/ Пруссия

Хроника земли прусской Петра из Дуйсбурга

 

ПОСЛАНИЕ

Достопочтенному мужу и христолюбивому брату Вернеру фон Орзельн, магистру госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского дома, брат Петр из Дуйсбурга, того же [дома. — В. М.] священного занятия служитель, выражает должное послушание и приветствует его. Ясно любому зрящему, с каким тщательным осмыслением и осмысленным тщанием древние и святые отцы подробно описали чудные деяния Господа нашего Иисуса Христа, содеянные Им самим или через своих слуг, в похвалу и славу Его и в назидание и нынешнему и грядущему поколениям. Они обращали внимание и на те слова Товита, что о делах Божиих объявлять похвально. Я пошел по стопам их для того, чтобы не быть брошенным во тьму внешнюю, как никчемный и негодный раб, который присвоил себе талант, врученный хозяином, и битвы, которые нами и нашими предшественниками, братьями ордена нашего, победоносно велись, я записал и собрал в этой книге, которую специально посылаю на ваше рассмотрение, смиренно прося (ибо никто не может вполне оценить себя), чтобы вы, насколько это возможно, проверили ее, и, если будет обнаружено в ней что-то, достойное исправления, оно было бы исправлено, и, так исправленная, она стала бы достоянием всех, дабы содержащиеся в ней события каждого года остались в памяти потомков. Написано и Завершено в год от Воплощения Господня 1326.

 

ПРОЛОГ

Знамения и чудеса свершил надо мною Всевышний. Поэтому подобает мне возвестить о знамениях Его, ибо они велики, и о чудесах Его, ибо они могущественны. Даниила. III.

Слова сии принадлежали Навуходоносору, царю вавилонскому; после того как Даниил и приверженцы его, обрекшие тела свои, чтобы не служить и не поклоняться никакому богу, кроме Бога, в которого веровали, связанными были отправлены в печь, в которой горел огонь, всемеро больший, чем обыкновенно, он, увидя, что языки пламени, поднимавшиеся над печью на 49 локтей, подожгли слуг его, а Даниила и приверженцев его совершенно не тронули и не причинили им никакого вреда, сказал: знамения и чудеса и т.д. Подходят, однако, эти слова автору сей книги, который после того, как увидел в облике святой общины братьев госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского дома столь великие знамения и такие необыкновенные и от века не слыханные чудеса, которые в земле Прусской милосердно сподобил содеять Всевышний через упомянутых братьев, не страшащихся обречь тела свои на смерть ради защиты веры, смог сказать: знамения и чудеса свершил надо мною Всевышний и т.д. Но поскольку написано в Евангелии: чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли отца вашего небесного, так в похвалу и славу имени Иисуса Христа и в назидание нынешнему и грядущему поколениям угодно ему было проповедать знамения Божий, ибо они велики, и чудеса Его, ибо они могущественны. Знамения великие: сказано в Деяниях апостолов, что Стефан, исполненный веры и силы, свершал великие знамения. И да не подлежит сомнению, что и братья дома Тевтонского исполнены были веры и силы, когда они, малочисленные, покорили столь сильный, дикий и бесчисленный народ прусский, который даже многие правители, хотя и не раз пытались, никак не могли поработить. Да не будет обойдено молчанием и то великое знамение, что война велась вышеупомянутыми братьями так успешно, что за одиннадцать лет со дня вторжения своего в Прусскую землю они властно покорили и обратили в христианскую веру язычников, которые занимали землю Кульмскую и Любовию, и те народы, что жили в землях Помезании, Погезании, Вармии, Наттангии и Барте, возведя там многие укрепления, города и замки, количество и названия которых будут указаны ниже. Вот какое великое знамение явилось на небе воинствующей церкви. Знамения же, благой Иисус, слугам, преданным Тебе, через которых Ты сподобил содеять столь великие знамения, чтобы содрогнулись и убоялись знамений Твоих язычники, живущие на пределах земных. Подобает ему также проповедать чудеса Его, ибо они могущественны. Памятными соделал чудеса свои милостивый и щедрый Господь с помощью упомянутых братьев, как будто истинно мог сказать о них то, что написано о народе израильском после исхода из Египта: да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих, ибо Он насытил душу жаждущую и душу алчущую исполнил благами. Чтобы понять, почему душа, т. е. жизнь братьев, некогда жаждущая и алчущая, ныне насыщена земными благами, необходимо показать кое-что из того, чего не хватало в прошлом и что изобилует в настоящем, чтобы в таком противопоставлении друг другу они многое прояснили бы. С самого начала братья, чтобы легче было побеждать врагов веры, всеми силами души стремились получить крепких коней, прочное вооружение, мощные укрепления, и никто им этого не давал; об одежде и пище они пеклись лишь настолько, насколько это было жизненно необходимо. Следуя примеру жизни и учения Спасителя нашего, сказавшего: «Если кто хочет идти за мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за мною», они отрекались от себя в том, что, если были знатного рода, владели богатствами, были свободны духом, все же мало почитали честь благородной крови своей, смиренно любя скромное и скромнейшее, чем не украшали положение свое в соответствии с мирским достоинством; и, избрав истинную нищету, они отказались от собственных желаний; и так во имя Христа они связали жизнь свою с разными бесчисленными неудобствами, опасностями, заботами, тревогами. И они понесли крест свой и последовали за Христом, ибо каждый день и час готовы были принять поругание и смертную казнь ради защиты веры. Одеваться в красивые одежды, в чем кроется порок гордыни, считалось у них позором. Одни из них вместо рубахи носили власяницу, другие — панцирь, так что любой вместе с пророком мог бы сказать: «Я, во время болезни их, т. е. язычников, одевался во вретище». Также из холщовых мешков, в которых по морю перевозилась для них мука, делали они холщовые одежды, в которые с радостью одевались. Еда же их и питье были чрезвычайно скудны. Ведь давалось по весу и по мерке, так что воистину они могли бы сказать вместе с пророком: «Ты напитал нас хлебом слезным, и напоил слезами, в большой мере». Воплотилось в них то, что Господь изрек через Исайю: «Даст тебе Господь хлеб в горести и воду в нужде». Заставляли их не раз родные их, которые в привычном воздержании братьев не могли оказать должную услугу, принимать мясо в пищу, от которого они в положенное время с умерщвленной душой и радостным лицом воздерживались. Питье и пища братьев и дружины были настолько скудны, что цвет и запах хлеба или бобов был едва различим человеческим зрением и обонянием. Это и еще многое другое, о чем долго пришлось бы писать, они терпеливо сносили в хижинах и лачугах своих. Но сколько трудностей и лишений переносили они в походе, когда выступали на войну с язычниками, знает Тот, кому все ведомо. Воплотилось в них то, что апостол, говоря о святых мучениках, написал к евреям: иные же замучены были, другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

 

Здесь называются лишения, которые некогда претерпели братья, в которых душа их была жаждущей и алчущей. Если хочешь знать, как они достигли достаточного изобилия строений, коней, оружия, еды, питья и умножения всего необходимого для человеческой жизни братьев и своих людей, открой глаза свои и зри; все откроется взору твоему. И да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих, ибо Он сокрушил врата медные, и вереи железные сломил. Вот чудеса могущественные, как упомянутыми братьями все язычники, населявшие Прусскую землю, о бесчисленном множестве которых будет сказано ниже, были уничтожены, и медные врата городов и крепостей их были сокрушены и вереи железные были сломлены; и так Господь увел их с неправедного пути и были они унижены из-за неправедности их. И да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих! Да приносят Ему жертву хвалы. Внемли, как братья, словно Иуда Маккавей, очистили святые места земли Прусской, которые язычники раньше осквернили идолопоклонством, и приносится в них ежедневно Господу жертва хвалы и чести. Прими же, благой Иисус, жертву сию за весь народ Твой и сохрани сей удел и освяти его. И, словно Давид, поставили они также священников и ежедневно славили Бога. Так явствует, какие великие знамения и могущественные чудеса содеял Всевышний через упомянутых братьев в земле Прусской; и то, что о них говорилось, будет явлено ниже. Но поскольку в последние дни наступят времена тяжкие; и люди будут самолюбивые, ищущие того, что принадлежало бы им, а не Иисусу Христу, то по причине умножения беззакония охладеет любовь во многих. Посему, милосерднейший Иисус, всели в них здравый рассудок, дабы не оскорбили дух, которым запечатлены; возобнови знамения и сотвори новые чудеса и избави их силою чудес Твоих и дай славу имени Твоему, и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится; и да познают, что Ты Господь един и славен по всей вселенной.

 


О ПОСТРОЕНИИ ЭТОЙ КНИГИ

Построение этой книги будет такое. Во-первых, я опишу, в какое время, кем и как был основан орден дома Тевтонского; во-вторых, — когда и как упомянутые братья вошли в Прусскую землю; в-третьих, — о битвах и прочем, что было содеяно в упомянутой земле; из этих событий немногие я видел, о других слышал от тех, которые видели и принимали в них участие, остальные — рассказы о которых признал достоверными. В-четвертых, упомяну в конце пап и императоров, правивших во время учреждения этого ордена, и некоторые, достойные внимания события, происшедшие в это время. Но поскольку я сознаю, что мне не хватит сил совершить этот труд, особенно потому, что подобное событие уже почти исчезло из памяти людей, ныне живущих, и без Бога я не могу делать ничего , посему я молю Тебя, благой Иисус, в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения и да откроешь тайны не только грядущие, но и нынешние и минувшие. Просвети милостью духа Твоего разум мой и дай мне красноречие и мудрость для скорого завершения труда сего, дабы те, кто услышит о великих Твоих знамениях и чудесах могущественных, в ней содержащихся, уповали на Тебя, славили и восхваляли Тебя, чтобы Ты, от Которого — все, через Кого — всё, в Ком — все, возвышался бы надо всем, живущий и царствующий во веки веков. Аминь.

 

 


I часть

О НАЧАЛЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К УЧРЕЖДЕНИЮ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его. Книга притчей Соломоновых, IX. Хотя эти слова принадлежали Соломону, называющему сына Божиего премудростью Отца, в связи с чем апостолы говорят: «Для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, мы проповедуем Христа, Божию силу и Божию премудрость»: и в псалме: «Все соделал Ты премудро», т. е. в Сыне, который, приняв человеческий образ, воздвиг по смерти своей во славу и честь себе дом воинствующей церкви и высек семь столбов, т. е. семь заповедей, которыми он поддерживается; могут они, однако, быть словами святой матери церкви, которая господина папу Целестина III называет премудростью, ибо на земле вместо Сына Божиего он действует по изречению Екклесиаста: «Премудрость соответствует имени своему». Ибо к нему притекает вселенская церковь, чтобы слушать и видеть его учение, как Царица Савская — премудрость Соломона. Этот господин папа Целестин III построил, т. е. учредил и утвердил себе и святой церкви на пользу дом, а именно священный Тевтонский Иерусалимский госпиталь Пресвятой Марии, и высек семь столбов, т. е. семь братьев комтуров, или прецепторов земель, а именно Ливонии, Пруссии, Тевтонии, Австрии, Апулии, Романии и Армении, которыми братья указанного ордена поддерживаются, словно подлинный дом, опирающийся на воздвигнутые столбы, так что великий магистр и капитул являются основанием этого дома, комтуры, или прецепторы земель, — столбами, прочие братья — всем, что на них зиждится. И так господин папа уподобляется премудрому мужу, который построил дом свой на камне и может сказать: «Я утвердил столпы его». Но поскольку говорится в Писании: дух животворит, плоть не пользует нимало, потому и следует поставить семь таких духовных столпов в этом храме, три из которых, а именно: смирение, нищета, целомудрие, создают постоянный порядок, а четыре другие, а именно: скорбь, раскаяние, прощение и любовь, которая покрывает множество грехов, — устраняют всякую небрежность соблюдения священного обряда во имя нерушимой справедливости. Вот они — духовные столпы, высеченные рукой премудрости, в этом доме святого благочестия, который воздвиг господин папа, так что, если хлынет дождь алчности и разольются реки роскоши и подуют ветры гордыни и устремятся на него, он не смог бы упасть; потому что основан он на прочном камне; а камень тот — Христос.

 

1. ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Во имя Господа аминь. В год от Воплощения Его же 1190, в то время, когда град Аккон был осажден христианами и по милости Господа отвоеван из рук неверных, были в войске христианском некие благочестивые люди из городов Бремена и Любека, которые, будучи людьми, не способными без милосердия и сострадания взирать на разные невыносимые лишения и неудобства недужных, имевшихся в упомянутом войске, устроили госпиталь в палатке своей, сделанной из паруса корабля, называемого по-тевтонски «кокка», где, собрав упомянутых недужных, преданно и смиренно служили им и от благ, посланных им Богом, бережливо пользуясь, милосердно исцеляли, полагая, что в лице любого недужного или нищего они принимают самого Христа, который скажет тем, кто в Судный день будет одесную: «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня» и т. д.; и когда они скажут: «Где мы видели Тебя больным?», Он ответит: «Аминь говорю вам, когда вы помогали одному из этих братьев Моих наименьших, вы помогали Мне». Вот как Христос всех недужных, калек и отверженных называет братьями; и по праву, ибо Он — плоть наша и брат наш. Но поскольку говорит апостол: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог»; хотя из этих слов явствует, что и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий; однако человеческое усердие наряду с волнениями о лишениях должно окружить заботой растения, которые по сей день приносят новые обильные плоды и в свое время сулят более обильные. Вот почему, когда господин патриарх иерусалимский, славный король Генрих Иерусалимский, назарейский, тирский и кесарейский архиепископы и вифлеемский и акконский епископы, магистр госпиталя святого Иоанна и магистр дома тамплиеров и многие братья обоих домов и многие бароны Святой земли, а именно Рудольф Тиберийский, и господин Гуго, брат его, и Райнальд, господин Сидона, и господин Аймар Кесарейский, и господин Иоанн Ибелинский, и многие другие из Иерусалимского королевства, а из Алемании Конрад, архиепископ майнцский, Конрад, епископ вюрцбургский и канцлер Римской империи, Вольфер, епископ Пассау, Гардульф, епископ хальберштгадтский и епископ цейтский, Фридрих, герцог швабский, Генрих, пфальцграф рейнский и герцог брауншвейгский, Фридрих, герцог австрийский, Генрих, герцог брабантский, стоявший тогда во главе войска; Герман, пфальцграф саксонский и ландграф Тюрингии, маркграф бранденбургский Альбрехт и Генрих фон Кальден, маршал империи, маркграф Конрад Ландсбергский, маркграф Дитрих Мейссенский, а также графы и магнаты и множество знати из упомянутого войска, узрев милостивым оком, что этот новонасажденный госпиталь с чрезмерным изобилием приносит плоды чести и славы, и непоколебимо надеясь, что при Господе возращающем он, раскинув ветви свои, даст в будущем богатейшее изобилие плодов, совет всех вышеупомянутых правителей постановил, чтобы господин Фридрих, герцог швабский, послал официальных послов к брату своему, светлейшему господину Генриху VI, королю римскому, будущему императору, чтобы тот испросил разрешения у господина папы об учреждении и утверждении вышеупомянутого госпиталя. Итак, услышав это, папа, одобрив прошение посольства с благочестивыми просьбами, учредил в упомянутом госпитале, подобно ордену братьев храмовников, орден Иерусалимского госпиталя над бедными и немощными, над клириками и рыцарями и прочими братьями и утвердил во имя Господа, позволив братьям упомянутого госпиталя носить белый плащ с черным крестом, и предоставил все свободы, иммунитеты и индульгенции, пожалованные апостольским престолом, в знак почтения упомянутых домов госпиталя и храма, чтобы пользовались ими так же свободно, как и те. Ибо подобало, чтобы желающие с благочестивым намерением стать равными в делах доблести, стали равными и в получении апостольского благословения. И так был учрежден и утвержден и получил многие привилегии этот почитаемый рыцарский орден братьев госпиталя Пресвятой Марии Тевтонского Иерусалимского дома. Это избранная виноградная лоза господа Саваофа, которую Ты, Иисус Христос, насадил и был вождем на пути в глазах его. Ты утвердил корни его, и он наполнил землю; после Ты перенес его и изгнал язычников из земли Прусской и Ливонии и посадил его там, и вот пустил он ветви его до моря и отрасли его до реки. Это почтенное рыцарство не только людьми на земле утверждено, но также во многом предначертано по образу неба и многообразию земли. Ибо читаем в старых историях, что великий патриарх Авраам с рабами своими сражался за освобождение своего богобоязненного брата, и, когда он освободил невиновного из заключения и возвращался, одержав победу над царями, поднес ему царь и священник Мельхиседек дар хлеба и вина с благословением всевышнего Бога, благодаря защите которого враги оказались в руках его. С того времени начала осуществляться борьба христиан с мятежами народов, обнаруживая с тех пор Духом Святым, сколько по милости тех, кто занимает высшее место в церкви, должно содержать таких борцов для защиты церковного благословения, поддерживая их особым благоволением и утверждая своими индульгенциями и привилегиями освящение наследия Распятого, предоставленное рыцарям сим. Кажется, что это рыцарство, по образу неба и земли созданное, является единственным и главнейшим, которое вместо Христа будет страдать при поругании креста Его и посвятит себя делу отвоевания Святой земли обетованной от гнета языческого. Ибо видел Иоанн воинствующую церковь в образе нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога, в которой они сражаются с прочими отрядами небесных сил, отражая любую противоборствующую силу. Конечно, это видение напоминает нам, какие рыцари должны входить в воинствующую церковь, чьим призванием должно быть отражение враждебной церкви тирании неверных, утверждая превыше всего цели правоверных народов по числу и обязанностям ангелов Божиих. Ему созвучно и свидетельство земли. Ведь при Моисее и Иешуа и других судиях Израиля воины Божий в новой войне, которую избрал Господь, род Энаха и других враждебных Святой земле жителей, великой злобой объединенных, вторгнувшись наподобие львов, до основания уничтожили, за исключением только тех, которым для воспитания народа Божиего выпал жребий жить под гнетом рабства. А с течением времени вырастали одновременно предначертания религии этой. Ибо Давид, муж по сердцу Господа, возвысившийся в царстве правоверных, как прозорливый пророк грядущего, давая более ясные предсказания этого воинства, легионы Керетов и Фелефеев собирался сделать членами своей семьи, служителями которой они стали бы, поскольку в соответствии с прямым значением имен их они считались стражами главы его, очевидно, чтобы, уничтожив покушающихся на жизнь Давида, они чудесным спасением защитили подданных. Объясняют, что Кереты чудесным образом уничтожены, а Фелефеи спасены. Ибо когда Давид был пророком и сердцем Святого Духа, предвидящим как настоящее, так и грядущее в писаниях истины, он в ясновидении своем поведал толпам, что в самом конце истории Христос поставит стражей во главе церкви, которые, предназначая драгоценные души свои не для самих себя, препоясали бы себя по бедру святым мечом Его, чтобы, окружив одр Соломона, сильные из сильных Израилевых страхи ночные мрачного неверия изгнали бы от пределов христианских. Явилась также душе этой, достойной похвалы и ценимой Богом, война Маккавеев, которые, питаясь в пустыне травами, чтобы не сделаться причастными осквернения, во имя закона и полные веры, Антиоха Епифана и корень греха, который стремился склонить народ Божий к языческим обрядам и вертепу разврата, попрали с Божией помощью, чтобы очистить и обновить святилища, отвоевать Сионскую землю и вернуть мир земле. Их войнам святой этот орден рыцарский, а именно Тевтонский дом госпиталя Пресвятой Марии в Иерусалиме, усердно подражая, заслужил быть украшенным славными членами, разными и во славу предназначенными к выполнению разных богоугодных обязанностей. Ибо являются они рыцарями и воителями избранными, твердой рукой подавляющими врагов во имя закона родины. Являются они и вечным источником благодеяний любви, дающим приют чужестранцам, странникам и нищим. Более того, они — те, кто, являясь воплощением милосердия, с пламенной душой дают приют в монастырях измученным и недужным, не брезгая грязью. Среди этих членов почетное и весьма полезное место занимают клирики, чтобы, как искры, бегущие по жизни в мирное время, побуждать мирян к соблюдению обрядов и посещать богослужения и совершать таинства, а когда берутся за оружие, давать причастие, т. е. напоминание о жизни и смерти распятого Господа, подготавливать их к воинской доблести, и так от самого доблестного рыцаря до самого недужного больного, чей душевный покой они берегут и укрепляют исход, укрепившись в сладости духа, исполняют они свое служение. Так этот духовный орден, который на пользу святой церкви быстро распространяется, находясь под неусыпным оком разных верховных священнослужителей, укрепился и возвеличился многими привилегиями, иммунитетами и свободами.

