 

НАИБОЛЕЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ЗАМКИ НА ТЕРРИТОРИИ ПОЛЬШИ

Карта замков на территории Польши

На территории Польши сохранилось множество объектов, относящихся к орденскому периоду. Местные эксперты выделили из них наиболее интересные, которые объединены теперь в ассоциацию.
(На фото: карта замков Поморского воеводства, украшающая территорию около главного замка-музея Мариенбург в городе Мальборк, что находится в часе езды от границы КО.)

 

МЕВЕ

► Польша, Поморское воеводство, Тчевский повят, г. Гнев (Gniew)
Координаты: 53.834357, 18.827852
Состояние объекта (2020): Замок в идеальном состоянии. Внутри работают гостиница и SPA-комплекс, множество конференц-залов, залы для проведения праздников. В часовне проводятся свадьбы. Крытый двор принимает различные ивенты. Рядом с замком прекрасный ресторан. Регулярно проводятся реконструкции рыцарских турнирв и других исторических событий.


Замок Меве (Гнев) считается самым мощным тевтонским укреплением на левом берегу Вислы. Первое упоминание о Меве относится к 1229 году, когда территорию получили монахи-цистерцианцы из Оливского монастыря под Данцигом. В 1276-м по завещанию поморского князя Самбора земли Меве достались Ордену. Тотчас же было учреждено комтурство Меве, а после Миличского договора (1282) начато строительство замка, сначала как временного деревянного укрепления. Работами руководил первый комтур Меве Дитрих фон Шпира (Dietrich von Spira). Для строительства использовались деревянные конструкции разобранного укрепления Поттенбург в Кульмской земле, которые доставлялись в Меве водным путем. Буквально сразу после окончания постройки деревянного укрепления началась его перестройка в камне. Строительство начали с оборонительных рвов и выкладки четырехугольника оборонительных стен, высота которых достигала 6 метров. В углах этого четырехугольника были построены выступающие за периметр башни — три примерно одинаковые и одна значительно крупнее в размерах. Затем стали строить жилые помещения. К тому времени у стен замка немецкими колонистами закладывается поселение, которому 25 сентября 1297 года ландмейстер Пруссии Майнхард фон Кверфурт (Meinhard von Querfurt) предоставил кульмское городское право.

Меве

В начале XIV века замок Меве подвергся перестройке — высоту стен и башен увеличили, достроили два флигеля основного здания, соорудили на стенах деревянные оборонительные галереи. В период расцвета Ордена во 2-й половине XIV века замок Меве был важнейшим его оборонительным пунктом на западе государства.

Перед началом Великой войны (1409–1411) с Польшей и Литвой в арсенале замка Меве имелось 162 арбалета, 40 тысяч болтов для них, некоторое количество огнестрельного оружия, а под седлом стояло 105 боевых коней, еще 405 лошадей могли быть использованы как обозные. Впрочем, ни замковые укрепления, ни имевшийся арсенал не помогли замку выстоять в Великой войне 1409–1411-го — после битвы при Грюнвальде, где был убит комтур Меве Зигисмунд фон Рамунген (Sigismund von Ramungen), замок Меве был взят польскими войсками без боя. Однако по Первому Торнскому миру в 1411-м году Меве был возвращен Ордену. В период между Великой и Тринадцатилетней войнами Меве стал резиденцией сложившего с себя в 1422-м полномочия великого магистра Михаэля Кюхмайстера фон Штернберга. Замок даже подвергся некоторой перестройке, в результате которой в северном крыле были сооружены покои бывшего великого магистра, а сам замок обзавелся внушительным форбургом. Впрочем, через полтора года обитатель резиденции умер, и замок вернулся к прежней жизни.

Во время Тринадцатилетней войны (1454–1466) город Меве у стен замка перешел на сторону Прусского союза. Городское ополчение, руководимое, однако польским командиром Яном из Яни, уже в феврале 1454-го осадило замок. Гарнизон после недели непрерывных боевых действий понял, что рано или поздно повстанцы замок возьмут, а потому неожиданно для осаждавших поджег деревянные конструкции в замке и бежал в Мариенбург. Ян получил замок в качестве королевской награды за успешную осаду, но жителей Меве было уже не остановить — и они разграбили замок, когда он был фактически польским, и выступал на их стороне. На этом странности Тринадцатилетней войны для замка Меве не закончились. Когда к сентябрю 1454 года Орден оправился от первых поражений и начал переламывать ход войны в свою пользу, жители Меве перешли на его сторону и помогли орденским войскам взять замок обратно. В замке остался гарнизон из собственно рыцарей Ордена, руководимых великим комтуром Ульрихом фон Изенхофеном, и орденских наемников. Этот гарнизон вскоре подвергся атаке польского войска, которое значительно превосходило силы защитников замка.

Mewe – Gniew

К тому же в замке вспыхнула эпидемия, а взбунтовавшиеся из-за невыплаты жалования наемники стали торговаться с поляками об условиях сдачи замка. Тем не менее, вскоре польский гарнизон снял осаду и вернулся в Польшу. Как выяснилось позже, один из руководителей обороны замка Фриц фон Равенек через польского рыцаря попросту подкупил часть солдат противника. 

В 1457 году польская армия вновь осаждала Меве и вновь потерпела неудачу. Наконец в 1463-м Меве окружило усиленное артиллерией войско под командованием гетмана Петра Дунина, которое начало планомерную осаду с полным блокированием замка и строительством вокруг него земляных укреплений. После девятимесячной осады замок Меве капитулировал. А еще через 2 года закончилась Тринадцатилетняя война, и по Второму Торнскому миру Меве оказался на территории, присоединенной к Польскому королевству. Замок стал административным центром под управлением старосты и укрепленным пунктом против возможного тевтонского наступления.


В 1625 году замок, уже носивший имя Гнев, был взят шведской армией под руководством короля Густава II Адольфа в ходе польско-шведской войны 1621–1626 гг. После окончания перемирия и с началом следующей польско-шведской войны (1626–1629) в 1627-м замок был отбит поляками. Впрочем, это уже не было частью военной истории замка. К этому времени он потерял военное значение и переходил из рук в руки в ходе захвата (освобождения) территории вокруг него. Во время следующей польско-шведской войны («Шведский потоп», 1655–1660) замок Гнев в 1655 году был захвачен поляками, а в 1627-м снова возвращен Польше. Эта война принесла Гневу значительные разрушения: был полностью утрачен форбург и фрагменты оборонительных стен.


Со второй половины XVII века замок становится резиденцией гетмана и старосты Гнева, будущего короля Польши Яна Собесского. В период правления в Гневе он способствовал возрождению города после войн, а замок несколько перестроил под собственные нужды, в частности, в нем был сооружен флигель для его жены и детей. После смерти Яна Собесского Гнев стал собственностью его вдовы Марии Казимиры.

Mewe – Gniew

В 1772 году после первого раздела Польши Гнев снова стал прусским городом. Нашлось применение и замку — он снова был перестроен, на этот раз приспособлен под хранение военного имущества, фуража и размещения солдат.

В статусе казарм и складских помещений он пребывал до 1856-го, когда был передан министерству внутренних дел и начал перестраиваться под тюрьму. При перестройке был утрачен ряд старинных строений и деталей, в частности разобран данцкер. Зато, следуя моде на неоготику, в замке восстановили стрельчатые арки и окна, а также угловые башенки. Форбург был переделан и отстроен заново, в кровле появились световые окна. Как тюрьма Меве функционировал до начала Первой мировой войны, когда снова был отдан военным для размещения солдат.

Фатальным для замка стал 1921 год. К этому времени территория снова отошла Польше. По легенде замок был подожжен немецким диверсантом, но на самом деле причины большого пожара в замке неизвестны до сих пор. В результате возгорания были обрушены перекрытия в трех флигелях из четырех, стены устояли, но были покрыты копотью.

В ходе Второй мировой войны, замок служил помещением ячейки гитлерюгенд, местом сбора призывников, перевалочным лагерем военнопленных. А после ее окончания в развалинах замка расположился сначала польский саперный батальон, затем тюрьма.

Меве

У стен замка Гнев (Меве) ежегодно проводятся два великолепных реконструкторских фестиваля.
(Фото со страницы замка в социальной сети Facebook.)

Наконец, в 1967 году было принято решение о восстановлении замка как исторического строения с музейным комплексом. Первый этап восстановления прошел в 1968–1975-м, в ходе которого были расчищены завалы и восстановлены часть перекрытий и кровля в двух флигелях.

С 1992-го начался второй этап реставрации. В настоящее время в замке действуют филиал Гданьского археологического музея, исторический, конный и охотничий клубы, хоровая студия, кузница, школа магии. В замке и его окрестностях проводятся традиционные реконструкции и турниры: битва при Гневе (1625), «Меч Собесского», проводятся различные мероприятия — от научных симпозиумов до свадеб. 

 

МАРИЕНВЕРДЕР

► Польша, Поморское воеводство, г. Квидзын (Kwidzyn)
Координаты: 53.735730, 18.921871
Состояние объекта (2020): Замок и его подвалы в прекрасном состоянии. Внутри — краеведческий музей.


Замок Мариенвердер (Квидзын) был заложен как деревянно-земляное укрепление в 1233 году на острове посреди Вислы у старого славянского поселения Квидин. Однако вскоре замок был перенесен на новое месту к самому поселению Квидин. Вот как эти события описываются в «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга:

О ВОЙНЕ БРАТЬЕВ С ПОМЕЗАНАМИ И О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА МАРИЕНВЕРДЕР

«После того как … по милости Божией… пределы земли Кульмской были очищены от старой закваски пороков и лукавства язычников, чтобы Бог-спаситель наш послал нам удачу на пути в земли соседних язычников, как иные с уверенностью полагают, магистр и братья, приготовив то, что требуется для сооружения замков, незаметно переправились на остров у Квидина, что ныне почти напротив Мариенвердера, и там в год от Рождества Христова 1233 воздвигли на одном холме замок, назвав его Мариенвердером. Но когда тот благородный муж и доблестный рыцарь из Саксонии, бургграф из Магдебурга по прозвищу «с маленькой рукой», в окружении многих рыцарей и оруженосцев пришел в замок Кульм, в течение года, что он там пробыл, пошел с магистром и братьями и перенес вышеупомянутый замок Мариенвердер с острова Квидина на то место, где он ныне находится, в волости Помезании, называемой Рейсен, изменив место, но не название.»

Marienwerder

В 1234-м поселение у замка Мариенвердер получило городские права. А через 9 лет в 1243 году встал вопрос о разделе прусской земли Помезании между Орденом и Помезанским епископством.

Дело в том, что булла римского папы, благословляющая тевтонцев на покорение Пруссии и дарующая ему захваченные земли, предусматривала передачу трети земель церкви, то есть местному епископу под полное административное и хозяйственное управление. При этом в оставшихся 2/3 земель епископ сохранял всю полноту церковной власти. В грамоте от 29 июля 1243 года, в частности, говорится: «Второй приход (епархию) мы разграничиваем так, что он ограничивается Оссой, Вислой и Драузен-зее, оттуда - вверх по течению реки Пасалюк, таким образом, к этому приходу должны относиться Вердер, Мариенвердер, Зантиер и Гросс-Вердер…». В декабре 1248 года монах-доминиканец Эрнст стал первым епископом Помезании, причем в утверждении кандидатуры участвовали и представители Ордена. Однако из-за прусского восстания приступить к своим обязанностям он смог только в 1249 году. В 1250-м состоялся фактический раздел Помезании между Орденом и епископством, вице-ландмейстер Ордена Людвиг фон Кведен разделил все захваченные земли на три примерно равные части и предложил будущему епископу выбрать одну из них. По-видимому, торг из-за земель был весьма напряженный, потому что грамоты, закреплявшие окончательный раздел территории, подписаны были только в 1255 году. Епископ выбрал себе западную часть Помезании с замками Мариенвердер, Ризенбург (Прабуты) и Шёнберг (Шимбарк). После смерти епископа Эрнста в 1258 году вторым помезанским епископом стал орденский брат Альберт (которого на эту должность, естественно, протежировали орденские власти). Тут случилось второе, самое мощное, прусское восстание. Епископ Альберт был вынужден покинуть свои владения. Вернулся он только в 1276-м и обосновался в замке Ризенбург, недалеко от Мариенвердера. Тут и сказалась его прошлая принадлежность Ордену — когда в 1284 году настала пора создания высшего коллегиального органа епископства — соборного капитула, то туда вошли (с одобрения Ордена) исключительно братья Тевтонского ордена. С учетом того, что сам капитул уполномочен выбирать епископа, с тех пор в Помезанском епископстве все его главы и члены соборного капитула были выходцами из Тевтонского ордена. В последующих договорах епископ оставил за собой безоговорочное право на церковную и административную (сбор налогов и податей) власть в своих владениях. Вопросы же обороны земель от внешних и внутренних врагов остались в компетенции тевтонского руководства. Замок Мариенвердер был отдан под резиденцию помезанского соборного капитула, которому также передавалась вся полнота власти в городе Мариенвердер и окружающей местности. Таким образом, произошла фактическая инкорпорация Помезанского епископства в Тевтонский орден. Поэтому замок Мариенвердер можно называть как епископским (что абсолютно верно), так и орденским, поскольку он являлся таким же опорным пунктом Тевтонского ордена, как и замки «чисто орденские».