 

2. О БРАТЕ ГЕНРИХЕ ВАЛЬПОТЕ, I МАГИСТРЕ ГОСПИТАЛЯ СВЯТОЙ МАРИИ ТЕВТОНСКОГО ДОМА

Брат Генрих, называемый Вальпот, I магистр госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского дома, возглавлял его много лет и умер в ноны [календы] ноября и похоронен в Акконе. Когда горожане Бремена и Любека, которые, как говорилось, были первооснователями этого ордена, по совершении своего обета паломничества собирались вернуться восвояси, то по совету господина Фридриха, упомянутого герцога швабского, и прочих знатных людей Алемании, участвовавших в осаде града Акконского, предоставили ему упомянутый госпиталь со всеми пожертвованиями и владениями, которых было тогда немало, где упомянутым немощным с братьями своими он смиренно служил и выполнял требуемое. Но после взятия упомянутого града Акконского этот брат Генрих выбрал одно место в пределах стен пред вратами святого Николая, на котором воздвиг церковь и госпиталь и различные строения и там служил Богу с братьями своими и немощными. В этой церкви и погребен герцог Фридрих Швабский, умерший на пути паломничества, ибо еще при жизни выбрал там место церковного погребения.

 

3. О БРАТЕ ОТТО, II МАГИСТРЕ

Брат Отто, II магистр, возглавлял орден много лет и умер в 4 ноны июня и погребен в Акконе.

 

4. О БРАТЕ ГЕРМАНЕ, III МАГИСТРЕ

Брат Герман, именуемый Барт, III магистр, возглавлял орден много лет и умер в XIII календы апреля и погребен в Акконе.

 

5. О БРАТЕ ГЕРМАНЕ ФОН ЗАЛЬЦА, IV МАГИСТРЕ

Брат Герман фон Зальца, IV магистр, возглавлял орден долгие годы, умер в IX календы августа и погребен в Барлетте. Он был красноречивый, приветливый, мудрый, осмотрительный, прозорливый и прославленный во всех делах своих. Когда после избрания своего он увидел столь непрочное состояние ордена, то поклялся в присутствии некоторых братьев, что глаз отдаст, только бы орден его со временем вырос так, чтобы смог иметь, по крайней мере, десять братьев-рыцарей. Но что содеял в этом случае Ты, о всеблагой Иисус, всегда споспешествующий праведным желаниям молящих и не устающий милостиво внимать благочестивым обетам? Разве был он обманут в своем желании? Отнюдь. Напротив, Ты дал ему больше того, чего желало сердце его. Ибо так с течением времени преуспел орден, возглавляемый им, что вскоре после смерти его насчитывалось в вышеупомянутом ордене две тысячи братьев из знатных родов королевства Алемании. Ведь и тот сиятельный ландграф Тюрингии, господин Конрад, из чьей семьи он вышел, когда был в миру, с многочисленной придворной знатью вступил в упомянутый орден. А при брате его Германе были пожалованы ордену новые привилегии, как папские, так и императорские. Ибо чудесные дары в Апулии, Романии, Армении, Алемании, Венгрии, а именно область, называемая Бурца, в Ливонии и Пруссии были дарованы при нем ордену. Ведь так возвысился орден благодаря ему, что неслыхано было испокон веков, чтобы какая-либо другая религия или орден так преуспели бы в этом мире благодаря одному человеку. И не удивительно. Ибо так милостив был к нему Бог, что был он любим всеми и воистину можно было бы сказать о нем, что был он возлюблен Богом и людьми. Держал он в руке своей господина папу и императора, не говоря о прочих правителях и магнатах, и так расположил к себе их души, что получал все, чего бы ни попросил у них ради чести и пользы ордена своего. Вот почему случилось так, что после того, как венецианцы были сурово наказаны за мятеж, поднятый против империи, большую часть Святого креста поднесли они в качестве особого дара императору Фридриху II; а этот император отдал ее упомянутому магистру, который послал ее в пределы Пруссии, в Эльбингский замок, где и по сей день она обретается в большом почитании со стороны христиан из-за множества чудес, сотворенных через нее Господом. Случилось и так, что, когда между господином папой Гонорием III и императором Фридрихом II выявились некоторые скрытые разногласия и оба ввели этого брата Германа в курс дела, чтобы он рассудил их, он, услышав это, отказался, уверяя, что весьма неприлично, если он возьмет на себя дело владык всего мира, ибо сам был человеком скромным и не злоупотребляющим выгодами своего положения. Вот почему случилось, что сам господин папа и император, чтобы окружить этого брата Германа еще большим почетом, пожаловали ему и его будущим преемникам, магистрам учрежденного ордена дома Тевтонского, достоинство принцепсов, и в знак этого принципата господин папа поднес ему кольцо, а император предоставил королевские инсигнии на его стяг, и так он еще не раз устраивал дружеские примирения между ними.

 

 

 

 

II часть 

О ПРИХОДЕ БРАТЬЕВ ДОМА ТЕВТОНСКОГО В ПРУССКУЮ ЗЕМЛЮ

 

 

1. О РАЗОРЕНИИ ПРУССАМИ КУЛЬМСКОЙ ЗЕМЛИ

В то время, когда тот благородный и славный христианнейший правитель князь Конрад правил в Мазовии, Куявии и Польше, был один епископ из Пруссии, по имени Христиан, из ордена цистерцианцев, который не раз сеял среди пруссов семя слова Божиего, увещевая их, чтобы, оставив идолопоклонство, они поклонялись истинному Богу Иисусу Христу. Но поскольку семя это упало на скудную почву, оно не принесло никакого плода. Ибо так закоснели они в пороках своих, что никакие здравые увещевания не могли увести их от заблуждения их неверия. Но одно было в них похвально и во многих отношениях привлекательно: хотя они были язычниками и поклонялись разным богам, все же жили в мире с соседними христианами и не мешали им почитать живого Бога и ни в чем не причиняли вреда. Но тот враг рода человеческого, ревнитель мира, недолго выждав, посеял плевелы. Ибо он подстрекнул их на жесточайшие гонения, так что спустя немного лет, частью убив христиан, некоторых захватив в плен и уведя в вечное рабство (лишь немногие из них спаслись бегством), пруссы, совершенно разорив Кульмскую землю, превратили ее в пустыню.

 

2. О РАЗОРЕНИИ ПОЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ

И поскольку этот князь не препятствовал зачинщикам и не нашел подходящего средства против их враждебных выпадов и покушений, то, перейдя в дальнейшем к худшему, они вторгались в Польскую землю с великой силой воинов столько раз и причиняли ей такой ущерб, что, спалив дома, они взрослых мужчин пронзали мечом, а женщин и детей уводили в вечное рабство; а если случалось, что какая-нибудь беременная женщина, рожая, не могла следовать за ними, то они убивали ее; и, вырывая детей из материнских объятий, они зачастую умерщвляли их, сажая на кол. Итак, они настолько разорили землю, что ото всех укреплений и замков княжества его остался у него всего один замок, стоящий на реке Висле, называемый Плоцк. Кроме того, 250 приходских церквей, не считая монастырей уставных и мирских клириков, часовен, мужских и женских монастырей, предали они огню. Убивая священников и прочих клириков, как уставных так и мирских, одних за пределами церкви, других — внутри, многих в алтаре, когда они служили святому телу и крови Господа нашего Иисуса Христа, сами святыни в знак презрения Бога непочтительно бросив на землю, попирали ногами. Унеся чаши, амфоры и прочие церковные сосуды и облачение, предназначенное для богослужения, они обращались с ними кощунственным образом; девушек, посвященных Богу, бесстыдно использовали для своей похоти. И ради краткости скажу, что не хватит слов, чтобы вполне описать, сколько зла и мерзости содеяли они вере и христианам.

 

3. О ДАРАХ, ПОДНЕСЕННЫХ ПРУССАМ, ЧТОБЫ УМЕРИТЬ ИХ ЖЕСТОКОСТЬ

До того как упомянутая Польская земля была так основательно разорена, когда от нее еще что-то оставалось, этот князь был поставлен ими в такое безвыходное положение, что, сколько бы раз упомянутые пруссы ни посылали к нему своих послов, требуя коней и красиво окрашенных одежд, он никоим образом не решался им отказать. Но когда у него не стало, из чего удовлетворить их, он позвал к себе на пир знать и прочих с женами их, и когда они, веселясь, сидели за столом, ели и пили, он тайно повелел подарить их одежду и коней вышеупомянутым послам язычников. И это не пошло никому на пользу и не могло умерить их злобу, ибо они разорили упомянутую землю, как уже говорилось выше.

 

4. О БРАТЬЯХ ОРДЕНА РЫЦАРЕЙ ХРИСТОВЫХ

Итак, когда вышеупомянутый князь увидел, что земля его пришла в такой жалкий упадок и он не может ее никоим образом защитить, то по совету брата Христиана, епископа прусского, и некоторых знатных людей он учредил для защиты своей земли братьев, называемых рыцарями Христовыми, с алым мечом и звездой на белом плаще, бывших тогда в пределах Ливонии, и многие земли язычников они властно подчинили вере христианской, и вышеупомянутый епископ посвятил в члены упомянутого ордена одного выдающегося мужа, по имени Бруно, а с ним — четырнадцать других. Потом этот князь воздвиг для сих братьев замок, называемый Добжинь, от которого они позже стали называться братьями из Добжиня, и дал им аллод, или поместье, в земле Куявии, называемый Седльце. Этот князь и братья договорились на тех условиях, что они поровну поделят между собой землю язычников, которую смогут себе в дальнейшем при Господнем содействии подчинить. Когда это узнали пруссы, то, еще больше разъярившись, с огромным множеством ратников не раз нападали на упомянутый замок Добжинь и так враждебны были этим братьям, что редко кто из них отваживался появляться за пределами замка. И даже до того дошло наконец, что четверо или пятеро пруссов дерзнули заниматься разбоем в окрестностях этого замка.

 

5. О ПОЖАЛОВАНИИ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ, КУЛЬМСКОЙ И ЛЮБАВСКОЙ БРАТЬЯМ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

В то же время орден дома Тевтонского благодаря брату Герману фон Зальца, магистру его, много преуспел в умножении численности братьев, богатств, власти и чести, так что слух о доброй славе его, разносясь повсюду, дошел наконец и до сведения упомянутого князя. Это вселило в сердце его божественное внушение, что желает он упомянутых братьев пригласить для защиты своей земли, веры и христиан, из чего явствует, что братья рыцари Христовы, учрежденные им для этого, не преуспели в этом деле. И, созвав своих епископов и знать, он отверз им свой ум, прося дать ему в этом здравый совет. Они единодушно поддержали волю его, добавив, что из правдивых донесений им стало известно, что упомянутые братья — доблестные рыцари, с юных лет закаленные в сражениях, кроме того, они признаны и приняты и у господина папы, и у императора и правителей Алемании, так что они неколебимо надеются, что из милости к ним господин папа выступит вдохновителем крестового похода в помощь упомянутой земле. Вот почему он послал официальных послов с грамотами своими к упомянутому брату магистру Герману; когда они изложили пред ним и братьями его причину своего прибытия, тот магистр после многих совещаний и разных переговоров, проведенных с братьями его об этом трудном деле, наконец, по указанию господина папы и императора Фридриха II и правителей Алемании, которые словом и делом обещали помогать ему в этом, удовлетворил просьбу упомянутого князя. Итак, упомянутый магистр послал брата Конрада фон Ландсберга и еще одного брата своего ордена к этому польскому князю, чтобы они прошли по земле Кульмской и разузнали, по его ли воле прибыло посольство. Когда они в отсутствие князя прибыли в Польшу, то пришло войско пруссов и разорило Польскую землю огнем и мечом. С этим войском упомянутые братья по повелению госпожи Агафьи, жены князя, собрав вокруг себя множество поляков, мужественно вступили в сражение, но пруссы, оказывая сопротивление со своей стороны (а поляки бежали после первой же стычки), смертельно ранили упомянутых братьев и, взяв в плен и уведя вождя войска поляков, убили многих людей. Но вышеупомянутая госпожа после сражения повелела принести назад оставшихся на поле сражения полуживых братьев и передать их на попечение лекарей. Когда же оные братья излечились, они толково завершили вверенное им посольство. Услышав об этом, вышеупомянутый господин Конрад, князь польский, по зрелом размышлении, как говорилось выше, по совету, единой воле и горячему согласию его жены Агафьи и сыновей его Болеслава, Казимира и Земовита, дал упомянутым братьям дома Тевтонского, нынешним и грядущим, землю Кульмскую и Любавскую и землю, которую смогут с Божией помощью в дальнейшем отвоевать из рук язычников со всеми правами и пользованием, которые он и предки его имели в вечном владении, не оставляя себе в них никаких прав и собственности, но отказываясь словом и делом ото всего, на что мог бы претендовать он сам или жена его, или дети, или потомки. И чтобы этот дар был прочным и вечным и чтобы никем в дальнейшем он не смог бы отмениться, он дал им грамоты, скрепленные печатями своими. Произошло это около 1226 года от Рождества Христова в присутствии нижеподписавшихся свидетелей, а именно: Гунтера Мазовецкого, Михаила Куявского, Христиана, епископов прусских, настоятеля Гернульда, декана Вильгельма, старшего и младшего графов Пакослава из Дирсовии, канцлера Иоанна, вице-канцлера Григория и многих других выдающихся церковных и светских лиц.

 

6. О ЗАКРЕПЛЕНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО И ОБ ОБРАЩЕНИИ К БРАТЬЯМ ГОСПОДИНА ПАПЫ

Когда же об этом разорении Польской земли благодаря шумному заявлению упомянутого князя дошло до сведения Римской курии, то святейший отец и владыка папа Григорий IX, сострадая ему и остерегаясь опасностей в будущем, весь порядок, с братьями дома Тевтонского установленный разумно и по принятому обряду, утвердил во имя Господа, вменив упомянутым братьям во отпущение грехов отомстить за поругание распятого Господа и отвоевать землю, обетованную христианам, занятую язычниками. И, вдохновляя их на битву, сказал: «Опояшьтесь и будьте мужественны и готовы сразиться с этими язычниками, которые собрались против нас, чтобы погубить нас и святыню нашу, ибо лучше нам умереть в сражении, нежели видеть бедствия нашего народа и святыни». И, укрепляя их в душевной стойкости, утешал их словами Господа, сказавшего, обращаясь к детям Израиля: «Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы и народа более нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь, Бог твой»; а несколько дальше он продолжал: «Вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими: да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их; ибо Господь, Бог ваш, идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими и спасти вас. Ибо не ваша война, а Божия». Эта величайшая стойкость духа была у Иуды Маккавея, который, стоя с горсточкой людей против многого множества язычников, ободряя своих, говорил: «Не бойтесь множества их, и не страшитесь нападения их. Вспомните, как спасены были отцы наши в Чермном море, когда Фараон преследовал их с войском. И ныне возопием на небо; может быть Он умилосердится над нами, воспомянув завет с отцами нашими, и сокрушит ныне это ополчение пред лицем нашим, и все язычники познают, что есть Избавляющий и Спасающий Израиля. Не убойтесь слов мужа грешнаго, ибо слава его обратится в навоз и в червей. Сегодня он превозносится, а завтра не найдут его. Итак, дети, возревнуйте о законе, и отдайте жизнь вашу за завет отцов наших. Вспомните о делах, которые они совершили во времена свои, и вы приобретете великую славу и вечное имя. Крепитесь и мужественно стойте в законе, ибо чрез него вы прославитесь. Итак, соберите к себе всех исполнителей закона, и отмщайте за обиды народа вашего и воздайте воздаяние язычникам».