Мариенвердер

Каменный замок Мариенвердер стал строиться в 1285 году, после того как он был утвержден в качестве резиденции соборного капитула Помезании. Строительство длилось более 50 лет и закончилось ок. 1340 года. Построенный замок представлял собой классический квадрат из четырех флигелей, внутри которого находился замковый двор.

В углах четырехугольника возвышались квадратные башни. Назначение строений в целом напоминало комтурский замок: восточное и южное крыло носило в основном административные функции, здесь располагались зал собраний капитула, архив, покои главы капитула, казна, библиотека, учебные классы для слушателей кафедральной школы, больница. Северное крыло отводилось для хозяйственных нужд, его помещения занимали кухня, склады, а также зимняя трапезная и часовня. В западном крыле находились спальни. С севера к замку примыкал обширный форбург. Примерно в 1393 году был пристроен данцкер, ныне известный как «башня Гданиско». Данцкер был далеко вынесен за стены замка и связан с ним 50-метровым кирпичным арочным мостом. Польские историки утверждают, что данцкер Мариенвердера был самым крупным данцкером среди всех замков Тевтонского ордена и Польского королевства.

Около 1325 года близ замка началось строительство кафедрального собора в Мариенвердере. Новый собор решили связать в единый комплекс с замком. Для этого юго-восточная башня замка была превращена в колокольню. В кафедральном соборе в 1330 году был похоронен великий магистр Вернер фон Орзельн, убитый душевнобольным орденским братом. Собственно, ничего необычного в выборе места захоронения не было – место для захоронения великих магистров Ордена в капелле Святой Анны в Мариенбурге было принято уже позже, после смерти магистра Дитриха фон Альтенбурга в 1341 году. Причем, судя по всему, капелла Святой Анны стала единым последним пристанищем руководителей Ордена только со смертью Генриха Дуземера (1351), так как магистр Людольф Кёниг фон Ватзау в 1345 году был вновь похоронен в кафедральном соборе Мариенвердера. Забегая вперед, скажу, что третьим великим магистром, похороненным в 1429 году в соборе Мариенвердера стал Генрих фон Плауэн. Причины, по которым отстраненный от власти в 1413-м магистр нашел упокоение здесь, а не в Мариенбурге, до сих пор не известны. К моменту смерти опальный магистр был полностью реабилитирован и даже получил славу «спасителя Мариенбурга». Наверное, все-таки какие-то претензии к его личности были, может быть, сама история с его арестом, бросившая тень на нравы в тевтонском руководстве, сыграла свою роль. В любом случае, в Мариенвердере покоятся останки трех великих магистров Ордена, судьбы которых были далеки от канонической для людей этого ранга: один был убит своим же орденским братом, второй подал в отставку в связи с душевной болезнью, третий отстранен от власти соперником и претендентом на высший пост в Ордене.

Замок Мариенвердер

С момента своего создания и до самой Великой войны (1409–1411) Ордена с Польшей и Литвой новый замок Мариенвердер не участвовал ни в каких боевых действиях. Зато после Грюнвальдской битвы осады и штурмы стали для него делом достаточно регулярным.

Осенью 1410 года польско-литовское войско после неудачной осады орденской столицы Мариенбурга взяло замок Мариенвердер «на обратном пути» в Польшу. После окончания войны по Первому Торнскому миру Мариенвердер остался за Орденом. Последующее резкое ухудшение экономической ситуации в орденском государстве, а также недовольство светской знати и бюргеров орденской властью привели к созданию Прусского союза городов, который был образован в Мариенвердере 14 марта 1440 года. Разумеется, в союз вошел и сам город Мариенвердер. В результате разразившейся в 1454 году Тринадцатилетней войны замок Мариенвердер не раз подвергался угрозам нападения, самой мощной по противостоянию была осада замка в 1460 году польским воеводой Анджеем Пушкажем. Следующий раз польское войско появилось у стен Мариенвердера в 1478 году во время т.н. «Войны священников» (1478–1479). На этот раз поляками был взят город, но замок, в котором укрылись горожане, устоял. И следующая по хронологии война – «Война всадников» (1519–1521) также не обошла стороной Мариенвердер. В марте 1520-го его осадило и взяло польское войско. Военные испытания не могли не сказаться на состоянии замка. Известно как минимум два значительных ремонта в 1480-х и 1520-х годах, в ходе которых были разобраны разрушенные при штурме угловые башни.

После подписания Краковского договора (1525) между Тевтонским орденом и польской короной, секуляризации Ордена и создания светского лютеранского герцогства Пруссия в том же 1525 году замок стал резиденцией уже евангелистского помезанского епископа.

Первым таким епископом и хозяином замка Мариенвердер в 1530-м стал совершенно незаурядный человек Пауль Сператус, который был одним из первых соратников Мартина Лютера, придворным советником герцога Альбрехта, автором протестантских сочинений и гимнов. Во второй половине XVI века замок Мариенвердер утрачивает какое-либо военное значение и становится административным центром амта. Его помещения теперь заполнили управленцы, сборщики налогов, судьи. Как и многие другие замки, Мариенвердер мог быть использован для официальных приемов – благо для этого имелись и обширные помещения, и сам вид замка располагал к решению государственных задач. Так в 1709 году в замке Мариенвердер остановился царь Петр I во время очередного визита в Пруссию. При Фридрихе II, после присоединения Западной Пруссии, в Мариенвердере расположился верховный суд этой провинции (и тюрьма с ним в комплексе). При этом в замке была проведена серьезная перепланировка. Однако, похоже, здание очень устраивало провинциальных судей, потому к концу XVIII века для них построили новое здание, материалом для которого послужил разобранный южный флигель.

Вполне возможно, что замок Мариенвердер, как и ряд других, был бы разобран полностью на стройматериалы, но к середине XIX века в Германии начался рост интереса к историческому наследию. Замки Тевтонского ордена в это время были обследованы, сделаны их зарисовки и чертежи. В отношении замка Мариенвердер король Фридрих Вильгельм IV распорядился провести восстановительные работы, чтобы замок принял прежний средневековый вид.