 

7. О НОВОЙ ВОЙНЕ БРАТЬЕВ ДОМА ТЕВТОНСКОГО С НАРОДОМ ПРУССКИМ

Многие войны издавна велись с пруссами, как повествуют старые истории: Юлием Цезарем, также девятью братьями из Швеции, которые назывались Гампты, также Гуго по прозвищу Потир, наконец, братом Христианом, епископом прусским, и братьями рыцарями Христовыми, называемыми братьями из Добжиня. Но, улучив момент, пруссы убивали или обращали в бегство вождей и прочих, возглавлявших их, и так сбрасывали ярмо рабства с вый своих и снова впадали в прежние заблуждения. Ныне начаты новые войны с ними братьями госпиталя Святой Марии Иерусалимского Тевтонского дома. Это те новые войны, которые избрал Господь, чтобы разрушить вражеские врата, ибо, если одного или многих вождей или префектов они убьют или уничтожат в один день, то в тот же или в следующий день на месте убитых поднимутся другие, лучшие или равные им. Не столько нового в войне, сколько в новом способе ведения войны, ибо не только плотским, но и духовным оружием достигается победа над врагами, а именно молитвой. Вот почему говорится в Писании о Моисее, что, когда он молился, Израиль одолевал Амалика, когда же переставал молиться, Израиль бывал побежден. Ибо писано о том же Моисее в Книге Премудрости, что он победил истребителя не силою телесною и не действием оружия, но словом, а именно молитвой. И о нем же говорится в Книге Судей: «Помните, рабы Божий, ибо Амалика, уверенного в оплотах своих, он победил, не сражаясь, но произнося молитвы». Писано и о Маккавеях, что они хором вознесли молитвы и обратили ополчения в бегство. И об Иуде Маккавее говорится, что в двух битвах он не молился; а именно против Антиоха Евпатора, и тогда не победил, но отступил; во второй — против Вакхида и Алкима, и тогда сам пал в сражении, а ополчение сынов Израиля обратилось в бегство. Есть и другой новый способ побеждать, а именно смирение, коим спасали души свои мученики Христовы, о чем говорит Поэт:

 

Благородный способ побеждать — это смирение; побеждает тот,

Кто страдает; если хочешь побеждать, научись страдать.

 

И в другом месте:

 

Величайшая из добродетелей, смирение, побеждает безоружных,

А, бывает, нередко побеждает вооруженных мужей.

 

Об этом смирении говорит Григорий: «Без железа и огня мы можем стать мучениками, если истинно сохраним в душе смирение». Об этом же Иероним: «Какой святой получил венец без смирения?» С появления церкви не было недостатка в том, что неправедность торжествовала, а праведность попиралась. Итак, мы имеем новую войну и новый способ ведения войны, когда мы одолеваем врагов веры и церкви духовным оружием.

 

8. ОБ ОРУЖИИ ПЛОТСКОМ И ДУХОВНОМ

Написано в Песни Песней, что на столпе Давида висело оружие сильных, а в Книге Премудрости, что 60 сильных из сильных Израилевых, все держащие по мечу и опытные в бою, окружали одр Соломона, у каждого меч при бедре его ради страха ночного. Из чего можно заметить, что стражи главы Иисуса Христа должны иметь оружие, которым бы они защищали оплот веры после изгнания покушавшихся и охраняли бы одр мира и покоя святой матери церкви. Но ведь Иудифь славится тем, что убила Олоферна не действием оружия, но добродетелью; кто уповал на лук свой и меч его спас его? Или кто мечом своим приобрел землю? Посему, как учит апостол, мы также должны облечься во всеоружие Божие, т. е. в добродетели, которые только, как говорит Макробий, и создают блаженного человека, и силой охраняют обладателя своего. Этим оружием добродетели мы должны также оберегаться от врагов, как говорит Боэций: «Мы принесли тебе такое оружие, которое, если только преждевременно не отбросишь его, будет оберегать тебя необоримой крепостью». Об отдельных же видах оружия, плотского и духовного, между собой символически соотносящихся, о которых упоминает Священное Писание и которыми надлежит сражаться в этой новой войне Господа, излагается здесь.

 

О длинном щите

О щите говорится, что Соломон сделал 200 больших щитов и 300 щитов меньших, и Екклесиаст говорит, что вера лучше крепкого щита защитит тебя против врага. Под щитом разумей веру, о чем Павел говорит: «А паче всего возьмите щит веры», который есть основа всех добродетелей; без него, как говорит Августин, любая добродетель засыхает, словно ветвь без добродетели корня; и как говорит Павел: «А без веры угодить Богу невозможно»; но когда она есть, то с нею приходят к нам все блага. Вот почему говорит Господь: «Имейте веру Божию; ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: "Поднимись и ввергнись в море", и не усумнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, будет ему, что ни скажет». Вот какова сила веры. Это необоримый щит, которым Иосафат, царь Иудеи, ободрял трепещущий народ, говоря: «Верьте Господу, Богу нашему, и будете тверды и будет успех вам»; вот почему случилось так, что Аммонитяне и Моавитяне, обратившиеся друг против друга, погибли от взаимно нанесенных ран, ибо не уцелел ни один, кто мог бы избежать смерти. Великой веры было исполнено слово, когда Давид перед сражением с Голиафом сказал: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа», и предал его Господь в руки его. О, какова была вера в Ионафане и Иуде Маккавее, когда они сказали: «Для Господа нетрудно спасти чрез многих или немногих». Здесь Ионафаном и оруженосцем его были убиты 20 человек на половине поля, обрабатываемого парой волов в день, и произошел ужас в народе Филистимлян. И поражен был Сирон Иудой и войском его. Вот победа, побеждающая мир: кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть сын Божий; он говорит: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет». Итак, вновь и вновь обдумывай весь текст Евангелия, и словно обоюдное спасение плоти и духа ты найдешь, что приговор Господа утверждает: «Вера твоя спасет тебя».

 

О мече

Говорится о мече, что Иеремия простер десницу и дал Иуде меч, говоря: «Возьми этот святый меч, дар от Бога, которым ты сокрушишь врагов народа моего израильского». Этот меч, о могучие рыцари Христовы, словно меч Саула, никогда не вернется даром, ибо наполнится врагами креста Христова: отвне будет губить их меч, в домах — ужас — и юношу, и девицу, и грудного младенца, и старца, чтобы когда бы ни встретился с ними кто-либо из врагов, они бы всегда сказали: «Это не иное что, как меч Гедеона», т. е. рыцарства христианского. Под мечом разумей праведные дела, ибо вера без дел мертва. Если иное оружие защищает тело от вражеского удара, то меч направлен на дело, коим повергается противник, и так как он обоюдоострый, то и праведные дела, с одной стороны, защищают совершающего их от смертного греха, с другой — ведут к вечной радости.

 

О копье

Говорится о копье, что раздал Иодай, священник, начальникам сотен, стоявших на страже дома Господня, копья. Это копья, которые Иоав, предводитель войска, вонзил в сердце Авессалома, преследовавшего отца его Давида. Под копьем, которое прямо, разумей искреннее намерение, и по учению апостола: «И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа, и едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию». Посему копье выступает воздаянием и заслугой любого дела, ибо никогда злое намерение не породит благого дела, и наоборот.

 

О круглом щите

О щите повелевает Исайя: «Вставайте, князья, мажьте щиты». И сказал Господь Иисусу: «Простри копье, которое в руке твоей, к Гаю, ибо Я предам его в руки твои», и там же далее: «Иисус не опускал руки своей, которую простер с копьем, доколе не предал заклятию всех жителей Гая». Пусть избранные воители поступают так, а не как Саул, о котором говорится в Писании, что повержен щит сильных, щит Саула, как бы не был он помазан елеем. Под щитом разумей слово Божие, наставляющее нас во всех благих делах, о чем говорится: «Слово Бога — это огненный щит всем, уповающим на Него». Он потому называется огненным, что защищает ото всех огненных стрел диавола. Говорится об этом, что Иуда Маккавей каждого из своих людей вооружил не щитами и копьями, но убедительными добрыми речами. Но они потому называются убедительными добрыми, что слово Божие исполняет то, что угодно Богу, и совершает то, для чего оно послано. Если оно не воздает одному, то приносит пользу другому; никогда не возвращается тщетным.

 

О броне

Говорится о броне, что Иуда Маккавей облекался бронею как исполин и защищал ополчение свое. Под броней разумей праведность, о которой говорит апостол: «Облекитесь в броню праведности». Эта праведность воздает каждому свое, Богу — смирение покорности, о чем говорит Господь: «Так надлежит нам исполнить всякую правду»; близкому — сочувствие, почему Григорий говорит: «Истинная праведность имеет сочувствие, ложная — негодование; себе — усмирение плоти, ибо праведно, что плоть словно служанка под ярмом души», почему говорит Екклесиаст: «Сын мой, если ты приступаешь служить Богу, приготовь душу твою к искушению», — и несколько далее продолжает: «Подвизаться ради истины значит жертвовать ради души твоей и подвизайся за истину до смерти, и Господь Бог поборет за тебя». И тогда дополнится это в псалме: «Правда и мир облобызаются», в противном случае не будет мира, но плоть всегда желает противного духу, а дух — противного плоти.

 

О луке и колчане

О луке и колчане сказал Исаак сыну своему Исаву: «Возьми орудия твои, колчан твой и лук твой».

 

О стреле

О стреле говорит Исайя: «Господь возбудил дух царей мидийских против Вавилона, наполняйте колчаны стрелами»; да исполнится слово Господа над врагами креста Христова: «Соберу на них бедствия, и истощу на них стрелы Мои». Под этими тремя разумей три те, что лежат в основе всякой религии, а именно: смирение, непорочность и нищету. Луком обозначается смирение, ибо как он гнется, сгибается и распрямляется, не ломаясь, так набожный среди удачливых и противников равнодушно и безропотно должен сгибаться и распрямляться смирением. Об этой гибкости смирения Исаак, благословляя сына своего Иакова, говорит: «Будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей»; как может сказать смиренный с Исайей: «Натянул лук Свой Господь и поставил меня как бы целью для стрел». О, как упруго напрягается лук этого смирения там, где верующий в сражении, видя, что ему угрожает смерть, не смеет отступить. Здесь послушание лучше жертвы, ибо, как говорит Григорий, жертвой чтится чужая, смирением собственная плоть. Под стрелами подразумевается непорочность, ибо как стрела, говорят, происходит от sagio, sagis, т. е. «действовать мудро» или «пророчествовать», так подобает человеку, чтобы он мог жить в непорочности, мудро направлять в соответствии с душой своей естественную силу против чувства плоти, всегда имеющего склонность к дурному, и надлежит ему пророчествовать, т. е. исполниться Бога, ибо стать непорочным можно только по воле Божией. Как стрела движется двумя перьями наподобие птицы, чтобы быстро поражать врага, так и непорочность, чтобы издревле непорочностью поражать врага, пользуется двумя стрелами, каковые суть обновление старой жизни и польза обновления. Об этих двух перьях говорит Исайя: «Надеющиеся на Господа обновятся в силе», а именно поменяют плотскую на духовную, оперятся, как орлы, которые, если хотят обновиться, сбрасывают старые перья и покрываются новыми. К этому нас призывает апостол, говоря: «Отложите прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, и облекитесь в нового человека, созданного по Богу». И так обновится, подобно орлу, юность твоя, и ты полетишь в совершенстве непорочности и не погибнешь, ибо стрела Ионафана никогда не возвращается назад. Итак, может сказать плоть непорочного человека с Иовом: «Стрелы Вседержителя во мне, яд их пьет дух мой», а именно роскоши. Каково возмущение непорочности против роскоши и как оно возмущается, знает только тот, кто это испытал. О пользе обновления говорит Бернард: «Что прекраснее непорочности, делающей чистого из зачатого в нечистом семени, близкого — из врага, наконец, — ангела из человека?» Также Иудифь мужественно действовала и убила Олоферна и освободила народ Божий от опасностей, потому что любила непорочность. О как прекрасно и полезно непорочное поколение! Колчаном, который предназначается, чтобы хранить стрелы, обозначается нищета, ибо как стрела скрывается и сохраняется в колчане, так и непорочность — в нищете, ибо сластолюбивая вдова заживо умерла. Вот почему непорочность может сказать то же, что и Исайя: «И соделал Меня Господь стрелою изостренною; в колчане Своем хранил Меня». И недостаточно этой нищеты набожным, о чем говорит Бернард: «Они хотят быть нищими при условии, что ни в чем не будут терпеть недостатка, и так они почитают нищету, чтобы не испытывать никакой нужды»; но та добровольная полная лишений нищета, о которой говорит Господь: «Блаженны нищие духом», что, по Бернарду, означает с намерением и желанием духовным ради одного лишь благоусмотрения Божиего и спасения души. Это были колчаны рабов Адраазара, что означает «главнейший разделитель», ибо он отделяет нищету от богатств. Эти колчаны нес Давид пред лицом Незабвенного, Христа, в котором и ангелы желают провидеть, т. е. перенес в этот мир и принес их в Иерусалим, где Он нагой был распят на кресте, чтобы мы шли по следам нищеты Его. Эта нищета врачующая, ибо, как говорит Григорий, тех, кого поразит болезнь гордыни, излечивает лекарство нищеты: ибо нищета убивает гордыню и душит двух адских пиявок — жадность и роскошь.

 

О праще

О праще говорится у Захарии: «Господь Саваоф будет защищать их, и они будут истреблять и попирать пращные камни». Читаем и в Книге Царств, что душу врагов Давида бросит Он как бы пращою. Это праща, из которой Давид бросил камень, и поразил Филистимлянина в лоб, и вонзился камень в лоб его, и он упал лицом на землю, и одолел Давид Филистимлянина пращою и камнем, и убил оглушенного Филистимлянина.

 

О жезле

О жезле говорит Господь через Исайю: «О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич»; и несколько далее продолжает: «Он поразит тебя жезлом, и трость свою поднимет на тебя, как Египет». О духовном значении жезла и пращи написано, что Давид, собирающийся сразиться с Голиафом, нес посох, который всегда имел при себе, и выбрал пять гладких камней, которые положил в пастушескую сумку, а пращу нес в руке, и убил вооруженного Филистимлянина. Под вооруженным Филистимлянином разумей диавола, готового к искушению. Будь же ты Давидом с крепкой рукой, кающимся, и всегда имей при себе жезл Святого креста и выбери пять камней, т. е. пять ран Христовых, и положи их в пастушескую сумку, т. е. в душу твою, и обмотай руку пращой, т. е. воспоминаниями всего этого, и порази его, чтобы он не одолел тебя во искушении. Более того, если только этот жезл Святого креста по совету пророка Елисея будет положен на лице мертвого ребенка, т. е. живущего как ребенок, во грехе, он оживет.

 

О шлеме

О шлеме говорится, что одел Саул Давида в свои одежды и возложил на голову его медный шлем. И сказал Господь через Иеремию: «Вступайте в сражение; седлайте коней и садитесь, всадники, и становитесь в шлемах». Шлемом обозначается спасение, которое человек получает от Бога от этого оружия добродетелей. О чем говорит апостол: «И шлем спасения возьмите»; а Исайя: «Он возложил на Себя правду, как броню, и шлем спасения — на главу Свою». О, в какой безопасности будешь ты пребывать в сражении, если оградишься этим оружием, и будет тебе Господь Бог спасения твоего, спасение твое до концов земли. Это — оружие, которым один участок патриарх Иаков взял из рук Аморреев мечом и луком и дал его сыну своему Иосифу, которым и сыны Израиля Святую землю, разоренную захватчиками, обрели, а Давид победил врагов царства своего, а Маккавеи восстановили разрушенный святой град Иерусалим и очистили храм Божий, оскверненный нечистотами язычников, убив врагов. О доблестнейшие рыцари и славные воители, облекитесь этим оружием и отомстите за поругание распятого Господа и отвоюйте Святую землю, обетованную христианам, занятую язычниками! Укрепитесь, и пусть не ослабевают руки ваши в битве. Потому что есть возмездие за дела ваши, то возмездие, о котором Господь сказал Аврааму: «Награда твоя будет велика». Если вас пугают трудности, зрите награду, зная, что как пороки никогда не бывают безнаказанными, так и добродетели не остаются без награды, и наградой добродетели будет Тот, кто дал добродетель.

 

9. ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПЛОТСКОГО И ДУХОВНОГО ОРУЖИЯ

Есть шесть причин, почему мы пользуемся плотским и духовным оружием. Первая — ради упражнения, чтобы мы упражнялись в битвах по воле Божией, который многих язычников разослал среди детей Израиля, чтобы Израиль и всех, которые не знали о всех войнах Ханаанских, искушать ими, и чтобы учились дети их биться с врагами и умели бы воевать. Кто же уцелеет в сражении, если не тот, кто умело владеет оружием? Вот почему в мирное время устраивают турниры и прочие военные игры ради упражнений, чтобы в случае войны, когда враги стоят у ворот, не было бы никого, кто, не умея обращаться с оружием, не сказал бы, как Давид: «Я не могу ходить в этом», и не мог бы выступить против врагов, будучи безоружным. Но так как жизнь человека на земле есть воинствование, то как только человек приходит в мир, он вступает на поле битвы, чтобы сражаться против воздушных сил адских, и оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом. Посему, по учению, апостола мы должны облечься оружием Божиим, т. е. добродетелями, которые от единого Бога, дающего добродетель и силу народу своему, и упражняться в них, чтобы мы могли противостать в день злый искушения и чтобы в нас добродетели умножались упражнениями, как говорит Златоуст: «Как всякое плотское искусство упражнением поддерживается, приумножается и пополняется, так и всякая добродетель упражнением приумножается, праздностью преуменьшается». Вторая причина, по которой мы пользуемся плотским оружием, — это из-за вражеских козней. Вот почему сыны Израиля, боясь вражеских козней, взяв боевое оружие, сидели в местах, близких к дорогам, и проводили на страже день и ночь напролет. Написано и об Иуде Маккавее, что он поставил в нужных местах вооруженных сынов Израиля в готовности, дабы от врагов внезапно не последовало какого-нибудь злодейства. Именно для этого мы пользуемся духовным оружием, как говорит апостол: «Укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его; облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских», который подкарауливает нас, словно лев в логове своем. Это тот лев, противник наш диавол, который ищет, кого поглотить, и которому мы должны противостать твердою верою. Третья причина, по которой мы пользуемся плотским оружием, — это из-за открытого вражеского нападения. Вот почему говорится в книге Маккавейской, что когда Лисий, полагаясь на количество воинов, нисколько не подумал о силе Божией, но, обладая необузданным духом, собрался разрушить святой град Иерусалим и храм Божий и уже обложил укрепление, Маккавеи, взявши оружие, и все, бывшие с ним, узнав об этом, в рыдании и слезах возопили к Господу, чтобы Он послал им во спасение доброго ангела. Они укрепились духом и силами и, бросившись на них, уничтожили 11 тысяч пеших из них и тысячу шестьсот конных, а всех прочих обратили в бегство; многие из них, быв ранены, спасались раздетыми, а сам Лисий спасся постыдным бегством. Это причина, по которой братья дома Тевтонского с прихода в Прусскую землю по сей день постоянно пользуются мечом, чтобы иметь под рукой чем защищаться, если против них со стороны врагов вдруг возникнут явные или тайные козни. Точно так же мы пользуемся оружием добродетели против явных козней диавола. Вот почему говорит апостол: «Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем; оружия воинствования нашего не плотские, глосса: т. е. преходящие, но могущественные, т. е. сильные Богом, т. е. через Бога, на разрушение твердынь, т. е. козней диавола, ими ниспровергаем замыслы, а именно злодеяния демонов, и всякое превозношение, т. е. глубину ума, восстающее против познания Божия, т. е. веры». Итак, всегда будь готов во всеоружии добродетели против козней диавола, ибо, как писал епископ Паулин Августину, «этот наш враг имеет тысячу способов, чтобы нанести нам вред; мы должны бороться с ним таким же разнообразным оружием, как и то, каким он нас преследует». Если явно или тайно он нападет на тебя с пороком гордыни, выставь в защиту себе добродетель смирения, и он убежит от тебя. И так поступай во всех прегрешениях. Если выставишь для защиты твоей оружие добродетели, то выйдешь победителем. Четвертая причина, по которой мы пользуемся плотским оружием, — ради мира, чтобы мы могли в безопасности владеть нашими имениями. Вот почему говорит Господь: «Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение. Так только когда мы пользуемся оружием добродетели, мы живем в мире, нечестивым же нет мира». Вот почему говорит Екклесиаст: «Люди богатые, одаренные силою, они мирно обитали в жилищах своих. Все они были уважаемы между племенами своими, и во дни свои были славою». Вот почему говорит Варух: «Если бы ты ходил путем Божиим, то жил бы в мире вовеки». Почему говорит и Соломон: «Когда Господу угодны пути человека, он и врагов его примиряет с ним». Пятая причина — та, чтобы мы отвоевали утраченное. Так дети Израиля в полном вооружении вошли в землю обетованную, которую Бог дал отцам их, и ее, занятую врагами, отвоевали из рук врагов. Так царство небесное, которое теряем по грехам, берется силою добродетели, и употребляющие усилие восхищают его и владеют вечно. Глосса такова: требуется великое усилие родиться на земле и добродетелью обрести небо, которым от природы владеть мы не можем. Шестая причина — для устрашения, чтобы враги, видя оружие, убоялись, как сказала Иудифь, убив Олоферна: «Когда солнце взойдет, возьмите каждый боевое свое оружие, выйдите стремительно, не для того, чтобы сойти на равнину, но словно совершая натиск, чтобы стража Олоферна услышала это и, будя его, нашла бы его плавающим в своей крови, и оттого нападет на них страх и они побегут». Так и мы пользуемся оружием добродетели, чтобы показать, что мы находимся на службе того, кто есть Царь царствующих и Господь господствующих. К этому увещевает нас апостол, говоря: «Во всем являем себя, как служители Божий, в великом терпении и т. д. с оружием правды в силе Божией». Оружие силы Божией — это правда, которая учит нас воздавать каждому по заслугам, а именно мир и все мирское оставить и прилепиться к Богу, который на хоругви своей, которую оставил нести нам, поставил знак, о котором сказал при рождении Господа ангел волхвам: «Вот знак; вы найдете младенца в пеленах, лежащего в яслях». Чем отмечены три добродетели, а именно: смирение (младенчество) в противоположность гордыне, нищета (пелены) в противоположность жадности и строгость (ясли) в противоположность распущенности плоти. Поднимите эту хоругвь и выставьте перед диаволом, и обуяет его страх, и он убежит.