Мариенвердер в наши дни

После проведения реконструкции помещения замка использовались для государственных и общественных нужд: здесь квартировались солдаты, обучались ученики ремесленной школы, заседали различные чиновники. Нацисты также использовали имеющиеся средневековые строения — в 1936-м здесь открылось местное отделение организации гитлерюгенд.

После войны и раздела Пруссии между СССР и Польшей Мариенвердер стал польским городом Квидзын. Замок, стены которого практически не пострадали в ходе военных действий, уже в 1949 году решено было приспособить под музей. В настоящее время в нем находится богатая коллекция предметов, рассказывающих об истории Тевтонского ордена и Польского королевства. Несомненно, уникальным является данцкер замка Мариенвердер. В большинстве других замков, дошедших до наших времен, эти средневековые «оборонительные туалеты» были разрушены еще на границе Средневековья и Нового времени как сооружения, утратившие свое изначальное предназначение, а потому их можно увидеть только на картинках исторических реконструкций.

 

МАРИЕНБУРГ

► Польша, Поморское воеводство, г. Мальборк (Malbork)
Координаты: 54.039985, 19.028322
Состояние объекта (2020): Замок находится в прекрасном состоянии и представляет собой одну из главных туристических достопримечательностей Поморского воеводства. Внутри — музейный комплекс с поражающей воображение постоянной экспозицией и множеством временных.


Мариенбург (Мальборк) был заложен как комтурский замок в 1274 году уже после подавления 2-го прусского восстания. Оговорюсь сразу, что используемое в русском языке и российской историографии название замка неверно, немецкое Marienburg читается как «Маринбург» (также как Маринвердер, а не Мариенвердер), но что-то менять здесь, пожалуй, поздно. Такое произношение названия замка стало давно общеупотребительным.

Возведение еще одного замка в долине Вислы на ее притоке Ногате определенно преследовало цели контроля этого водного пути и управление плодородными, а следовательно, прибыльными землями округи. Первоначально было построено типичное для комтурского замка кирпичное четырехфлигельное строение с угловыми башенками.

Если бы будущую столицу Ордена в то время посетил какой-нибудь знатный феодал из Франции или Северной Италии, то он бы заметил, что замок Мариенбург довольно велик, но недостаточно укреплен по западноевропейским меркам. Башни замка весьма тесны для размещения значительного количества защитников, а их конструкция не позволяет в полной мере контролировать пространство под стенами. Флигели имеют мощные и высокие стены, но без входивших в моду в то время навесных бойниц — машикулей, позволяющих без опасности быть пораженным стрелой противника сбрасывать ему на голову камни, лить кипящую смолу или нечистоты. Впрочем, на такой упрек комтур замка ответил бы, что все построено предельно рационально. Дополнительные оборонительные элементы требуют привлечения первоклассных зодчих, а это приводит к существенному удорожанию строительства. При том, что даже у соседей — поляков искусство грамотного штурма замка со строительством контрукреплений, возведения осадных башен и использованием различных метательных орудий для разрушения стен было развито слабо, а у литовцев и пруссов отсутствовало вообще. Поэтому даже небольшой гарнизон каменного замка, стены которого невозможно поджечь, при должном запасе провизии и исправности колодца мог противостоять язычниками очень долгое время. И здесь важнее были обширные кладовые, чем количество башен у замка. Если гарнизон насчитывал хотя бы десяток-другой рыцарей и сотню пехотинцев-кнехтов, то братья Ордена предпочитали решать вопросы с неискушенным противником на площадке перед замком в открытом бою, так как преимущество тяжелого доспеха и боевой выучки было даже значительнее, чем защита кирпичных стен.

В 1280-х замок обнесли оборонительной стеной. Тогда же в замок был перенесен монастырь, а в пределах оборонительной стены расположилось монастырское кладбище. Около замка еще в 1276 году возникло поселение, которому в 1278-м было даровано городское право. До конца XIII века к квадрату четырех флигелей пристроили данцкер и большую оборонительную башню. С северо-востока к замку пристроили форбург. В общем, до 1309 года Мариенбург развивался как типичный комтурский замок. После того как в 1308 году был захвачен Данциг, а вслед за этим по Сольдинскому договору присоединено и все Восточное Поморье, магистру Зигфриду фон Фойхсвангену стало понятно, что хорошо у Ордена дела идут только в Пруссии, тем более что плотнее заняться прусским направлением призывал ландмейстер Пруссии Генрих Плоцке — личность весьма в Ордене авторитетная. А потому в 1309-м столица Ордена и резиденция великого магистра переехала из Венеции в Мариенбург.

Мариенбург

Выбор Мариенбурга столицей Ордена был оправдан, т.к. замок находился, с одной стороны вне досягаемости литовских язычников, совершавших набеги на орденские земли, с другой — в самом оживленном районе государства. Официально Мариенбург был объявлен орденской столицей 14 сентября 1309 года.

Понятно, что столичный статус должен был неминуемо повлиять на сам замок. Необходимость разместить значительное количество чиновников, слуг, воинов, вести прием официальных делегаций и посольств привела к тому, что перестройка Мариенбурга началась уже в том же 1309 году. В 1330-е замок приобрел свою трехчастную структуру и стал состоять из Верхнего замка — реконструированных самых старых строений, Среднего замка, расположившегося на месте прежнего форбурга, и Нижнего замка, ставшего хозяйственно-складской территорией взамен старого форбурга. В Верхнем замке была сооружена капелла Св. Анны — место будущего погребения почти всех великих магистров. Но традиция хоронить там руководителей Ордена появилась не сразу. Сам инициатор переноса столицы Зигфрид фон Фейхтванген был похоронен в 1311-м в Кульмензее (Хелмжа). Его последователь Карл фон Трир погребен у себя на родине в Трире в 1324-м. Вернер фон Орзельн и Людвиг фон Брауншвейг упокоились в соборах Мариенвердера (1330) и Кёнигсберга (1335). Лишь в 1341 году в капелле Св. Анны был похоронен Дитрих фон Альтенбург. Но традицией похороны в Мариенбурге стали еще через 10 лет с похоронами Генриха Дуземера, т.к. предшествующий ему Людольф Кёниг нашел последнее пристанище в Мариенвердере.

Основная жизнь замка Мариенбург протекала в Среднем замке, где расположилась сама резиденция магистра, также называемая дворцом великого магистра. Эта часть Мариенбурга в основном была построена в период правления Генриха Дуземера (1345–1351), который не скупился на то, чтобы Мариенбург обрел масштаб замковых строений и богатство интерьеров. Большая трапезная Среднего замка могла разместить до 400 человек. Для росписи стен в зале конвента применялась дорогущая зеленая краска, изготавливаемая в Средние века из моллюсков. В общем вся громада комплекса и его убранство должны были подчеркивать могущество Ордена. И что характерно, замок Мариенбург как раз преумножал свое величие вместе с величием самого Тевтонского ордена и вместе с ним его утратил.

Мариенбург

Любопытно, что от Туманного Альбиона до берегов Балтики средневековые замки устраивались по одному принципу: нападавшие должны штурмовать преграду за преградой, брать один рубеж за другим. Так вооруженному отряду, решившемуся захватить замок Мариенбург с западной, наименее защищенной стороны, предстояло преодолеть полтора десятка укрепленных ворот, 4 разводных моста, взломать 3 опускающихся железных решетки.

Интересно и другое: за всю многовековую историю штурмов тысяч замков в Европе ситуация, когда штурмовавшие действительно брали преграду за преградой, а в конце концов, осадили остатки гарнизона в цитадели — донжоне или бергфриде, случалась всего нескольких раз. Так что это, просчет создателей замковой системы обороны? Не думаю. Скорее всего, это психологическое оружие, ведь те же польские послы неоднократно были на аудиенции у великого магистра. Каждый раз их проводили сложным путем с опусканием и подъемом мостов и решеток, отпиранием замков на обитых железом дверях, под надзором стражи в многочисленных башнях и башенках. И они, вернувшись из Мариенбурга, докладывали королю, что этот замок — сущая кирпичная западня, взять которую штурмом просто невозможно. Да, и кстати. Все эти многочисленные препоны в 1361 году не смогли сдержать в темнице замка литовского князя Кейстута. Потому что один предатель среди гарнизона замка может перечеркнуть всю хитроумность его создателей.

К Великой войне 1409–1411 годов был полностью построен. После поражения Ордена в Грюнвальдской битве польско-литовское войско решило закончить войну одним махом и двинулось на столицу Ордена. Взятие Мариенбурга по всем расчетам не было уже непосильной задачей. В Мариенбурге оставался небольшой, примерно в 50 рыцарей, гарнизон из тевтонцев и венгерских дворян, который, получив весть о полном разгроме орденского войска и гибели великого магистра Ульриха фон Юнгингена, потерял моральный дух, а с ним и боеспособность. Но польский король Владислав изволил по обычаям победителя провести на поле боя три дня. Затем были похороны погибших поляков и тевтонцев. Только 18 июля 1410 года королевское войско подошло к Мариенбургу. Но туда уже успел прибыть отряд комтура Швеца Генриха фон Плауэна, который, едва получив известие о разгроме Ордена, предугадал планы противника и выступил с войском в Мариенбург для его обороны. Уже 18 июля он был в замке, первым делом приказав сжечь город, чтобы его не использовали для квартирования поляки и литовцы. Владислав же не спешил, по пути занимал второстепенные замки, принимал посланников замков и городов, желавших добровольно сдаться польской короне. Только 25 июля войско Владислава подошло к Мариенбургу. На следующий день была предпринята первая попытка штурма, которая не увенчалась успехом. После этого замок подвергся артиллерийскому обстрелу. Даже примитивная артиллерия начала XV века показала, что кирпичные укрепления не в состоянии долго противостоять ее огню. Каменные ядра в силу малочисленности орудий у поляков не нанесли фатального вреда замковым постройкам, но страха на защитников нагнали. Одно из каменных ядер, повредившее летний ремтер Среднего замка, было впоследствии вмуровано в его стену в память о тех событиях. Впрочем, орденская артиллерия тоже не молчала и с переменным успехом выпускала каменные ядра в сторону польского войска. Осада затягивалась. Тевтонцам удалось через приходского священника вывезти казну Ордена из замка и на эти деньги нанять наемные войска.

Мариенбург
Интерьеры Мариенбурга шокируют. В XV веке там уже были теплые полы! А какие потолки!

9 сентября 1410-го объединенное осадное войско покинули литовцы. Затем, не веря в успех, стали отъезжать и польские князья. Королю ничего не оставалось, как снять осаду и начать возвращение в Польшу. Таким образом, Генрих фон Плауэн заслужил звание «спасителя Мариенбурга», а сам Мариенбург мог считаться спасителем Ордена, потому что с его падением итоги Великой войны были бы совсем другие.

А итоги эти, как неоднократно упоминается, были достаточно сносными, учитывая, что в военном плане Орден был разгромлен, и дальнейшие военные действия успеха ему не сулили. Территориально Орден терял только самое последнее приобретение — Жемайтию, да и то только на время царствования короля Польши Владислава и великого князя Литвы Александра. При этом контрибуция в пользу короля в 100 тысяч пражских грошей казалась орденским руководителям вообще второстепенной статьей мирного договора. Но именно эти деньги в конечном итоге сделали то, что не могла совершить вся польско-литовская армия — уничтожить Орден как самостоятельное государство, разрушить его целостность, как территориальную, так и социальную.

Период между Великой и Тринадцатилетней войной (1411–1454) был для Ордена и его столицы Мариенбурга чередой политических, финансовых и гражданских кризисов. Когда настала пора платить первую треть контрибуции, выяснилось, что денег в Ордене нет, казна, муниципалитеты и крестьянство разорены войной, а кроме контрибуций Орден оказался еще и должником по внутренним и внешним займам. Магистр Генрих фон Плауэн поступил так, как многие века поступали все европейские правители — ввел на погашение долга специальный налог, который затронул все населения государства, но прежде всего самих рыцарей Ордена и города. В ответ он закономерно получил оппозицию, как в самом Ордене, так и в муниципалитетах. Взбунтовался Данциг — важнейший источник доходов Ордена, затем к бунту присоединился Реден, развил деятельность антитевтонский «Союз ящерицы». На это у магистра был один ответ: военная экспедиция, суд, казнь предводителей. Но после того как был осужден комтур Редена, в орденской верхушке магистр тоже лишился поддержки. Плауэн пошел на беспрецедентный шаг – стал проводить советы с горожанами и мелким дворянством, в 1412 году он учредил «Совет земель», ставший первой попыткой ввести представителей городов в систему государственного управления.

Marienburg
Колонны во дворе Верхнего замка Мариенбург украшают многочисленные горельефы.