 

10. О ПЕРВОМ ЗАМКЕ БРАТЬЕВ ДОМА ТЕВТОНСКОГО, КОТОРЫЙ НАЗЫВАЛСЯ ФОГЕЛЬЗАНГ 

Определив оружие, необходимое для битвы, следует обратиться к предлежащему. После того как упомянутые братья дома Тевтонского, а именно брат Конрад и его союзник в земле Прусской, уже давно отданной им упомянутым князем польским, не знали, где приклонить свои головы, задумали они подойти издалека, чтобы между собой и упомянутыми пруссами для безопасности иметь реку Вислу. Они попросили упомянутого князя, чтобы он построил им один замок, а он, будучи человеком вполне благочестивым и ревнителем веры, внемля этому поэтическому изречению: «Тот сделал половину, кто хорошо начал», собрал своих людей и напротив нынешнего града Торуньского построил им на одной горе замок, называемый Фогельзанг, что в переводе на латынь означает «песнь птиц», где братья с горсточкой оруженосцев, сопротивляясь бесчисленному множеству язычников, пели песнь грусти и печали.

Thorn

"Прибытие тевтонских рыцарей на Хелмнскую землю" (1713). Произведение экспонируется в Старой ратуше Торуни и является буквальной иллюстрацией к данному эпизоду Хроники. На картине изображена встреча князя Конрада Мазовецкого с императором Фридрихом II и защита легендарной крепости на могучем дубе от пруссов (они изображены художником как сарацины).

 

Ведь они покинули сладостную землю родины своей и вступили на чужбину, в которой ожидали их многие годы унижения, и не было тогда надежды, что в четвертом или шестом поколении они вернутся оттуда. Ушли же они из земли обильной, мирной и спокойной, а вошли в землю, полную ужасов, невозделанных просторов и жестоких битв. В заключение скажу, что, оставив из всего мирского роскошь, свободу, удобства и почести, они, алчущие и жаждущие, смиренно идя навстречу голоду и всякого рода презрению и унижениям, связали себя с бесконечными тяготами, лишениями и опасностями. Они могли сказать с Петром: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою, Христос; что же будет нам?» Если венец славы Твоей на небе, о всеблагой Христос, венец всех святых, то они заслуживают быть увенчанными Тобою, столько претерпевшие за Тебя. Воистину в них воплотилось то, что Бог сказал через Исайю: «Господь утешит Сион, утешит все развалины его, и сделает пустыни его, как рай, и степь его, как сад Господа; радость и веселие будет в нем, славословие и песнопение».

 

11. О ПРИХОДЕ МНОГИХ БРАТЬЕВ ДОМА ТЕВТОНСКОГО И О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА НЕССАУ

Когда этот замок был построен, вышеупомянутый брат Конрад послал гонцов к почтенному и благочестивому брату Герману фон Зальца, великому магистру дома Тевтонского, сообщая ему обо всем, что было сделано относительно порученного ему дела, смиренно и нижайше прося, чтобы он прислал ему еще братьев и оруженосцев. Он, вняв его мольбам, послал ему в магистры брата Германа по прозвищу Бальке, говоря ему, словно Господь Иисусу: «Будь тверд и мужествен, ибо ты ведешь сынов Израиля, т. е. братьев твоих, в землю, которую Господь клялся дать им, и будет с тобой Бог». Также брата Дитриха фон Бернхейма в маршалы, брата Конрада фон Тейтлебена, некогда камерария святой Елизаветы, брата Генриха фон Берга, тюринга, и брата Генриха фон Кица из деревни Витткендорф со многими оруженосцами и конями дал ему в помощники. Когда они прибыли в замок Фогельзанг, то в нижнем течении Вислы построили замок Нессау. И когда братья жили в этом замке, пруссы враждебно вторглись в Польшу и, когда они увидели, что вооруженные братья преследуют их, то чрезвычайно удивились тому, откуда они и зачем пришли. Им ответил один поляк, которого они вели, захватив в плен, что это благочестивые люди и доблестные рыцари, посланные из Алемании господином папой, чтобы воевать с ними, пока не подчинят их упрямую и непокорную выю священной Римской церкви. Услышав это, они, ухмыляясь, отступили.

 

12. О БРАТЕ ГЕРМАНЕ, I МАГИСТРЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Брат Герман по прозвищу Бальке, I магистр госпиталя Пресвятой Марии Иерусалимского Тевтонского дома в земле Прусской, возглавлял его 12 лет. Он был также I магистром земли Ливонской, где стоял во главе ордена почти 6 лет, и, приведя обе земли в доброе состояние и весьма успешно проведя войну, как будет рассказано ниже, отягощенный старостью и трудами, вернулся в Алеманию и там умер и погребен. Насколько славен он был во всех делах своих, свидетельствуют чудные дела его.

 

13. О КРЕСТЕ И ОТПУЩЕНИИ ГРЕХОВ КРЕСТОНОСЦЕВ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ И ЛИВОНСКОЙ

Между тем брат Герман фон Зальца, великий магистр, муж прозорливый и во всем осмотрительный, пришел к господину папе и среди прочих просьб просил и получил крест, чтобы проповедовать от имени апостольского престола в королевствах и провинциях, назначенных тогда в помощь земле Прусской, и дал тот папа, а после — папа Иннокентий IV пилигримам, посещающим Пруссию и Ливонию, привилегии и индульгенции, как давались они идущим в Иерусалим.

 

 

 


III часть 

О ВОЙНАХ БРАТЬЕВ ДОМА ТЕВТОНСКОГО С ПРУССАМИ

 

 

1. И СНАЧАЛА О ВОЙНЕ С ЖИТЕЛЯМИ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ

Брат Герман Бальке, магистр Пруссии, стремящийся следовать делу веры, вместе с вышеупомянутым князем и силой войска его прошел через Вислу в землю Кульмскую и на берегу, в нижнем течении реки, построил в 1231 году замок Торунь. Это сооружение было сделано в каком-то дубовом дереве, в котором были устроены укрепления для обороны; со всех сторон они окружили себя засеками; подступ к замку был всего один. Эти семь братьев имели при себе суда, чтобы в случае нападения пруссов можно было на судах отступить в Нессау, если безвыходные обстоятельства вынудят их к этому. Со временем они воздвигли вокруг упомянутого замка город, который позже, оставив замок, из-за постоянных разливов реки перенесли на то место, где ныне находится как замок, так и город Торунь.

 

2. ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Земля Прусская границами своими, внутри которых она расположена, имеет Вислу, Соленое море, Мемель, землю Руссии, княжество Мазовии и княжество Добжиньское. Висла — это река, текущая из Краковии в землю Померанскую, впадающая в море у крепости Данциг, отделяя Польшу и Померанию от Пруссии. Мемель — тоже река, вытекающая из королевства Руссии, впадающая в море рядом с замком и городом Мемельбургом, самую Руссию, Литву и Куронию также отделяющая от Пруссии.

 

3. О РАЗНООБРАЗИИ И СИЛЕ ПРУССОВ

Прусская земля делилась на 11 частей. Первая была Кульмская земля и Любовия, которая до прихода братьев дома Тевтонского была почти необитаемой. Вторая — Помезания, в которой жили помезаны. Третья — Погезания, в которой жили погезаны. Четвертая — Вармия, в которой жили вармийцы. Пятая — Наттангия, в которой жили наттанги. Шестая — Самбия, в которой жили самбы. Седьмая — Надровия, в которой жили надровы. Восьмая — Скаловия, в которой жили скаловы. Девятая — Судовия, в которой жили судовы. Десятая — Галиндия, в которой жили галинды. Одиннадцатая — Барта и Плика Барта, которые ныне называются Великой и Малой Бартой, в которой жили барты, или бартенсы. Едва ли был хоть один из этих народов, у которого бы не было для сражений двух тысяч конницы и многих тысяч воинов. Богатая и многонаселенная Самбия могла иметь четыре тысячи конницы и 40 тысяч воинов. Благородные судовы как благородством нравов выделялись среди прочих, так превосходили их и богатствами и силой. Ибо было у них шесть тысяч конницы и почти бесчисленное множество прочих воинов. У каждого из этих языческих народов было много крепких замков, которые слишком долго пришлось бы перечислять. Узри же великое знамение Божие и чудеса могущественные! Семь братьев дома Тевтонского с горсточкой оруженосцев, построив укрепление в Кульмской земле на одном дубе, как говорилось, сначала дерзнули выступить против такого огромного и бесчисленного множества язычников, а со временем, за 53 года, перебили их так, что не осталось ни одного, который не подклонил бы выю свою под иго веры, с помощью Господа Иисуса Христа, благословенного во веки веков. Аминь.

 

4. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ ГАЛИНДИИ

Галинды расплодились, и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля их, так что она не могла никак вмещать их. Вот почему, как сказал фараон повивальным бабкам, чтобы уничтожить народ Израильский: «Если будет сын, то умерщвляйте его; а если дочь, то пусть живет», так и этим казалось разумным убить любого новорожденного женского пола, а мужского — сохранить для войны. И поскольку они не преуспели в этом предписании, ибо женщины, видя прелесть новорожденных, тайно оставляли их [девочек. — В. М.] в живых, то по общему совету и согласию, чтобы они не смогли кормить ни одного ребенка, они отрубили груди всем женам своим. После этого низкого и омерзительного дела возмущенные женщины пришли к одной госпоже, почитавшейся по их обычаю святой и пророчицей, по чьей воле совершались все деяния в этой земле, прося, чтобы она вынесла здравое решение по этому делу. Она, сострадая своему полу, созвав к себе лучших людей всей земли, сказала им: «Боги ваши желают, чтобы вы все без оружия и доспехов или иных средств защиты вышли на войну с христианами». Услышав это, они сразу повиновались, и все, пригодные к военному делу, с радостной душой пошли в соседнюю христианскую землю. Оттуда они увели множество людей и скота, не говоря уже о прочих причиненных бедах. По возвращении некоторые из незаметно бежавших пленников, вернувшись к христианам, сообщили им, что во всем войске язычников нет никакого оружия и вообще ничего, чем бы они могли защищаться, заклиная верой и правдой, чтобы они смело выступили сразиться с ними. Ободренные этими словами, христиане, погнавшись за ними огромной толпой, напали на них и убили всех, не встретив сопротивления; узнав об этом, судовы и прочие соседние народы вошли в вышеупомянутую землю Галиндии и женщин и младенцев и прочих оставшихся в живых увели в вечное рабство, и так земля эта по сей день остается в запустении.

 

5. ОБ ИДОЛОПОКЛОНСТВЕ И ОБРЯДАХ И НРАВАХ ПРУССОВ

Пруссы не имели понятия о Боге. Поскольку они были глупцами, то разумом не могли постичь Его, а так как письменности у них не было, то не могли созерцать Его и в Писании. В самом начале они весьма дивились тому, что кто-то, отсутствуя, мог пояснить свои намерения буквами. И вот, поскольку они не знали Бога, то случилось, что в заблуждении своем они всю природу почитали вместо Бога, а именно солнце, луну и звезды, гром, птиц, также четвероногих, вплоть до жабы. Были у них также священные леса, поля и реки, так что они не смели в них рубить деревья, или пахать, или ловить рыбу. Было же посредине этого погрязшего в пороке народа, а именно в Надровии, одно место, называемое Ромов, ведущее название свое от Рима, в котором жил некто по имени Криве, кого они почитали, как папу, ибо как господин папа правит вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только вышеупомянутые язычники, но и литвины и прочие народы земли Ливонской. Такова была власть его, что не только он сам или кто-либо из сородичей его, но даже гонец с его посохом или с другим отличительным знаком, проходя по пределам вышеупомянутых язычников, был в великом почете у королей, нобилей и простого люда. Хранил он также по древнему обычаю негасимый огонь. Пруссы верили в воскрешение плоти, однако не так, как следовало. Ибо они верили, что, если кто-то является знатным или незнатным, богатым или бедным, могущественным или бесправным в этой жизни, таким он будет после воскрешения в будущей жизни. Вот почему случалось, что с умершими нобилями сжигались оружие, кони, слуги и служанки, одежда, охотничьи собаки и ловчие птицы и прочее, относящееся у них к военному делу. С незнатными сжигалось то, что относилось к их занятию. Они верили, что все сожженное воскреснет с ними и будет служить, как и прежде. Вокруг этих мертвых было такое наваждение диавольское, что, когда умирали родители, они шли к упомянутому папе Криве, прося, чтобы в такой-то день или ночь он посмотрел, перешли ли они в свой дом; этот Криве безо всякого колебания показывал и то, как мертвый распоряжался одеждой, оружием, конями и челядью, и для вящей убедительности говорил, что на притолоке дома своего он [покойный. — В. М.] оставил такой-то след копьем или другим орудием. После победы они приносили жертву своим богам и от всего того, что досталось им победой, третью часть подносили упомянутому Криве, который это сжигал. Ныне же литвины и прочие язычники этих мест сжигают упомянутую жертву в каком-то священном месте согласно их обряду, но прежде чем сжечь коней, их загоняют настолько, что они едва могут стоять на ногах. Пруссы редко приступали к какому-либо важному делу, пока не узнавали, бросив по обычаю своему жребий, у богов своих, воспоследует ли им добро или зло. Они не заботились о запасной или нарядной одежде, да и до сих пор не заботятся; как снял ее сегодня, так завтра и надевает, не обращая внимания, что она вывернута наизнанку. Они не пользуются мягкими ложами и тонкими яствами. В качестве напитка они пьют простую воду и мед, или брагу, и кобылье молоко; а молоко это пьют только тогда, когда его освятят. Иных напитков они испокон века не знали. Гостям своим они оказывают всяческое гостеприимство, на какое только способны, и не бывает в доме их такой еды или питья, которых они не разделили бы с ними в этом случае. Кажется им, что они плохо заботятся о гостях, если те не напьются их питья до опьянения. Есть у них в обычае, что в попойках они все участвуют равно и пьют неумеренно, отчего случается, что все хозяева гостю своему подносят определенную меру питья при условии, что после того как они выпили сами, то и гость их осушил бы столько же, и такое подношение повторяется до тех пор, пока гость с хозяевами, жена с мужем, сын с дочерью все не опьянеют. Согласно древнему обычаю пруссы до сих пор следуют тому, что жен своих покупают за определенную сумму денег. Вот почему он [муж. — В. М.] относится к ней, как к служанке, и она не ест с ним за одним столом, и каждый день моет ноги домашним и гостям. Никому среди них не позволено просить подаяние; нищий свободно ходит у них от дома к дому и без зазрения совести ест, когда угодно. Если у них совершается убийство, то примирение наступает только после того, как этого убийцу или его близкого убьют родичи убитого. Когда по неожиданному стечению обстоятельств они сталкиваются с непреодолимыми трудностями, то обычно кончают самоубийством. Не было у них ни различия, ни счета дней. Вот почему случается, что когда назначается срок для проведения совещания или переговоров между собой или с иноземцами, то один из них в первый день делает зарубку на каком-либо дереве или завязывает узел на шнурке или поясе. Во второй день он прибавляет снова второй знак, и так по одному, пока не дойдет до того дня, когда должен быть заключен этот договор. Одни из них каждый день ходят в бани в знак почитания своих богов, другие бань совершенно не признают. Мужчины и женщины должны прясть, одни — лен, другие — шерсть, чем, как полагают, они угождают своим богам. Одни не смеют ездить верхом на вороных конях, другие же — на белых или иной масти из-за богов их.