Но этот «демократический шаг» на самом деле сыграл во вред авторитету магистра — теперь Генрихом фон Плауэном были недовольны все: братья Ордена, ливонский ландмейстер, городской нобилитет, духовенство. Масла в огонь подливал польский король, который слал папе и императору грамоты с предложением упразднить Орден вообще, т.к. в Прибалтике для него не осталось задач.

Магистр обязан был отреагировать на такую провокацию и начал преждевременные военные действия против Польши. Сам магистр по болезни остался в Мариенбурге, что не добавило ему авторитета в военных кругах. Кончилось тем, что военное руководство вернуло войско назад, а собравшийся по инициативе магистра капитул выступил против него, обвинил Плауэна в измене, непростительных просчетах и, в конце концов, заставил его «добровольно» отречься от власти. Фон Плауэн был отправлен в тюрьму Данцига, а магистром стал глава заговорщиков Михаэль Кюхмайстер фон Штернберг. Так в Мариенбурге свершился первый и последний в истории столицы государственный переворот. До сих пор остается неясной история с последующими похоронами Генриха фон Плауэна. Он был полностью реабилитирован незадолго до смерти и по орденским хроникам упокоен в капелле Св. Анны в Мариенбурге. Этот факт фигурирует во всех биографиях Генриха фон Плауэна. Но при вскрытии склепа оказалось, что могила фон Плауэна пуста. А в 2007-м в соборе Квидзына (Мариенвердер) польскими археологами был вскрыт склеп с захоронением трех человек орденского периода. В одном из них антропологи опознали 27-го великого магистра Тевтонского ордена. Сейчас факт его захоронения в Мариенвердере считается общепризнанным.

Внутриорденские усобицы, высокие налоги, постоянное польское давление привели к Тринадцатилетней войне (1454–1466), в которой на одной стороне воевал Орден и верные ему города, на другой Прусский союз — города, желавшие выйти из-под орденской власти, и активно им помогавшая Польша. Причем города иногда по нескольку раз меняли принадлежность к той или иной стороне — в зависимости от того, чьи войска оказывались под их стенами. Убежденными противниками Ордена и основой Прусского союза были Данциг (Гданьск) и Эльбинг (Эльблонг).

С нынешних государственных позиций действия Прусского союза, направленные на развал Тевтонского государства и переход под польскую корону, выглядят как безусловное предательство. Но в то время это было нормальным явлением, поскольку вассальная принадлежность значила гораздо больше, чем национальная. Да и национальный состав прусских городов пестрил поляками, литовцами, этническими пруссами.

Если три последующих за Генрихом фон Плауэном великих магистра — Михаэль Кюхмайстер (1414–1422), Пауль фон Русдорф (1422–1441) и Конрад фон Эрлихсхаузен (1441–1449) пошли по пути сотрудничества с городами, а потом и с представителями Прусского союза, то следующий магистр Людвиг фон Эрлихсхаузен был сторонником монополии Ордена на власть, а с муниципалитетами разговаривал исключительно с позиции диктата. В ответ представители Прусского союза отправили грамоту польскому королю Казимиру IV с предложением принять их под свое крыло. 6 марта 1454 года польская сторона издала акт об инкорпорации, по которому города Прусского союза и принадлежавшие им территории вошли в состав Польши. Восставшие горожане окружили ближайшие к городам орденские замки с требованием к рыцарям покинуть их и сдать восставшим. В ответ Орден начал боевые действия в условиях, когда был к ним совершенно не готов. С самого начала Орден терпел поражение за поражением. Требовались наемные войска, но на них не хватало денег. Мариенбург был осажден поляками еще в 1554-м. К тому времени замок обзавелся внешними земляными укреплениями, в которых располагалась артиллерия. Это было веяние времени — фортификаторы Европы в период развития артиллерии и ручного огнестрельного оружия все еще были не готовы отказаться от старых замков, поэтому обносили их внешним земляным валом с редутами, бастеями и бастионами, которые и противостояли огневым средствам осаждавшей стороны. Осада Мариенбурга также происходила с участием пороховых орудий.

Постепенно Орден стал выправлять ситуацию на театрах военных действий. Однако теперь главной проблемой стала нехватка денег в казне. Началась распродажа орденских владений, чтобы хоть как-то набрать средств для наемников. В 1456 году ситуация дошла до того, что великий магистр в счет погашения долга чешским наемникам отдал им под залог столицу — замок Мариенбург, а сам уехал в Кёнигсберг. В 1457-м, когда к Мариенбургу подошли польские войска, наемники просто его продали, на что формально имели полное право. В 1466 году Орден выдохся полностью и запросил мира. Польская сторона и особенно города-участники войны также были серьезно разорены боевыми действиями и военными расходами. В том же году был подписан Второй Торнский мир, по которому Орден терял суверенитет и большую часть своих территорий. За Польшей оказалась и бывшая орденская столица — Мариенбург.

Marienburg
Цеппелин над Мариенбургом. Когда-то в Пруссии они летали между городами, как сейчас самолеты.

После перехода в польское владение замок Мариенбург, называемый теперь Мальборком, утратил былое величие. Сам замок остался прежним, но его статус был существенно понижен. Теперь замок стал всего лишь одной из многих королевских резиденций, место встреч делегаций и приема посольств, проведения балов и торжеств. Также на территории замка располагались мастерская, арсенал и значительный гарнизон.

В 1618-м собор в Мальборке был передан иезуитам. В 1626-м и 1656 годах замок был захвачен шведами. Здесь же 29 июня 1656 года бранденбургский курфюрст и герцог в Пруссии Фридрих Вильгельм («Великий курфюрст») в ходе решения вопроса о суверенитете Пруссии подписал Мариенбургский договор, по которому герцогство (по замыслу Фридриха Вильгельма временно) переходило в ленное владение шведского короля. За долгий период польско-шведских войн Мальборк несколько раз оказывался в зоне боевых действий, но разрушений не получил.

Уже после раздела Польши в 1772 году замок Мариенбург подстерегала новая опасность — он стал активно использоваться в хозяйственной деятельности, часть помещений была перестроена, часть разобрана на кирпич. Разрушение было официально запрещено только в 1804-м — после того как годом раньше кёнигсбергский студент Макс фон Шенкендорф обратился через прессу к общественности с требованием сохранить средневековый памятник. Войны Пруссии с Наполеоном внесли свои коррективы в планы спасения Мариенбурга. Но уже после их окончания в 1816 году началась реставрация замка, в основном на деньги пожертвований. Реставрация была завершена в 1850 году. Замок вновь обрел былую красоту. В 1872-м здесь даже отмечали 100 лет со дня присоединения к Германии Западной Пруссии. На торжествах присутствовал кайзер Вильгельм I. Реконструкция замка продолжалась и после этих торжеств. Работами руководил специалист по истории замка Конрад Штайнбрехт.