 

6. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

Был один прусс в земле Самбии, в местности Скокен, по имени Дорге, который гнушался белыми конями; брат Дитрих, фогт Самбии, захотел увести его от этого заблуждения и купил ему белого коня; когда тот вопреки его [Дорге. — В. М.] желанию простоял в его конюшне одну ночь, то наутро он нашел упомянутого коня зарезанным, а весь скот его мертвым. Так было проделано три раза, и всякий раз оканчивалось одинаково. И в четвертый раз фогт тот купил ему белого коня и заверил, что будет повторять это до тех пор, пока не уведет его от этого заблуждения. Так, наконец, когда четвертый конь не был уничтожен диаволом, как три предыдущих, тот Дорге уверовал и смиренно покаялся в заблуждении своем и стал великим ревнителем веры и христианином и пылким служителем Бога и святых и укрепил в вере сердца многих заблуждавшихся новообращенных.

 

7. О РАЗРУШЕНИИ ДВУХ ЗАМКОВ И СМЕРТИ ПИППИНА

Рассказывают некоторые, что, когда братья жили в упомянутом деревянном замке, у пруссов был выше Торуня на берегу Вислы замок, называемый Рогов, а ниже него по нижнему течению реки другой, близ того места, где ныне находится старинный замок. Был также в этих местах некий знатный человек из Помезании Пиппин, который жил в одном укрепленном месте близ озера, которое по его имени называется озером Пиппина, со многими язычниками занимаясь разбоем: ни один христианин не мог выйти из замка, чтобы он его не схватил или не убил. Одни сзади, другие спереди, третьи между ними нападали на них. Наконец братья вышли на битву с жителями замка Рогов, и, поскольку так было угодно Богу, они убили многих из них и, схватив главаря, увели его; главарь этот, чтобы сохранить себе жизнь, отдал им свой замок, а со временем, когда обитатели другого замка лежали пьяные после какого-то кутежа, он повел туда братьев с войском, а они, ворвавшись мощным натиском и перебив и захватив всех, обратили замок в прах. Вскоре после он предал в руки братьев Пиппина, шурина своего, которого они привели привязанным к хвосту коня в Торунь и повесили на дереве. Этот Пиппин был отцом того знатного человека из Помезании, которого звали Матто, и насколько отец приносил вред гонениями веры и христиан, настолько сын был полезен, ревнуя к вере и христианам, ибо он до самой смерти своей неколебимо стоял на защите веры христианской.

 

8. О ПИЛИГРИМАХ И О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА И ГРАДА КУЛЬМСКОГО

Когда же звук проповеди креста Христова разнесся по всей земле королевства Алемании и была возвещена новая война, которую Господь избрал в земле Прусской, и отпущения грехов и свободы новой войны, то взволновались те, сердца которых коснулся Бог, а именно избранные и славные воители Алемании и, прикрепив крест к плечам своим, они стали вооружаться, чтобы отомстить за поругание распятого Господа, отметая от себя все, что могло бы помешать им в этом святом намерении. Они размышляли о том целительном увещевании Иеронима, в котором он сказал: «Если отец твой встанет на пороге, а брат твой бросится к тебе на шею, а мать твоя обнажит груди, вскормившие тебя молоком, покинь убитого горем отца, покинь убитую горем мать и устремись к знамени Креста». Когда с этими паломниками они пришли в Торунь, брат Герман, магистр, построил замок и град Кульмский в год от Рождества Христова 1232, в том месте, где ныне находится старинный замок.

 

9. О ВОЙНЕ БРАТЬЕВ С ПОМЕЗАНАМИ И О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА МАРИЕНВЕРДЕР

После того как эти замки по милости Божией были построены и пределы земли Кульмской были очищены от старой закваски пороков и лукавства язычников, чтобы Бог-спаситель наш послал нам удачу на пути в земли соседних язычников, как иные с уверенностью полагают, магистр и братья, приготовив то, что требуется для сооружения замков, незаметно переправились на остров у Квидина, что ныне почти напротив Мариенвердера, и там в год от Рождества Христова 1233 воздвигли на одном холме замок, назвав его Мариенвердером. Но когда тот благородный муж и доблестный рыцарь из Саксонии, бургграф из Магдебурга по прозвищу «с маленькой рукой», в окружении многих рыцарей и оруженосцев пришел в замок Кульм, в течение года, что он там пробыл, пошел с магистром и братьями и перенес вышеупомянутый замок Мариенвердер с острова Квидина на то место, где он ныне находится, в волости Помезании, называемой Рейсен, изменив место, но не название.

 

10. О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ГРАДА МАРИЕНВЕРДЕР

К бургграфу магдебургскому, все еще находящемуся в Кульме, ибо он еще не выполнил обета своего, присоединились многие правители, а именно из Польши: князь Конрад, князь Куявии, князь Краковии и из Вроцлава князь Генрих, после убитый татарами, а также Одовий, князь гнезненский, и многие другие знатные и власть имущие мужи, жившие от реки Одера до реки Вислы и от реки Бебжы до реки Нейсе, также Святополк, князь Померании, с братом своим Самбором. Они вошли с огромным множеством рыцарей и ратников, какого никогда не видано было в Пруссии, и, построив град Мариенвердер, укрепили ранее сооруженный замок.

 

11. О ПОБЕДЕ ХРИСТИАН, КОГДА БЫЛО УБИТО ПЯТЬ ТЫСЯЧ ПРУССОВ

После этого магистр брат Герман и другие братья зимой, когда все было сковано крепким льдом, взяв с собой вышеупомянутых пилигримов, желанием которых было начать усмирять дерзость пруссов, достигли волости Рейсен, и, убив и взяв там в плен многих людей, они выступили к реке Сиргуне, где совершили давно желаемое. Ибо они нашли большое войско пруссов во всеоружии и уже готовых к битве. Когда же они смело выступили против них, они [пруссы. — В. М.] обратились в бегство. Но князь Померании и Самбор, брат его, весьма искушенные в войне с пруссами, заняли со своими оруженосцами пути вокруг засек, чтобы они не могли уйти, и оттуда поражали в гневе своем нечестивых. Там сверкающий меч воинства христианского насытился плотию язычников, здесь копье не возвратилось, не нанеся ранения, ибо пруссы ни тут ни там не могли уклониться от лица преследующих, и содеяно было великое избиение народа прусского, ибо в тот день пало более пяти тысяч. После этого все пилигримы с радостью воротились восвояси, восхваляя милость Спасителя.

 

12. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА РЕДИН И ЧУДНОМ ВИДЕНИИ ТАМ ОДНОГО БРАТА

В год от Рождества Христова 1234, когда пруссы уже были изгнаны из земли Кульмской, магистр брат Герман, собрав войско братьев и оруженосцев, построил замок Редин перед пущей, находившейся между землей Помезании и Кульмской, в том месте, где были постоянные набеги пруссов и доступ в землю Кульмскую. В этом замке был один брат, который, будучи обманутым кознями диавола, воистину полагал, что в ордене дома Тевтонского он не может обрести спасения души, затаив в сердце своем желание вступить в более строгий орден. После этого он увидел во сне святых Бернарда, Доминика, Франциска, Августина, шедших во главе своих братьев, и он, обращаясь к ним, слезно просил, чтобы они приняли его в братство, а они один за другим отказывали. Самой же последней шла Пресвятая Дева Мария со многими братьями дома Тевтонского; он начал смиренно умолять ее, прося, чтобы она позволила ему, по крайней мере, остаться в товариществе братьев своих. Сказала ему Пресвятая Дева: «Это невозможно, ибо тебе кажется, что орден твой настолько нестрог, что нет в нем ничего, что ты согласно желанию твоему мог бы претерпеть». И, снимая плащи с каждого из братьев, она показала раны, которые были нанесены язычниками и от которых они погибли ради защиты веры, и сказала: «Разве не кажется тебе, что эти братья твои претерпели нечто во имя Иисуса Христа?» И с этими словами видение исчезло. И этот брат, проснувшись и придя в себя, пошел в собор, где собрались братья, и то, что раньше легкомысленно открыл им о намерении своем, теперь, как мудрый и искушенный, смиренно отвергая как ошибочное, всем поведал о видении, явившемся ему. Этот брат, следуя по пути служения Богу, вскоре после того был убит язычниками.

 

13. О ПРИХОДЕ МАРКГРАФА МЕЙССЕНСКОГО

В то время этот благородный и славный богопослушный правитель Генрих, маркграф мейссенский, с 500 благородными и закаленными в сражениях мужами и со множеством разных богатств пришел в Прусскую землю. Все усилия и помыслы этого человека были направлены на уничтожение язычников и на расширение пределов христианских.

 

14. О РАЗРУШЕНИИ МНОГИХ ЗАМКОВ И О ПОКОРЕНИИ ПОМЕЗАН

В земле Помезанской была некогда волость, называемая Рейсен, где жили славные мужи и доблестные воители, на которых упомянутый правитель, возложив руку на плуг и не озираясь назад, храбро нападал и нередко разорял ее огнем и мечом, проливая немало крови язычников. Замок их, стоящий близ реки Мокеры, и все укрепления, бывшие у них в этом месте, называемом Стумо, близ Постелина, близ Рисенбурга и Рисенкирхена, близ озера Друзина и Вильденберга, он разрушил мощным ударом и, обратив в пепел, сровнял с землей, а язычников убил или взял в плен. Но никто не может достойно ни словами сказать, ни каламом описать, как мощно и как мужественно вышеупомянутый маркграф, словно лев, не сторонящийся ни перед кем, сражался с упомянутыми язычниками. Таким грозным был он с ними в войне, что они покорились вере и братьям. И согласно договорам и свободам, которые им тогда давались, после направлялись прочие новообращенные.

 

15. О НЕКОТОРЫХ ВОЕННЫХ КОРАБЛЯХ И УХОДЕ МАРКГРАФА

Мудрый всегда действует мудро и заранее предвидит многие трудности. Вот почему тот господин маркграф, как муж прозорливый и осмотрительный, повелел снарядить себе два военных корабля, меньший из которых назывался «Пильгерим», больший именовался «Фриделант», что в переводе на латынь означает «Пилигрим» и «Мирная земля». И воистину по праву они так назывались. Ибо содеяли они многие блага мира христианам земли Прусской. Людьми с упомянутых кораблей были построены два замка: Эльбинг и Балга, а Свежее море было очищено от натиска язычников, что само по себе не могло сравниться ни с чем другим. Эти корабли спустя много лет затонули в озере Друзине. Выполнив, таким образом, обет своего паломничества, тот правитель, оставив в Пруссии много воинов для сооружения замка Эльбинг, воротился восвояси.

 

16. О ВОЙНЕ С ПОГЕЗАНАМИ И СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ЭЛЬБИНГ

Покорив по милости Божией помезан, магистр и братья направили острие войны против погезан. Вот почему магистр с братьями и пилигримами, оставленными господином маркграфом мейссенским, возглавляя те корабли со всем необходимым для строительства, отправился в землю Погезании, на тот остров, как говорят некоторые, что находится посредине реки Эльбинг, в том месте, где Эльбинг впадает в Свежее море, и воздвиг там замок, который по названию реки назвал Эльбинг, в год от Воплощения Христова 1237. Другие сообщают, что этот замок после был захвачен язычниками и тогда был перенесен на то место, где находится ныне, а вокруг него вырос город.

 

17. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

Много славных сражений, о которых невозможно досконально ни написать, ни поведать, провели против погезан братья из Эльбинга. Приведу, однако, один знаменательный факт. Однажды братья из Эльбинга с горсточкой оруженосцев преследовали большое войско пруссов, которое занималось грабежом в их округе, и, когда они уже готовы были сойтись для битвы, все пруссы бежали, кроме одного, которого они взяли в плен. Когда он увидел столь немногих воителей в войске братьев, то спросил, где же еще? Ответом ему было, что больше никого нет. А он сказал: «Мы ясно видели, что все поле заполнено вооруженными людьми, одетыми совсем как братья и с таким же оружием, и оттого наше войско обратилось в бегство». Это же при всех признали погезаны, бывшие в том войске, после их обращения в христианство. А погезаны, как ни были они тверды в сражении с братьями, увидев это чудо, а также не в силах сдержать настойчивый напор братьев, дав заложников, упрямые головы свои и непокорные выи склонили перед верой и братьями.

 

18. О ВОЙНЕ БРАТЬЕВ С ВАРМИЙЦАМИ, БАРТАМИ И НАТТАНГАМИ И О ГИБЕЛИ МНОГИХ БРАТЬЕВ И ХРИСТИАН

Невозможно должным образом поведать, скольким тяготам, скольким опасностям и скольким трудностям постоянно подвергались магистр и братья, чтобы через них вера Христа могла бы получить должное распространение и чтобы раздвинулись границы христианского мира. Вот почему случилось, что после того, как по воле Бога, без которого не вершится никакое благо, помезаны и погезаны подчинились вере и братьям, тот же магистр и братья приготовились сражаться с вармийцами, наттангами и бартами. По повелению же магистра несколько братьев и оруженосцев на вышеупомянутых кораблях переплыли Свежее море, чтобы посмотреть, где можно возвести замок против упомянутых пруссов. Когда они подплыли к Вармийской земле, то сошли на берег и близ того места, где ныне стоит замок Балга, увидели какой-то замок пруссов, на который, однако, не решились напасть из-за своей малочисленности. Но чтобы не возвращаться ни с чем, они напали на близлежащие деревни, опустошая их огнем и мечом. Увидев это, пруссы напали на них и убили всех братьев и оруженосцев, кроме тех, которые были оставлены для охраны кораблей. Они, видя гибель своих людей, быстро ушли и донесли магистру о случившемся.

 

19. О ЗАМКЕ БАЛГА

Услышав это от скорбного посольства, магистр невероятно взволновался, но, взяв себе в пример Давида, который полководцу своему Иоаву, не менее скорбящему о смерти своих людей, как бы ободряя, сказал: «Пусть не смущает тебя это дело; различен исход сражения, ибо меч поядает иногда того, иногда сего. Ободри воинов твоих и призови их, чтобы они убивали нападающих на царство». Наконец, успокоившись, он послал огромное войско по морю, чтобы отомстить за невинно убиенных; они, прибыв к Балге, сошли на берег и, расставив лучников в надлежащих местах и приставив к стенам лестницы, мужественно напали на упомянутый замок пруссов и с помощью вождя осажденных Кодруна мощным натиском взяли его, часть людей захватив в плен, часть убив. После этого братья, вознося благодарность Богу, поселились со своими оруженосцами в упомянутом замке в год от Рождества Христова 1239 и там еще более славно вели битвы войск Господа Бога против упомянутых пруссов.

 

20. ОБ ОСАДЕ ЗАМКА БАЛГА

Когда это дошло до слуха пруссов, один прусс Пиопсо, вождь вармийский, собрав всю силу войска своего, осадил упомянутый замок Балга, и поскольку он был во главе остальных, то как полководец желал сам идти в битву впереди остальных, и на подступах к замку пронзенный стрелой одного брата, он, упав на землю, испустил дух; отчего остальные, испугавшись, ни с чем отступили.

 

21. О СТРОИТЕЛЬСТВЕ МЕЛЬНИЦЫ И РАЗРУШЕНИИ ЕЕ

В это время многие знатные и властительные мужи Вармии, видя, что Бог на стороне братьев, устыдились и со всем домом и челядью своей перешли к братьям из Балги; получив с их приходом новые силы, братья построили мельницу за мостом через озеро, близ брода, ныне общего, через одну реку и, укрепив ее наподобие замка, оставили там двоих братьев и многих оруженосцев для охраны ее. После пруссы, осадив этот замок сильным войском, взяли его и, убив братьев и оруженосцев, обратили в пепел.

 

22. О БЛАГОЧЕСТИВОЙ ЖИЗНИ БРАТЬЕВ ИЗ БАЛГИ

Какова была чистота жизни и какова добродетель воздержания и какова суровость правил дисциплины среди братьев Балги и других вышеупомянутых замков, неведомо никому, кроме Того, Кому открывается каждое сердце и от Кого ничто не утаивается. Молельни почти никогда не бывали без молящегося, и не было угла в упомянутом замке, где после вечерни и заутрени не оказывался бы какой-нибудь брат, занимавшийся самобичеванием. В замок Энгельсберг пришли некие благочестивые люди, которые, увидев там состояние и образ жизни братьев, спросили, как называется замок. А когда им сказали, что он называется Энгельсберг, то есть «гора ангелов», они ответили: «Воистину не зря носит он это название, ибо обитатели его ведут жизнь ангельскую».

 

23. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ПАРТЕГАЛЬ И УКРЕПЛЕНИЯ СКРАНДОНЫ

В земле Вармийской были некие всех превосходящие властью люди по имени Гоботины, весьма враждебные братьям. Они, собрав множество воинов, построили один замок, называемый Партегаль, в поле с таким названием, а другое укрепление — на горе Скрандоне, разместив в них оруженосцев. Они ежедневно нападали на братьев из Балги, так что впредь никто не решался показываться за пределами замка.

 

24. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ШНИКЕНБЕРГ

То поле, в котором стоит замок Балга, окружают озера, так что в летнее время туда можно попасть только по мосту; перед этим мостом на одном холме братья построили замок, называемый Шникенберг, поселив в нем многих братьев и одного знатного человека Гертвига, отца Гертвига из Покарвиса, и многих других воинственных мужей, оборонявших его от нашествия язычников.

 

25. О ПРИХОДЕ ГЕРЦОГА БРАУНШВЕЙГСКОГО

В это время что холодная вода для истомленной жаждою души и добрая весть из дальней страны, так этот благородный, богопослушный Оттон, славный правитель и герцог брауншвейгский, называемый также люнебургским, пришел с огромным множеством пилигримов в землю Прусскую на помощь братьям, оказавшимся в крайне бедственном положении.

 

26. ОБ ИЗБИЕНИИ ЯЗЫЧНИКОВ И РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА И УКРЕПЛЕНИЯ ПАРТЕГАЛЬ

Из упомянутых замков пруссов ежедневно выходило сражаться столько ратников, что братьям были преграждены все пути для нападения на врагов и совершенно исключена возможность сражаться с ними. Обеспокоенные этим братья не раз собирались на совет, размышляя о подходящем средстве. Наконец сам Христос, который не перестает милосердно утешать преданных Ему, принимающих мучения, призвал милостью духа Своего некоего Поманду, знатного человека, который среди пруссов некогда пользовался большим уважением, но только что обратился к вере Христа и к братьям, чтобы таким образом приобщиться к делу веры и правоверных. Этот Поманда из замка Балга отправился к своим соотечественникам пруссам, притворяясь врагом веры и христиан; увидев его, пруссы возрадовались радостью великою, ибо они надеялись всю силу братьев ослаблять действиями этого человека. Итак, по совету этого Поманды все лучшие люди Вармии, Наттангии и Барты и прочие, способные сражаться, собрались и встали лагерем, осаждая Балгу, но братья, которые много раньше предугадали такой поворот дела, уже объединившись с упомянутым правителем Брауншвейга и с прочими пилигримами, во всеоружии вступили в сражение с ними и всех их перебили, так что не осталось из них ни единого, кто бы после известил об этом событии. После этого тот герцог и братья с войском своим пошли на замок Партегаль и на укрепление и захватили их, всех людей убив и взяв в плен, а замок и укрепление обратив в пепел. Тот же правитель провел много других сражений за один год, когда он пребывал в упомянутом замке Балга, и так часто нападал он на пруссов, что они дух перевести не могли. А по истечении года и выполнив обет паломничества своего, он с радостью воротился восвояси.

 

27. О ПОКОРЕНИИ ВАРМИЙЦЕВ, НАТТАНГОВ И БАРТОВ И СООРУЖЕНИИ МНОГИХ ЗАМКОВ

А поскольку пруссы из Вармии, Наттангии и Барты, по воле Божией лишенные сил братьями и упомянутым герцогом, не могли больше оказывать сопротивление, то превратили нужду в добродетель и, дав заложников, подчинились вере и власти братьев. А братья, чтобы избежать опасностей в дальнейшем и лишить пруссов возможности возобновлять действия, построили в земле Наттангии, близ реки, называемой Каустера, Крейцбург, в земле Барте — три замка: Бартенштейн, Висенбург и Резель. Некоторые говорят, что они со временем построили в земле Вармии Брунсберг и Хейльсберг, а в земле Галиндии какой-то город, разместив в них для их защиты многих братьев и оруженосцев. Многие другие замки построили знать и феодатарии, которые из пределов Алемании со всем домом и челядью и домочадцами пришли на помощь упомянутой земле; имена их один Бог ведает. С тех пор стали христиане в земле Прусской множиться, а божественное вероучение распространяться в похвалу и славу Иисуса Христа.

 

28. КАК ЗЕМЛЯ ЛИВОНСКАЯ ПЕРЕШЛА К БРАТЬЯМ ДОМА ТЕВТОНСКОГО

В то время брат Волквин, II магистр Ордена рыцарей Христовых в земле Ливонской, уже шесть лет через официальных послов осаждал брата Германа фон Зальца, великого магистра дома Тевтонского, чтобы орден свой включить в состав его ордена. Ради этого дела брат Герман, вышеупомянутый магистр, с братом Иоганном фон Медеборгом, послом упомянутого брата Волквина, пришел к господину папе. Тем временем подоспел брат Герлак Рыжий из Ливонии, сообщая, что магистр Волквин со многими братьями и пилигримами и народом Божиим пали в битве. Услышав это, господин папа прекратил упомянутое дело и вышеупомянутых брата Герлака и брата Иоганна принял в орден госпиталя Святой Марии дома Тевтонского, дав им белый плащ с черным крестом, вменяя им и другим братьям этого ордена рыцарей Христовых, находящимся в Ливонии, во искупление всех грехов соблюдать правила жизни ордена дома Тевтонского. После этого брат Герман, великий магистр, послал брата Германа по прозвищу Бальке, магистра земли Прусской, с 40 братьями и многими оруженосцами в землю Ливонии; когда упомянутый брат Герман Бальке, как говорилось выше, пробыл там почти шесть лет, он, вернувшись в Алеманию, почил в мире.

 

29. О БРАТЕ ПОППО, II МАГИСТРЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Брат Поппо фон Остерн, II магистр земли Прусской, возглавлял орден 7 лет, а, отойдя от дела своего, вернулся в пределы Тевтонии и вскоре после был избран великим магистром.

 

30. О РАЗНЫХ ЛИШЕНИЯХ БРАТЬЕВ И ХРИСТИАН В ПРУССИИ

Сначала братья и все христиане в земле Прусской испытывали многочисленные и невероятные лишения в пище, питье и одежде и в прочем, необходимом для человеческой жизни. Если они собирались возделывать какие-либо поля, то могли делать это лишь ночью, и то, что они с большим риском и старанием посеяли, другие, вторгшись, губили. И вот чудная благодать Божия снизошла на них. Ведь они шли к блаженству, когда претерпевали такое во имя Христа, а также если испивали чашу спасительного страдания.

 

31. О ПЕРВОМ ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВЕ ПРУССОВ. О ВОЙНЕ СВЯТОПОЛКА С БРАТЬЯМИ ДОМА ТЕВТОНСКОГО В ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1242 И СНАЧАЛА О НЕНАВИСТИ ДИАВОЛА К ПРОЦВЕТАНИЮ ВЕРЫ

Было бы долго и сверх малого моего разумения рассказывать по отдельности, как властно и величественно, как искусно и доблестно магистр и вышеупомянутые братья, словно новые Маккавеи, приложили силы свои к раздвижению и расширению границ христианского мира, к сражению с врагами, к захвату укреплений; о битвах и победах их до конца мира будет повествовать вся церковь святых. А после того как по милости Божией вышеупомянутые замки были построены в похвалу и славу Христа и окрестные язычники подставили упрямейшие выи вере и братьям, не без великого, впрочем, избиения этих язычников и немалого пролития христианской крови, и вера Христа весьма упрочилась среди них, древний змий, ядовитый дракон, враг рода человеческого, не в силах долго снести такое процветание веры и христиан, а именно то, что святая церковь достигла пределов Пруссии, распространился божественный обряд, язычники пришли в смятение, христиане возрадовались, возобновились знамения, сотворились новые чудеса, словно пораженный изнутри смертельной раной злобы своей, начал замышлять на тысячи ладов и строить разные козни, как бы незаметно влить свой яд, погубить виноградник Господень и в поле Господа посеять плевелы. Наконец, он возбудил жесточайшую волну гонений на веру и христиан и вот как.

 

32. О ГОНЕНИИ СВЯТОПОЛКА НА ВЕРУ И ХРИСТИАН В ПРУССИИ

Был в земле Померании один князь по имени Святополк, сын нечестия и сын погибели, как говорится в Писании, с сердцем, полным всякого коварства и лукавства, который начал с народом пруссов, уже только что обращенным в веру Христа, вести мирные переговоры с задней мыслью, вступая в союз с ними на том условии, что они мощным ударом изгонят братьев дома Тевтонского и прочих христиан из пределов Пруссии, и добрым показалось это слово в глазах их, и пришли многие, и почти все вступили в соглашение с ним. После этого тот же князь укрепил замки свои, стоящие у берега Вислы, и поместил там народ нечестивый, людей беззаконных, которые сделались великой помехой братьям. Ибо они выходили из упомянутых замков и, если видели, что кто-то из подданных братьям проплывает мимо, то внезапно нападали на них и учиняли им великое побоище, унося много добычи, других захватывали в плен, третьих же, к прискорбию нашему, убивали и так проливали вокруг кровь христианскую, и столько раз это делалось, что никто впредь и не надеялся вести дела с братьями или доставлять братьям провизию из Эльбинга и Балги и из других мест в случае стесненных обстоятельств. Все это братья предпочитали переносить с кротостью и смирением, чем, защищаясь, поднять руки свои на помазанника Господа.

 

33. О ЛЕГАТЕ АПОСТОЛЬСКОГО ПРЕСТОЛА

В то время был папа Иннокентий IV, который в первый год своего понтификата, то есть в год от Рождества Христова 1243, узнав из шумного заявления брата Германа фон Зальца, великого магистра ордена дома Тевтонского, что новому насаждению веры в земле Прусской нанесен значительный ущерб коварством Святополка, вышеупомянутого князя, послал в упомянутые земли легата Вильгельма, ранее епископа моденского, ставшего после папой Александром IV, чтобы он разделил упомянутые земли на четыре епископата и, если бы счел что-либо достойным исправления, то исправил бы и привел в надлежащее состояние. Этот легат написал и потребовал у упомянутого князя властью апостольской, чтобы он прекратил гонения на веру и христиан. А он, пренебрегая спасением своим, ожесточившись упрямой душой, словно кряжистое дерево, которое не может гнуться, не внимал отеческим увещеваниям, которые воистину исходили от корня любви, не повинуясь, все больше и больше погрязал в пороке и причинял вред правоверным Христа то на земле, то на воде и просто, где только мог, одних лишая имущества их, других захватывая в плен, третьих убивая. Легат же, видя, что в этом князе не появляются признаки исправления и что он никоим образом не желает прийти в лоно святой матери церкви, предпослав соответствующее увещевание, что с ростом упрямства по заслугам растет и кара, он повелел, чтобы для обуздания пороков упомянутого тирана и его сообщников в королевствах и провинциях, для этого отведенных, проповедовали крест властью апостольской, наставляя крестоносцев и братьев дома Тевтонского, настаивая на добродетели святого послушания и на отпущении грехов, чтобы отныне они защищали веру Христа и церковь христианскую, находящуюся в пределах Пруссии, от таких жестоких и несправедливых гонений упомянутого князя ради людей своих.

 

34. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВНУТРЕННИХ ПРЕДЕЛОВ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Итак, после всего этого Святополк, отринув страх перед Богом, присовокупляя злодеяния, худшие первых, порок гонения, который прежде был почти невидим, сделал явным. Ибо он повелел, чтобы новообращенные, которые легко скатывались к прежним заблуждениям, однажды со всех концов земли Прусской возобновили войну с братьями, чтобы скинуть презренное и низкое вероисповедание. И собрались пруссы все, как один; тот Святополк стал князем и вождем их, и рукою крепкою и мышцею высокою они вошли во внутренние пределы упомянутой земли и всех старых христиан, пришедших из Алемании на подмогу земле Прусской, подвергли, к прискорбию нашему, избиению, а женщин и детей увели в вечный полон. Убили они также брата Конрада фон Дортмунд, мужа праведного и сведущего в военных делах, со всей дружиной его и, взяв все замки, кроме Балги и Эльбинга, до основания уничтожили их, перебив всех до единого братьев и христиан.

 

35. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВНЕШНИХ ПРЕДЕЛОВ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Вскоре после этого тот же Святополк, сын диавола, собрал снова упомянутых новообращенных вероотступников, и, напав с оружием в руках, они разорили внешние пределы, а именно — землю Помезании и Кульмскую, мечом и огнем, захватив и до основания разрушив все замки и укрепления, кроме трех, а именно — Торуня, Кульма и Редина. Также из народа Божиего, проживающего там в похвалу и славу Его, они убили четыре тысячи, так что вся земля Прусская казалась обагренной кровью христианской.

 

36. О ВЗЯТИИ ЗАМКА САРТОВИЦЕ 134 И ОБРЕТЕНИИ ГЕРМЫ СВЯТОЙ ВАРВАРЫ, ДЕВЫ И ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ

Никто не может в здравом уме подумать или услышать без душевного содрогания и законного сострадания, что вот дело веры в вышеупомянутых пределах, столь величественно продвинутое с неимоверными лишениями и тяготами во славу Божию, будет доведено до гибели злодейством одного тирана. Вот почему братья, смутившись духом при виде этого, предпочли умереть в сражении, нежели видеть бедствия своего народа и святыни. Один из них, а именно — брат Дитрих фон Бернхейм, старый маршал, воплощение мужества (ибо был он душой Улисс, а рукой не слабее Гектора) и четыре брата и 24 оруженосца в ночь накануне святой Варвары, девы и великомученицы, пришли к замку Святополка Сартовице и, приставив лестницы к стенам и потихоньку войдя, обнаружили 50 человек, оставленных для его охраны, людей как сил недюжинных, так и в войне испытанных, на которых братья с 24 оруженосцами смело напали. Те, со своей стороны давая отпор, храбро защищались. То одни, то другие одерживали верх; началась между ними жесточайшая битва, и продолжалась она с рассвета до трех часов. Наконец сам Бог, который не покидает уповающих на него, послал братьям помощь и победу с неба, так что, убив всех, кроме немногих, спасшихся бегством, они связали 40 женщин с детьми, взятых там. После этого они нашли в одной кладовой ларец, или ковчег, а в нем — серебряную шкатулку, а в шкатулке — герму святой Варвары, девы и великомученицы; увидев это, они пали ниц на землю, воздавая хвалу Богу за обнаружение столь славного дара. И, подняв эти святые мощи, они с великой радостью вышли из кладовой. Увидев это, одна старая женщина, стоявшая связанная вместе с другими, сказала братьям: «Вы можете по праву радоваться и воистину должны, ибо теперь, когда вы обладаете мощами святой Варвары, вам суждена удача». К ней обратились братья: «Кто тебе это сказал? [66] И как ты можешь это знать?» Она ответила: «Я с особым благоговением всегда почитала святую Варвару, вот почему этой ночью она трижды являлась мне препоясанная и словно готовая в дорогу, и я сказала ей: "Куда идешь, Святая Дева?" Она ответила: "Я отправляюсь в град Кульмский слушать там мессу", а когда она явилась мне в третий раз и сказала: "Прощай, любезная моя", я вскочила с ложа моего и проводила ее до порога дома, где, когда она исчезла, я увидела вас вооруженных в замке. Из этого я точно знаю, что мощами и молитвами ее отдан вам этот замок, чтобы мощи ее вы унесли с собой в землю Прусскую, где они будут обретаться в большем почитании, чем здесь». После этого брат Дитрих, назначив нескольких братьев и оруженосцев для охраны указанного замка, вернувшись с немногими из них, принес эти святые мощи в Кульм, где клир и народ, встретив их торжественной процессией, отнесли в церковь и поставили в старом замке, где по сей день они покоятся в неустанном почитании благодаря чудесам, являемым нередко через них Господом.

 

37. ОБ ОСАДЕ ЗАМКА САРТОВИЦЕ И УБИЙСТВЕ 900 ПОМЕРАН

Когда же это дошло до слуха упомянутого князя, он был весьма разгневан, и, превратив все свои усилия в яд мести, созвал всех новообращенных вероотступников земли Прусской, и осадил упомянутый замок Сартовице, и упорно атаковал его пять недель с помощью военных орудий, стрел и прочих возможных средств, а братья и другие осажденные оказывали им мужественное сопротивление. Но поскольку этот князь был воплощением всяческого лукавства, он всегда действовал коварно. Наконец, чтобы злобой своей навлечь гнев Божий, он собрал большую часть войска своего, оставив другую часть в засаде, тайно ночью переправил по льду Вислы и во многих местах разорил землю Кульмскую. Ему навстречу вышел брат Дитрих, маршал, с горсточкой людей, уповая на милосердие Бога, которому легко вынести приговор малым или многим, и, вступив в битву, нанес им великое поражение. Ибо он убил 900 человек, обратив остальных в бегство, и помимо прочей добычи, которая была велика, захватил 400 вражеских коней. Князь же, смутившись, с горсточкой людей вернулся к другой части войска своего, которую оставил в осаде, так незаметно, что осажденные в замке не могли разобрать, что произошло в битве. Вот почему они послали одного брата к маршалу, чтобы он разузнал правду об этом событии; этот маршал отослал его со сведениями, наставляя, чтобы, когда он начнет сражение с упомянутым войском Святополка, они вышли бы из замка и помогли, добавив, что пусть замок достанется после тому, кто здесь одержит победу. Итак, когда маршал собрался снова вступить в сражение с войском князя, Святополк, получив из первого поражения точные знаки и очевидные знамения, что Бог на него ужасно разгневался, и, не сомневаясь, что щит Божий от него отодвинут, устрашился, и так затрепетало сердце его, что он со многими воинами все же не решился ожидать немногих, но, обратившись в бегство, постыдно отступил. Видя это, маршал понемногу продвинулся со своим войском и уничтожил лагерь врагов. Опасаясь коварного злодейства упомянутого князя и той лукавой лисьей хитрости, которая часто обманывает ум охотника, он не решился преследовать бежавших, но весь день держал войско свое наготове, укрепляя проломы замка, образовавшиеся в результате штурма. Наконец вечером, оставив там многих оруженосцев, он отступил.

 

38. О ПАДЕНИИ ЗАМКА НАКЛО И РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Легат апостольского престола, одолеваемый постоянными заботами и волнениями о деле веры, чтобы оно крепло и чтобы погиб враг веры, князь Померании, видя, что успех в войне начинает переходить в руки братьев, призвав к себе из Польши князя Казимира и князя калишского и братьев, совещался с ними, чтобы пойти с войском против Святополка. Они, следуя его указаниям, пошли с большим войском на его замок Накло и разбили там свой лагерь, и когда они расположились там лагерем по правилам военного искусства и установили там разные военные механизмы и орудия и приготовили все необходимое для нападения на город, то в этих условиях жители замка, испугавшись, что не смогут выйти целыми и невредимыми, сдали замок братьям. Они, поместив в нем братьев и оруженосцев для охраны, с другой частью войска вторглись в землю Померании, распростершись от одного конца до другого, но устрояя все не в шутку, а всерьез, ведь все, что можно было предать огню, они сжигали и, убив многих и захватив женщин и детей, вернулись с огромной добычей.

 

39. О ВОССТАНОВЛЕНИИ МИРА МЕЖДУ СВЯТОПОЛКОМ И БРАТЬЯМИ

Итак, когда это было так устроено и милосердно улажено Богом с князем Святополком, который прежде был таким упрямым и упорствующим в нечестивости, что ни молитвой, ни карой, ни угрызениями совести не мог смягчиться, чтобы пожелать прийти в лоно святой матери церкви, ныне эта неудача проучила его, и он, видя, что отныне не может оказывать отпор братьям, пришел к легату и братьям и смиренно пред ними признал, что заблуждался в своих действиях против веры и христиан, моля коленопреклоненно, чтобы над ним сжалились и помиловали его, отдаваясь со своими людьми на исправление братьям. Легат, выслушав их, судил и рядил с братьями об этом деле, говоря, что трудно верить тому, кто часто нарушал мирные договоры. С другой стороны, он рассудил, что просящему прощения не следует отказывать в объятии милосердия, избирая из этого то, что считал лучшим, а именно — мир, ибо только во время мира почитается миротворец. Вот почему по совету братьев он принял его на милость церкви на этих условиях. Чтобы примирение между ним и братьями было прочным, Святополк отдал братьям в залог замок свой Сартовице и сына своего перворожденного Мстивоя, Вимара, бургграфа, и Вояка, полководца своего, и поклялся на святом Евангелии Божием, положив на него руку, что он будет помогать братьям в борьбе с язычниками, сколько бы раз этого ни потребовали обстоятельства, и что он не будет отныне пытаться совершать такие гнусные действия против веры и христиан, как прежде, и дал грамоты свои братьям, запечатанные его печатью в подтверждение вышеизложенного. После этого братья вернули ему всех пленников, каких они смогли захватить, среди которых было 70 знатных и честных матрон и, кроме того, других женщин, мужчин и детей, и упомянутый мир братья так строго соблюдали, что, кроме всего необходимого для соблюдения мира, никаких военных действий против язычников больше не собирались начинать без совета упомянутого князя.