В нацистской Германии отношение к Тевтонскому ордену и оставленным после него строениям было неоднозначным. С одной стороны, идеологи немецкого нацизма проводили исторические прямые параллели между III рейхом и Орденским государством, использовали орденскую символику, мифологизировали орденскую историю. С другой — дистанцировались от Ордена, помня его достаточно бесславный конец, вассальную зависимость от Польши. Кроме того, нацисты считали, что изучение молодежью современных реалий куда полезнее копания в неоднозначном прошлом. Тем не менее, сохранившиеся орденские строения нацистские структуры использовали достаточно активно и с идеологической подоплекой. Так, дворец великого магистра в Мариенбурге не раз собирал членов нацистской партии на различные церемонии, а территория замка использовалась как летний лагерь для местного отделения гитлерюгенда и «Союза немецких девушек». Причем подобное применение историческим сооружениям и в других районах рейха не было редкостью.

Marienburg
Мариенбург — самый большой замок в мире, построенный изкирпича.

При приближении к Мариенбургу соединений Красной Армии замок Мариенбург был объявлен нацистами крепостью. Решение, в котором много пропаганды, но мало военного смысла. Мариенбург в отличие от Кёнигсберга сначала бомбила советская дальняя авиация, которую следует называть тактической, а не стратегической, как у англичан. Затем был артиллерийский обстрел и штурм также с использованием авиации.

Все это привело к тому, что к исходу боев за Мариенбург замок представлял собой груду развалин, в которых с трудом читались бывшие замковые строения. Но уже в конце 1940-х польская сторона провела разминирование, расчистила часть завалов, прекратила доступ в замок охотникам за стройматериалами. В конце 1950-х в Мальборке был создан общественный комитет по восстановлению замка, состоящий из местных историков, деятелей культуры и краеведов. В 1961-м был образован Замковый музей. Реконструкция замка продолжалась многие годы и не окончена до сих пор. В 1997 году замок Мальборк вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Специалисты отмечали высокую аутентичность восстановленных замковых строений. В 2014–2016-м реставраторы закончили восстановление замкового собора, или, как он сейчас называется, замкового костёла Святой Девы Марии. Реконструкция замкового комплекса еще полностью не закончена. Но и в нынешнем виде музейный комплекс замка Мариенбург представляет собой потрясающий по масштабности строений и полноте экспозиций объект, привлекающий ежегодно сотни тысяч туристов из разных стран.

 

ТОРН

► Польша, Куявско-Поморское воеводство, г. Торунь (Toruń)
Координаты: 53.008953, 18.610752
Состояние объекта (2020): Руины на территории старого города рядом с берегом Вислы.


Торн (Торунь) был первым замком Тевтонского ордена в Прибалтике. Он был построен в 1230–1231 гг. на подаренном Ордену плацдарме – Кульмской земле, или, как ее называли сами тевтонцы, в Кульмерланде. Свое название он получил в честь замка Торон в Палестине. Когда в Кульмерланд на разведку прибыли сначала два, а потом еще пять орденских братьев, то по легенде, отраженной в «Хронике земли Прусской» Петра фон Дусбурга, ими был сооружен некий наблюдательный пункт на дубе, который они оградили частоколом. Есть все основания полагать, что никакого дуба на самом деле не было, а из дубовых бревен было сооружено первое орденское укрепление-жилище. Около замка сразу возникло поселение, которому уже в 1233 году были даны городские права. Однако в 1236 году из-за постоянных разливов реки замок перенесли примерно на 7–8 км восточнее, поставив новый на месте старой славянской крепости, от которой сохранились валы. Уже получившее городские права поселение переехало вместе с замком. Торн и Кульм стали первыми городами, с которыми Орден заключил договор об условиях их существования на землях Ордена. При разработке договора с горожанами использовалось магдебургское городское право, которое было видоизменено в соответствии с местными реалиями и получило название кульмское право. Это право использовалось при подписании договоров и с другими городами на территории государства Тевтонского ордена, пережило сам Орден и только в XVII в. было заменено новым городским уложением. Кульмское право действовало не только на землях Ордена, но и в Польше, в т.ч. с городами на современных украинских и белорусских территориях.

Торунь

Еще до начала прусского восстания в 1260-м началась перестройка замка в камне. Строительство заняло не одно десятилетие. В результате получился несколько необычный для тевтонцев замок в форме подковы, оконечности которой замыкал прямоугольный флигель.

Замок имел две башни, встроенные в стены, высокую главную башню внутри замка и вынесенную надо рвом башню данцкера, которая также была оборонительной в случае военных действий. Вокруг этого комплекса, получившего название хохбург — верхний замок, был сооружен нижний замок, который представлял собой несколько эшелонов оборонительных стен (от 2-х до 4-х) с воротами и башнями, хозяйственные и вспомогательные постройки. По своим размерам и числу оборонительных рубежей Торн превосходил ту же Бальгу, но хроники отмечают, что в XIII–XIV вв. в нем был меньше, чем в северных замках, арсенал вооружений и численность гарнизона. В это время Торн находился в глубоком тылу, а потому был недосягаем для прусских восстаний и литовских вторжений. В то же время замок Торн и город около него был важнейшим экономическим центром тевтонского государства. Замку принадлежало несколько мельниц, пивоварня, кузница. Перед Великой войной замковое хозяйство имело запас зерна в 550 тонн, 500 лошадей, 400 коров и быков, 3000 овец и коз, 600 свиней. Орденские документы также пишут о наличии 5000 сырных головок, 4-х бочках сливочного масла, 16 бочках засоленного сала и многих других продовольственных запасах. Кроме того, Торн периодически становился местом переговоров и подписания документов: в 1329 году в нем был заключен договор о союзе Ордена и Чехии, а также заключены два судьбоносных для Ордена мира — Первый (1411) и Второй (1466) Торнский.