 

40. О НОВОЙ ВОЙНЕ СВЯТОПОЛКА И СРАЖЕНИИ ПРИ РЕНЗЕНЕ

Но поскольку дух человеческий всегда склонен ко злу, и с пути, к которому человек с юности своей привык, не уклонится, когда и состареет, то этот порочный князь Померании, воплощение зла, врожденные свои пороки, которые с юности своей обнаруживал, недолго мог скрывать, но через год после заключения мира, забыв о спасении своем и о клятве, которой скрепил упомянутый мир, и не помня о единокровных своих, а именно — о сыне и других заложниках, которых дал в залог, нарушив мирный договор, с новообращенными вероотступниками земли Прусской и судовами собрал весьма большую рать, которая всю землю Кульмскую, кроме трех замков: Торуня, Кульма и Редина — обратила в пустыню, причинив и другое зло в смысле пленных и убитых и бесчисленной военной добычи. После этого они с войском своим пришли к замку и граду Кульму и стояли там до самого вечера с гордостью и презрением. После они отошли к озеру, называемому Рензен, и там заночевали. Узнав об этом, братья из Кульма с 400 людьми пошли за ними, и, пока половина войска язычников переправлялась через вышеупомянутое озеро, брат Дитрих, старый маршал, собрался напасть на идущих сзади, уверяя, что, прежде чем те вернутся, эти будут убиты. Его совету воспротивился брат Берлвин, новый маршал, и, хотя старшие братья действовали неохотно, ибо казалось им, что, напав на них раньше, они соберут их для отпора, однако они последовали его совету и мощным ударом обрушились на них с тыла, и те тут же обратились в бегство. Преследуя их, христиане многих убили, и, когда войско христиан рассыпалось, маршал с 24 оруженосцами пошел к одной горе, на которой оказалось 4 тысячи язычников, готовых сразиться с ним. Но поскольку пруссы видели столь немногих братьев вокруг знамени, то, собравшись с силами и духом, они внезапно напали на них и убили маршала и всех братьев с 400 людьми; осталось лишь десять человек, спасшихся бегством. Наконец, пришли братья из Торуня с 200 людьми на место и в час, назначенные маршалом, и, увидев убитых братьев, бежали. Погнавшись за ними, пруссы многих убили, прочие спаслись. И, забрав добычу, которая была весьма велика, они с большой радостью увели многих женщин и детей. Среди них был Мартин из Голина со своей беременной сестрой; когда она из-за начавшихся родов не смогла следовать за спешащим войском, тот, кто вел ее в плен, мечом вспорол живот ее, и живой младенец упал на песок, а сама она умерла. Это мерзкое дело так ужаснуло Мартина и такую ненависть затаил он в себе против язычников, что, после того как он был освобожден из их плена, не раз учинял им великие побоища, как будет явствовать ниже. После отступления их, когда братья увидели зло, которое они содеяли народу, то говорили друг другу: «Горе нам! Для чего родились мы видеть разорение народа нашего и разорение земли нашей и оставаться здесь, когда она предана в руки врагов? Убиты старики его, юноши его пали от меча врага. Та, что раньше была свободной, сделалась рабой. Вот святыни наши, и благолепие наше, и слава наша опустели, и язычники осквернили их. Для чего нам еще жить?» И они разодрали одежды свои, и облеклись во вретища, и с ними весь присутствовавший народ, исполненный великим страхом, горько плакал.

 

41. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

Когда после сражения одна женщина с другими жителями Кульма пошла на место битвы, чтобы похоронить тела павших, и хотела перенести в город своего полуживого мужа, он воспротивился, и, когда она спросила, почему ему так хочется там остаться, он ответил, что в тот день Пресвятая Дева Мария с кадильницей, в сопровождении двух дев с горящими свечами, окуривала благовониями всех убитых и когда подошла к нему и увидела, что он еще жив, то сказала: «На третий день ты умрешь, и возрадуйся, ибо душа твоя, как и души прочих убиенных, воспарит к вечной радости». И вот, доставленный с остальными в град Кульмский, он, как и предрек, на третий день умер, и все люди поверили словам его.

 

42. О РАЗДОРЕ ДВУХ ВДОВ ИЗ-ЗА ОДНОГО МУЖЧИНЫ

Когда после этого сражения епископ кульмский увидел, что в граде Кульмском не стало мужчин, ибо все они были убиты в вышеупомянутом сражении, то вменил вдовам во отпущение всех грехов взять в мужья слуг своих, чтобы не обречь там на погибель дело веры. Вот почему случилось так, что, когда две женщины шли в церковь, увидели они среди других играющих на площади в кости одного слугу, сильного и красивого лицом, хотя и плохо одетого; посему одна из них потихоньку сказала служанке своей, чтобы она привела его к ней в дом. Другая же, увидев его, тайно поручила своей служанке, чтобы та отвела его к ней в покои и не отпускала бы его, пока она не вернется. После этого она подобающим образом одела его и вступила с ним в брак, обвенчавшись в церкви. Первая женщина, узнав об этом, долго сердилась на другую. Этот слуга был уроженцем Галле и был такой честный и умный, что равного ему в достоинствах не было в Пруссии.

 

43. О МУЧЕНИЯХ БРАТЬЕВ ПОСЛЕ СРАЖЕНИЯ

Из-за этого избиения братьев Святополк возрадовался весьма великой радостью и, громоздя зло на зло свое и приложив скорбь к скорби братьев, устремился какими угодно способами восстановить против них народ, подвластный им и находящийся в стесненных обстоятельствах, и склонить его к злой воле своей лестью и дарами. И хотя некоторые были им совращены и тайно склонились к его благорасположению, однако провидение Божие и прозорливость братьев строго следили, чтобы никто не мог проявить такое явно. И так его злые умыслы были сведены на нет, и он не преуспел в своих злых намерениях.

 

44. ----

Когда Святополк, вышеупомянутый князь Померании, не преуспел в этом лукавом искушении, то нашел другое, более злое, неколебимо полагая, что наступает подходящее и давно желанное время, когда он сможет безо всякого сопротивления ту малую искру христианской веры, которая еще теплилась после последнего сражения, совершенно загасить и уничтожить. И он собрал две тысячи людей, отменных воинов, и, переправившись на судах через Вислу, вошел в Кульмскую землю, и, когда все, что еще оставалось, продержалось два дня и две ночи, остальное он обратил в прах и пепел. В то время как это происходило, братья из Кульма, собравшись со знатью и жителями своими из града Кульмского, видя зло, которое учинил Святополк с войском своим, рыдали и, орошая груди свои слезами, взывали к Богу, говоря: «Пощади, Господи, пощади народ Твой и не предай наследия Твоего». Братья полагали, что если они снова нападут на это войско и потерпят поражение, то потеряют Прусскую землю без надежды на возвращение, а, следовательно, погибнет там и вера Христа. А знать и горожане Кульма говорили, что лучше бы им честно пасть в бою, чем, живя так, жалко умирать день от дня. И сошел Дух Божий на братьев и на всех присутствующих, и, хотя их было весьма немного по сравнению с врагами, все же, уповая на Господа, они грозно и храбро напали на врагов у града Кульмского, и разыгралась великая битва между ними, и многие пали с каждой стороны. Наконец отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий своих людей во всякой скорби, укрепил братьев настолько, что Святополк, напуганный этим, со всеми людьми своими бежал и направился к тому месту, где он оставил корабли, надеясь спастись на них. Но не так, нечестивые, не так: но они — как прах, возметаемый ветром с лица земли! Вот подул сильный ветер и все эти корабли отогнал далеко от берега, и получилось у них с этими кораблями, как случилось с языческим царем сарацинским, когда он, потерпев поражение, бежал от Карла. И так как они не нашли кораблей, то вошли в Вислу, и, кроме Святополка и немногих других, утонули все те, кто отступал с ним, кто раньше спасся от меча. И так утешил Господь народ свой, оказавшийся на грани гибели.

 

45. О МИРЕ, СНОВА ВОССТАНОВЛЕННОМ И НАРУШЕННОМ, И О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ЗАНТИР

И вот братья, отовсюду теснимые нуждой, среди прочих советов, которые они повсюду искали, наконец получили совет брата по имени Раве из Редина, мужа благоразумного и рассудительного в трудных делах, чтобы отдать Мстивоя, сына Святополка, в залог герцогу Австрии 166 и поведать в пределах Алемании, Богемии, Краковии и Польши о состоянии земли Прусской и братьев, предостерегая, что дело веры и христиан здесь скоро погибнет, если только ему не будет быстро оказана помощь силой Господней и их. После этого пришел брат магистр Поппо с четырьмя братьями и шесть братьев из Марки, Мейссена и Тюрингии. Также герцог Австрии выслал 30 конных лучников на помощь упомянутой земле. Их приходу братья сильно возрадовались, а Святополк, напротив, настолько встревожился и испугался, что, прося пощады от страха, снова получил ее от братьев, и возобновился прежний мир. Однако из-за присущих ему пороков он не прекратил коварных и тайных гонений на братьев и своих людей и не внимал, когда братья порицали его за это. Наконец, чтобы тайная его злоба стала явной, он, собрав сильное войско, грозно вторгся в Куявскую землю князя Казимира, чтобы всячески разорить ее огнем и мечом, и, захватив и убив там многих христиан и совершив прочие дела, он вернулся с огромной добычей. После чего, когда его снова взяли в плен, он сказал, что ни ради папы, ни ради императора, ни ради иного живущего он не прекратит гонения на врагов своих, и добавил: «Верните мне сына моего, если желаете жить со мной в мире». А так как братья не вернули ему сына его, он стал их явно преследовать, как и прежде. И построил он при слиянии рек, а именно — Вислы и Ногаты, замок, называемый Зантир, в котором поселил нечестивых людей; они препятствовали подданным братьев спокойно ходить на судах вверх или вниз по реке, или отбирали у них добро их, или брали в плен, или убивали.

 

46. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ШВЕЦ И ШТУРМЕ ЕГО

Итак, братья, видя, что им предстоит новая война, отказав замок Сартовице верному им Самбору, сыну Святополка, передали со всем к нему относящимся. Вот чудное и весьма удивительное дело: сыновья пошли против отца из-за жестокости, которую он позорно обращал на веру и христиан. После этого братья направили послов к легату апостольского престола и великому магистру, которые донесли им о новой войне и о состоянии земли Прусской. Услышав это, легат лично возгласил крест против упомянутого тирана и повелел в разных королевствах и провинциях возглашать его властью апостольской. Но поскольку извращенные пороки и порочная извращенность дурных людей радуются, творя зло, и восхищаются злым развратом, так и он, сильно радовавшийся замку Зантир, который построил для угрозы вере и христианам, начал строить другой замок, ныне почти напротив града Кульмского, который называется Швец, чтобы совсем закрыть проход судов по реке Висле, как вверх, так и вниз по течению, очень нужный братьям. Когда об этом услышал магистр, он повелел братьям из Кульма, чтобы они прибыли со своими людьми на судах, а сам с братьями из Торуня и князем Казимиром собрался пойти в указанные места с войском верхом. Ибо он хотел помешать сооружению упомянутого замка. Святополк, видя, что корабли братьев пристали к берегу, сняв лагерь, разрушил мост, по которому открывался доступ к замку, и бежал. Наконец, оглянувшись и видя, что братья на конях со своим войском не могут приблизиться к тем, которые пришли из Кульма на судах, из-за глубины реки, разделявшей их, воспрянув духом, вернулся со своими людьми и, когда увидел, что магистр собирается взять замок, он, быстро восстановив мост, послал 300 человек в замок, чтобы они его обороняли. А нападавшие братья с князем Казимиром мощным ударом обрушились на замок, и такая жестокая была между ними битва, что с обеих сторон много людей было смертельно ранено, и пали многие из замка, но так как замок был так укреплен, что его нелегко было взять, то, когда братья ни с чем отступили, Святополк, вернувшись, еще лучше укрепил этот замок.

 

47. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ПОТТЕРБЕРГ

Магистр брат Поппо, видя хитрость упомянутого князя в том, что он повсюду предусмотрительно укрепляет себя замками, на горе между нынешним градом Кульмским и старым замком построил замок, который по названию горы наименовал Поттерберг, разместив в нем 12 братьев со многими оруженосцами. Это сооружение было сделано, чтобы Святополк не застроил упомянутую гору, и не был бы совершен еще один грех хуже первого.

 

48. О ШТУРМЕ ЗАМКА И ГРАДА ЭЛЬБИНГСКОГО

Святополк, князь Померании, узнав об отсутствии братьев и горожан из Эльбинга, собрав большую рать, выступил на штурм замка и города. Увидев это, женщины, сняв женские украшения, облеклись духом мужским и, препоясав себя по бедру мечом, поднялись на стены, проявив себя так мужественно при обороне, как никогда там не выступал слабый пол. Вот почему князь, считая, что вернулось войско братьев и горожан, в замешательстве отступил. Не думай, что так было только здесь, но и во многих других местах, где в отсутствие мужчин укрепления могли бы пасть, если бы враги не натолкнулись на храбрость женщин.

 

49. ОБ ОДНОМ ВОИНЕ СВЯТОПОЛКА

Был один воин из дружины Святополка, который так боялся братьев дома Тевтонского, что при одном упоминании их у него душа уходила в пятки. Вот почему случилось тогда, что этот князь отошел для отдыха в одну деревню и, к величайшей бурной радости, позвал к себе кое-каких воинов и сказал: «Давайте пошлем одного слугу в поля, а он после первого блюда быстро вернется и сообщит, что подходят братья с войском, а мы посмотрим, как поведет себя этот трус». Очень им это понравилось, и был отправлен гонец с этой целью. Когда же братья, которым об этом донесли, подошли на близкое расстояние к упомянутой деревне, гонец уже вышел и, видя идущих братьев с оруженосцами, ошеломленный и побледневший от великого страха, весь в слезах и с обнаженным мечом вернувшись к Святополку, сказал: «Быстро поднимайтесь и уходите, ибо на самом деле идут братья с войском». Затеявшие это засмеялись, но тот трусливый воин, услышав о братьях, тут же перепрыгнул через стол и убежал. Но гонец повторил свои слова и, подкрепив их клятвой, сказал, что братья с войском уже неподалеку. Вот почему князь, пока остальные смеялись, ушел с одним слугой, а этого слугу, погнавшись за ним, один брат, посланный для этого, утопил в реке, поскольку князя он не смог настигнуть; прочие братья схватили и убили всех, оставшихся там из дружины его.

 

50. О СРАЖЕНИИ НА КОРАБЛЯХ

Магистр брат Поппо, радеющий о спасении правоверных, послал брата Конрада по прозвищу Бремер со многими оруженосцами, чтобы он повел три корабля, груженных провизией, в Эльбинг; когда он подошел к Зантиру, то обнаружил, что Святополк и многие из его людей ожидают с 20 кораблями. Когда брат Конрад увидел их, то, не испугавшись, как трус, но как храбрец, уповающий на Господа, тогда как корабли его быстро неслись на веслах мужества, стремительно и мощным ударом обрушился на них, так что многие из кораблей князя были потоплены, прочие — разбиты. Вот почему враги, видя их рядом, подошли с берега, бросая камни. Брату Конраду они выбили зуб, а многих других ранили, прочие прибыли в Эльбинг невредимыми.

 

51. СНОВА О ТОМ ЖЕ

Братья из Эльбинга, которые мучительно долго ожидали прибытия этих кораблей, узнав о состоянии земли Кульмской, в свою очередь отправили корабли со своими гонцами. А когда они проходили близ замка Швец, Святополк со многими оруженосцами и 10 кораблями снова напал на них. А вождь упомянутого князя напал на брата Фридриха фон Вейде, который возглавлял прочих, и пронзил ему копьем подбородок, но брат Фридрих, выступив в свою очередь, убил его. На корабле горожан из Эльбинга, который, стремительно причалив, неподвижно встал на песке, было убито два брата, но брат Фридрих, подоспев, освободил остальных и разместил на своем корабле, так что, кроме двух братьев и трех человек, а со стороны противника 20 убитых, прочие уцелели.

 

52. ОБ ОДНОМ ЗНАТНОМ ЧЕЛОВЕКЕ, ПРИНЯТОМ В ОРДЕН ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Вскоре после, когда им не стало хватать пищи в замках, братья с дружиной своей, уже почти изнуренные голодом, возопили к помощи Господа, который всегда милостиво насыщает упавших духом. Вот почему душу некоего знатного человека из Краковии он склонил к принятию монашеского чина, и он наполнил три больших корабля вином и медом, или брагой, и прочим, необходимым для пропитания, и 300 быков и коров и много другого скота доставил в замок Торунь, а в ответ он был принят с великим почетом и принял монашеский чин ордена дома Тевтонского и избавил братьев от великих лишений.

 

53. О ПОБЕДОНОСНОМ СРАЖЕНИИ, В КОТОРОМ БРАТЬЯ УБИЛИ 1500 ПОМЕРАН

Магистр брат Поппо, выслав вперед лазутчиков, тщательно разведавших, что делает Святополк, встретился с войском князя Казимира близ замка Вышегрод, и там были разбиты лагеря. Вернувшиеся лазутчики сказали, что Святополк с великой ратью стоит у замка Швец и укрепляет его. И показалось всем разумным напасть на него там, и были высланы вперед из Кульма 10 человек всадников, которые потревожили вражеское войско, и они, встретившись с 20 противниками, убили одного воина, прочие 19 бежали при виде знамени братьев, и когда они прибежали в войско Святополка, то все обратились в бегство; из них уцелели немногие, пришедшие в замок, все остальные или утонули, или пали от меча. Вот так в этот день 1500 человек из народа померанского были убиты братьями. С этой победоносной битвы братья вернулись, вознося благодарность Богу, с огромной военной добычей, радуясь во Господе.