Но в начале XV в. все поменялось кардинально. Обострение отношений с Польшей и уния Польши с Литвой привели к тому, что горячая точка теперь находилась на юге орденского государства, и Торн попадал в область вероятных боевых действий. Тем более что сама Кульмская земля тоже стала причиной раздора тевтонцев и поляков, поскольку поляки оспаривали законность ее приобретения Орденом, сомневались в подлинности грамоты о передаче Кульмерланда в собственность Ордена и легитимности положений Калишского мира (1343). Впрочем, начало войны не обернулось для Торна и других приграничных замков ожидаемой осадой, так как обе армии считали себя достойными безусловной победы, а потому искали генерального сражения, а не стали размениваться и атаковать замки. Такое генеральное сражение могло произойти под Торном, где польско-литовская армия впервые после перемирия 1409 года перешла границу. На поле под Торном тевтонцы загодя устроили полевые укрепления, но поляки сочли такую позицию невыгодной для себя, а потом от битвы отказались и ушли в Польшу, чтобы снова оказаться на территории Ордена значительно восточнее Торна.


После поражения Ордена в Грюнвальдской битве началась оборона орденской столицы — Мариенбурга. Пока там разворачивались основные на тот период боевые действия, другой польский отряд подошел к Торну. Небольшой гарнизон замка сопротивлялся две недели, но вынужден был сдаться превосходящим силам противника. После захвата Торн был отдан королем Ягайло польскому военачальнику и чиновнику Винсенту Грановскому, но в том же году он был отравлен агентами Ордена. К слову будет сказать, что супруга Винсента Грановского Елизавета (Эльжбета) Пилецкая была наследницей огромного состояния своего отца, а после смерти господина Грановского успела стать супругой самого короля Ягайло, который стал ее третьим законным мужем (еще один брак Эльжбеты был признан незаконным и расторгнут). Впрочем, в статусе королевы она пребывала недолго и спустя три года умерла, предположительно от туберкулеза.

Торунь

В 1411-м в Торне был подписан I Торнский мир, оканчивающий Великую войну. По положениям этого мира сам замок Торн оставался за Орденом, а новым комтуром назначен Эберхард Халленфельд.

Замок в ходе войны был изрядно поврежден, но за последующие 40 лет работы по его восстановлению так и не были закончены из-за острой нехватки средств. Впрочем, замковый арсенал успели несколько модернизировать: уже в 1413-м он включал в себя 19 единиц артиллерийского и ручного огнестрельного оружия. Дважды в 1414-м и 1422-м годах замок Торн осаждали польские войска, т.к. I Торнский мир не устранил все противоречия между Орденом и Польшей, что привело к двум небольшим по интенсивности войнам. Оба раза замок устоял. Причем между этими событиями случился показательный эпизод, когда в 1420 году в замке произошел пожар. Комтур замка обратился к горожанам за помощью, но те только смеялись над попытками рыцарей справиться с огнем.


Близость к польской границе и значительное число польского населения города Торна привело к тому, что он стал оплотом и зачинщиком в борьбе городов с Орденом. Для начала в 1440 году Торн выступил в числе других 20 городов Пруссии как учредитель Прусского союза городов. Орден пытался признать такой союз нелегитимным, сначала проиграл спор, потом, при поддержке германского императора, добился того, что Прусский союз был признан юридически незаконным. Но сами города и ход истории это признание уже не волновало. Орден перестал быть безраздельным хозяином на своей земле, а развитие европейского общества, экономики и военного дела привели к тому, что Орден как организация становился лишним на этой земле. В Европе шел интенсивный процесс образования полноценных наций, ядрами которых становились фигуры монархов, облеченные абсолютной властью. Но поскольку такого монарха не было в Пруссии, то горожане считали себя вольными давать присягу любому сюзерену, будь то польский король, Орден или еще кто-либо. И в этом они не видели никакого предательства национальных интересов, потому что не существовало самих таких интересов в принципе. С военной точки зрения Орден, как рыцарская организация, оказался уже устаревшей структурой. Теперь сотня горожан с неуклюжими аркебузами могла одним залпом отправить в лучший из миров десяток-другой хорошо вооруженных и годами оттачивавших военное мастерство рыцарей. Еще недавно такие потери характеризовали большое сражение с невосполнимой утратой для орденского братства, а сейчас это могло произойти в течение нескольких минут в начальной фазе битвы. Да и сам Орден все чаще прибегал к услугам наёмников, поскольку это было и безопаснее, и эффективнее. Таким образом, роль Ордена как главы государства и его военной силы стремительно катилась на убыль.

Торунь
Руины замка. Торунь без потерь пережила Вторую мировую. Но замок там разрушили намного раньше.

Для Торна все началось 6 февраля 1454 года, на третий день Тринадцатилетней войны. В этот день к замку подошла делегация горожан Торна и потребовала комтура на переговоры, что само по себе было вопиющим нарушением феодальной субординации. Пораженные небывалой наглостью, все двенадцать рыцарей замка решили ворота не открывать и запросить столицу государства, что означает сей демарш и как на это должен отвечать гарнизон замка. Разумеется, они не знали, что подобные ситуации разворачиваются уже вокруг десятков замков Ордена.

Через два дня у стен замка появилось уже большое городское войско, которое потребовало сдачи замка. Комтур Альбрехт Келб ультиматум не принял, пригрозил бунтовщикам расправой и приготовился отражать штурм. Впрочем, вскоре стало понятно, что долго замку не продержаться, а никакой помощи от орденского войска не предвидится. Тогда комтур сдался горожанам на условиях сохранения защитникам жизни и свободы покинуть замок. Далее магистрат Торна решил, что само наличие орденского замка у его стен является постоянной угрозой, а потому замок должен быть снесен. Горожане такое решение приняли с воодушевлением и стали разбирать замок на стройматериалы. Вскоре от него осталась только башня данцкера и руины флигелей замка. После окончания войны в 1466 году Торн оказался на территории, отошедшей к Польше. Замок там больше не восстанавливали, наоборот — продолжили разбирать его остатки на кирпичи. Тем не менее, до наших дней дожила башня данцкера в несколько усеченном виде, также несколько изменена арочная галерея к ней. Башня и руины стен сейчас охраняются как памятник истории и архитектуры и включены в туристические маршруты.



● От редакции: В статье Алексея Петрушина представлены далеко не все замки Тевтонского ордена, построенные христианами на территории Пруссии, но лишь наиболее известные, сохранившиеся хотя бы частично, наиболее характерные сооружения орденского периода. Впоследствии мы постараемся либо дополнить текст, либо предложить другой формат — возможно, для удобства читателей у каждого объекта будет собственная страница. Алленштайн (Ольштын), Браунсберг (Бранёво), Мемель (Клайпеда), Ниденбург (Нидзица), Рёссель (Решель), Тильзит (Советск), Хайльсберг (Лидзбарк-Варминьски), Эльбинг (Эльблонг)... Это далеко не полный список того, что пока осталось за кадром. Нас ждет еще много интереснейших историй!