 

54. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

В то время как один крестоносец из Мейссена, пробыв год в земле Прусской, по завершении обета паломничества своего возвращался на родину, по дороге умер. Его сын, встревоженный долгим отсутствием отца, ища его в Пруссии, не нашел его, но на обратном пути пришел в одну деревню, где епископ освящал кладбище. Когда при этом освящении епископ кропил святую воду на могилы усопших, тело одного мертвого, поднявшись, припало к стене церкви; сначала это видел только епископ, но, наконец, молитвой он добился того, что ясно видел и весь народ, присутствовавший при освящении. Итак, епископ уговорил этого мертвого, чтобы он сказал, кто он и почему поднялся из могилы. Тот ответил, что в течение года был паломником в земле Прусской, а на обратном пути умер и был здесь похоронен, а из-за одного поля, которое он при жизни несправедливо отнял у своего соседа, был проклят, но благодаря обету паломничества сам Христос, за чье поругание он отомстил, обратил вечное наказание во временное, а именно, чтобы он нес наказание в чистилище, пока кто-либо из его близких не вернет упомянутое поле. После этого епископ спросил, узнает ли его кто-нибудь? Сын ответил ему, что этот мертвый — его отец, и обещал честно вернуть упомянутое поле. Когда он это сказал, епископ повелел упомянутому мертвецу вернуться в могилу, что тот и сделал. Вот какую милость посылает сам Христос и живым и мертвым паломникам, которые, как и Он, страдают от поношения Его креста и не страшатся защищать святую церковь от притеснения неверных не покладая рук и не щадя живота своего.

 

55. ТАКЖЕ О ПОБЕДОНОСНОМ СРАЖЕНИИ БРАТЬЕВ, В КОТОРОМ СНОВА БЫЛО УБИТО 1500 ЧЕЛОВЕК ИЗ ПОМЕРАНИИ

После того как легат апостольского престола сам возгласил крест и повелел через других, назначенных для этого, возглашать его в королевствах и провинциях, правители и знать Алемании обеспокоились разорением земли Прусской, и послал герцог Австрии на помощь Друзигера, сенешаля своего, со множеством рыцарей и мужами, закаленными в сражениях, пошел также рыцарь Генрих фон Лихтенштейн, а с ним — многие пилигримы. С ними и с князем Казимиром магистр и братья со своими людьми вторглись в землю Померании и, проходя мощным и грозным натиском, за девять дней и ночей с великим воинством опустошили ее, так что не осталось в ней ни одного угла, где бы они не побывали с огнем и мечом. Тем временем Святополк со своими подданными и новообращенными земли Прусской собрал весьма великое полчище и, идя по пятам отступающих братьев со своим войском, каждую ночь останавливался там, где братья разбивали свои лагеря, привязывая боевых коней своих там, где раньше были кони братьев, и из числа палаток и множества следов заключил, что его войско вдвое больше войска братьев, и возрадовался он радостью великою, и, ободряя своих людей, утешал такими словами: «Завтра мы сделаем так, что помераны и пруссы навсегда освободятся от тевтонского ига». С наступлением утра, когда братья отступали, несколько человек из войска Святополка захватили добычу, которая была чрезвычайно велика, ибо занимала она два лье, а из людей, назначенных для охраны ее, 30 человек убили. Но Друзигер, посланный магистром им на подмогу, видя, что уже многие убиты, бежал, как трус. Узнав это, господин Генрих фон Лихтенштейн тут же напал на врагов, а добычу, похищенную ими, вернул на прежнее место. Узнав об этом, Святополк с тремя отрядами пошел на помощь своим; увидев их, испуганные поляки все бежали, кроме одного рыцаря — Мартина из Крусвича, знаменосца, и князя Казимира, по совету которого сразу послали за господином Генрихом фон Лихтенштейном. В это время братья приготовились к сражению. Но Святополк, полагая, что братья не собираются бежать, повелел тысяче лучших человек из войска своего спешиться, наставляя их, чтобы они с великим шумом и гамом напали на братьев и, встав сзади под прикрытием щитов, копьями своими пронзили бы коней христиан, говоря: «На них тяжелые доспехи, и они не могут сражаться пешими». После того как оба войска приготовились к сражению, господин Генрих вернулся и, глядя на врагов, сказал братьям: «Промедление смерти подобно. Так нападем на них». И бросились они на неприятелей, и завязалась между ними жестокая битва, и из войска Святополка на месте сражения пали 1500 человек; из христиан никто не был смертельно ранен, лишь 10 боевых коней их пали, пронзенные вражескими копьями. Итак, братья и пилигримы с 1600 конями противников и прочей весьма большой добычей и славной победой вернулись, по воле Господа нашего Иисуса Христа, благословенного во веки веков. Аминь. Друзигер, сенешаль, который ранее, словно трус, бежал со своими людьми с поля боя, возвестил в граде Торуне, что братья и паломники и все войско христиан пали в битве, и христиане в земле Кульмской и Польше возрыдали таким плачем, какого испокон веков не было слыхано. Но на другой день, под вечер, когда братья со своим войском вернулись с победой, была великая радость в народе христианском, да такая, что пред ней померкла печаль вчерашнего дня.

 

56. О ВОССТАНОВЛЕНИИ МИРА МЕЖДУ СВЯТОПОЛКОМ И БРАТЬЯМИ

И вот, когда земля Померании праведным судом Божиим обезлюдела, князь Святополк, который прежде, как рыкающий лев, ходил с поднятой головой, ища, как бы уничтожить братьев и новую веру, насажденную в Прусской земле великим кровопролитием многих христиан, ныне, как кроткий агнец, потупив взор и лицем до земли, смиренно просил братьев, чтобы они, как обычно, благоволили принять его с благосклонным милосердием. Братья, полагая, что он, оказавшись в стесненном положении, всегда под невинным видом и овечьей шкурой скрывает волчье сердце, полное злобы и коварства, что было доказано на деле, ибо уже в третий раз он нарушил мир, скрепленный его клятвой, боялись, что снова будут обмануты им. Но поскольку всегда должно предпочесть добрый мир во имя того, кто является миротворцем и миролюбцем, Иисуса Христа, то после разных переговоров они заключили между собой и упомянутым князем прежний мир по старой форме по совету крестоносцев.

 

57. О БРАТЕ ГЕНРИХЕ, III МАГИСТРЕ. 1247.

Брат Генрих фон Вейде, III магистр земли Прусской, возглавлял орден 8 лет. Он привел с собой в землю Прусскую знатного человека, господина из Вейде, родича своего, с 50 доблестнейшими воинами (они были такими мужественными, что в народе шла о них молва, будто копья их не знают промаха, а стрелы всегда попадают в цель) и многих знатных пилигримов из Алемании. Этот брат Генрих с согласия жены своей вступил в орден братьев дома Тевтонского, а она ушла в женский монастырь в Кронович, каковой монастырь он создал и основал и одарил чудными дарами. И в нем после многих битв, которые славно провел, будучи магистром, как явим ниже, он, призванный в капитул великим магистром, заболев на пути, умер и был погребен.

 

58. О ВЗЯТИИ ОДНОГО ЗАМКА И О ЗАМКЕ ХРИСТБУРГ

Этот магистр брат Генрих, после того как узнал от братьев, сколько зла нанесли вере и христианам Святополк и его союзники, новообращенные вероотступники земли Прусской, начал со всем пылом душевным прилагать усилия к их уничтожению и возвышению веры. Итак, собрав братьев и пилигримов, он выступил на войну, и в канун Рождества Христова, глубокой ночью, когда люди уснули, пришел к замку помезан, который тогда стоял в месте, ныне называемом Христбург Старый, и, приставив лестницы к стенам, они неслышно вошли и, взяв в плен и убив всех, захватили его, поселив там братьев и оруженосцев для охраны упомянутого замка. Потому и было дано ему это название Христбург, то есть «замок Христа», что в эту ночь Рождества Христова он был взят христианами; а был он назван так по завету ангела, прежде чем это задумали магистр или прочие братья.

 

59. О ПЕРЕНЕСЕНИИ ГРАДА КУЛЬМА

В то время этот знатный и славный правитель из Анхальта со множеством рыцарей пришел в Прусскую землю и помимо многих добрых дел, которые он там совершил для усиления веры и христиан, он перенес град Кульмский из старого замка на склон горы, где он находится ныне, и этим перенесением земля Кульмская была спасена.

 

60. О РАЗНЫХ ПЕРЕГОВОРАХ И СОВЕТАХ СВЯТОПОЛКА

Услышав о приходе магистра, Святополк просил его, чтобы он послал к нему господина Генриха фон Лихтенштейна, а когда он к нему пришел, то, выложив ему много жалоб на братьев, сказал: «Я готов предстать перед любым судом и делать все, что ни повелят братья, если мне вернут моего сына, которого я дал им в залог». Господин Генрих, полагая, что воистину любого надо направлять и учить, сказал ему: «Вы никоим образом не можете снова обрести вашего сына, ибо мир, ради сохранения которого вы отдали его в залог братьям, вы не однажды, но многократно нарушали, примыкая к вероотступникам и язычникам, с войском которых землю христиан и братьев опустошали огнем и мечом, и дело веры, величественно продвинутое бесконечными потерями христиан, вы разрушали вашей злобой, одних правоверных прискорбно умертвив, других — уведя в вечное рабство; вот почему вам следует просить не о суде, но о пощаде». Но поскольку правда рождает ненависть и слова правды постоянно вызывают ее у злых, то этот коварный Святополк, словно глухой аспид, заткнув уши свои для истины, отвратил слух и, не желая внимать таким его словам, отпустил упомянутого господина Генриха целым и невредимым в град Кульмский, где он поведал магистру и братьям то, что слышал. Вскоре после тот же князь предложил магистру встретиться с ним на одном острове Вислы, где после множества разных переговоров, без конца проводимых между ними, они дружески разошлись.

 

61. О РАСТОРЖЕНИИ МИРА И РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ КУЯВИИ

Спустя недолгое время Святополк, снова неблагодарный к благодеяниям и разным милостям, оказанным ему в стесненных обстоятельствах, не раз вредил братьям, тайком грабил людей братьев, одних убивал, других уводил в плен и по-разному досаждал им. Наконец, открыто нарушив мир, он начал, как и прежде, враждебные гонения на христиан и, собрав сильное войско, внезапно вторгся в Куявию, землю князя Казимира, и разорил ее огнем и мечом, и, убив многих христиан, увел с собой женщин и детей с прочей огромной добычей.

 

62. О ВЗЯТИИ ЗАМКА ХРИСТБУРГ

Все еще не насытившись кровью христианской, этот Святополк поставил целью грешить до тех пор, пока снова не навлечет гнев Всевышнего Бога. Ведь ему нестерпима была радость братьев оттого, что они [сторонники Святополка. — В. М.] так и не захватили замок помезанский, и стал думать, как одержать победу. Итак, собрал он всю силу войска своего и новообращенных Пруссии, и поскольку, как было сказано выше, он был воплощением всякого лукавства, то всегда действовал коварно. Вот почему он разделил войско свое на две части, чтобы одна напала на замок спереди, другая — сзади. Итак, он прошел с одной частью упомянутого войска к ближней и менее укрепленной части, и таким грозным был он при натиске, что братьям едва удалось отстоять эту часть. Вот почему случилось так, что другая часть войска, не встретив сопротивления, проникла в замок с другой стороны. И вот одни спереди, другие — сзади напали на них, так что, короче говоря, всех братьев с их дружиной они предали мечу.

 

63. О ВОССТАНОВЛЕНИИ ЗАМКА ХРИСТБУРГ

Чрезвычайно встревоженные этим горестным событием братья и магистр решили, что непокорные выи этих язычников они могли бы подчинить вере, если бы только среди этого развращенного народа у них был замок, из которого они на них ежедневно нападали. Снова созвав множество пилигримов, которые постоянно стекались из пределов Алемании проповедью Святого креста, приготовив все необходимое для сооружения замков, они отправились в землю Помезании. Сменив место, а не название, они построили замок Христбург в том месте, где он стоит по сей день в похвалу и славу Иисуса Христа, укрепив его всем необходимым для охраны замков, оставив там также великую рать. После, со временем, они построили вокруг замка город, для поселения в котором стекалось множество христиан, которые, не покладая рук и не щадя живота своего, каждый день бесстрашно защищали христианскую веру.

 

64. О СВЯТОЙ ЖИЗНИ БРАТЬЕВ ИЗ ХРИСТБУРГА

В этом замке Христбург жили боголюбивые люди, поражавшие непорочностью и соблюдением обрядов, и, кроме того, они были доблестными рыцарями, так что воистину можно о них сказать, что в монастыре и на поле брани они вели жизнь ратную. Среди этих братьев был один, по прозвищу «из Глейссберга», отличавшийся такой святостью, что в пятницу, когда в церкви шла служба и, как водится, он преклонил колени, чтобы поцеловать крест, то деревянный образ Распятого, поднявшись, простер руки свои, желая обнять и облобызать его. Считая себя недостойным сего, этот брат сказал: «Негоже Тебе, Господи, обнимать столь ничтожного грешника». Был и другой брат, постоянно на голом теле носивший тяжелые железные вериги вместо ночного пояса до самой своей смерти.

 

65. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ПОМЕРАН И ПРУССОВ

Когда был возведен замок Христбург, безумцы, новообращенные и Святополк, встревожились в душе и все, как один, стали думать, как его разрушить и уничтожить, прикидывая разные способы нападения. Наконец они составили заговор, чтобы вместе осадить замок Христбург и не снимать осады до тех пор, пока не сровняют его с землей. Итак, пруссы собрали огромное войско и выслали вперед многих воинов для охраны четырехколесных телег и повозок, везущих провизию и оружие. На посланных вперед напали братья и в схватке всех убили, а телеги и повозки забрали в свой замок. Узнав об этом, разгневанные пруссы воротились восвояси. Но Святополк с войском своим пошел в замок Зантир и там встал лагерем и выслал вперед много воинов, чтобы они тщательнейшим образом разведали, можно ли осадить замок Христбург. На этих рыцарей также напали братья из Христбурга, и, когда многие из них были убиты, прочие, убегая с громким криком, пришли в войско господина своего Святополка. Это войско померан было так напугано этим, что все они обратились в бегство. Увидев это, братья погнались за ними и одних убили, других взяли в плен, остальные утонули в Висле, но князь с горсточкой людей едва спасся на судах. И вот Святополк, потерпев поражение, ибо вся сила его войска была подорвана, отныне успокоился.

 

66. О БИТВЕ В НАТТАНГИИ, ГДЕ БЫЛИ УБИТЫ 54 БРАТА СО МНОГИМИ ХРИСТИАНАМИ

После того как этот сын проклятия Святополк выступил против братьев и подстрекал новообращенных земли Прусской к вероотступничеству, безопасный путь и по земле, и по воде, как в глубь земли так и из нее, открывался лишь при наличии огромного множества рыцарей. Вот почему магистр послал многих братьев и оруженосцев, которые взяли с собой братьев из Эльбинга и Балги, и, во всеоружии вторгшись в землю Наттангии, они разорили ее огнем и мечом, и когда они, учинив великое побоище, собирались отступить, то обнаружили, что все дороги заняты неприятелем и что обратный путь совершенно отрезан, так что братья вынуждены были отступить в деревню, которая называется Крукке. Видя это, пруссы осадили их, так что ни те ни другие не решались ни напасть, ни вступить в битву. Наконец, когда толпа пруссов выросла, братья вынуждены были пойти на следующие условия. Ибо они отдали брата Генриха по прозвищу Ботель, маршала, и еще троих братьев в залог, как требовали пруссы, чтобы другие пленные остались бы целыми и невредимыми. Эти условия не пришлись по душе только тому любимому Богом брату Иоганну, вице-комтуру Балги, который добром рядил, чтобы братья, уповая на Бога, смело вступили в бой; когда же большинство поддержало других и, как было сказано, отдали заложников, пруссы, поломав условия договора, напали на остальных и убили 54 брата и всех других, в год от Рождества Христова 1249. После этого побоища один человек из Наттангии вздел на копье голову брата Иоганна, вышеупомянутого вице-комтура, и, высоко подняв ее, сказал: «Если бы твой здравый совет устроил братьев твоих, то они, по крайней мере, не были бы убиты». Среди них один брат претерпел такое мучение: пруссы привязали его живого за руку к дереву и, вспоров середину живота его, к которой примыкают внутренности, прикрепили их к дереву; после этого они, избивая его, заставили бегать вокруг дерева, пока все его внутренности не остались на дереве, и так, отойдя к Богу, в исповедании истинной веры, он испустил дух. Листай и перелистывай все, что написано о мучениках, но такого мученичества не встретишь. Даже Тарквиний Гордый, первый изобретатель всех пыток, не придумал такого. Откуда явствует, что было оно необычно и от века не слыхано. Вот как предал Господь мечу народ свой, ибо проливали язычники кровь их, как воду, по всей земле, и некому было похоронить их, но прах их оставался зверям земным. Доколе, Господи, будешь гневаться? Помилуй нас, наконец, Господи, помилуй нас, чтобы отмщение за пролитую кровь рабов Твоих предстало взору Твоему. Пролей гнев Твой на народы, которые не знают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не призывают, и ради славы имени твоего смилуйся над нами, для чего язычникам говорить: «Где Бог их?»

 

67. О ПИЛИГРИМАХ И О МИРЕ, ВОЗВРАЩЕННОМ ПРУССКОЙ ЗЕМЛЕ

Слух об этом великом поражении, учиненном Богом над братьями и народом, дошел до правителей Алемании и внушил им сострадание. Вот почему случилось так, что сам Христос, который поражает и исцеляет, коснулся милостью духа своего сердца некоторых правителей, а именно — маркграфа бранденбургского, который в год от Рождества Христова 1251, и епископа мерзебургского, и графа Генриха Шварцбургского, которые в следующем за тем году вторглись в Прусскую землю со множеством рыцарей, каждый из которых грозно пересек границы упомянутых вероотступников, чтобы разрушать огнем и мечом, убивать и разорять, пока не уничтожат совсем, чтобы после они уже не смогли бы оправиться. Отныне помезаны, погезаны, вармийцы, наттанги и барты, по воле Господа Иисуса Христа, в чьей деснице находится вся власть и законы всех царств, вернулись к вере и, дав заложников, снова подчинились власти братьев. В то же время и по той же причине Святополк, князь Померании, изнуренный битвами и потерями, не в силах долее оказывать отпор братьям, до самого конца жизни своей неукоснительно соблюдал договор между ним и братьями, составленный Яковом, архидиаконом модийским, после ставшим папой Урбаном IV. Итак, со дня, когда началась война Святополка, прошло 11 лет, и земля Прусская успокоилась в мире.

 

68. О ВОЙНЕ БРАТЬЕВ С САМБАМИ. О РАЗОРЕНИИ ВОЛОСТИ ГИРМОВ

Много войн велось против народа самбийского, и перечислять их по отдельности было бы весьма долго, но о некоторых следует поведать. Брат Генрих по прозвищу Штанге, комтур Христбурга, с большим войском, вверенным ему магистром, выступил на войну с Самбией и зимой вторгся в нее близ места, где ныне стоит замок Лохштедт, убив и захватив в плен многих людей, разоряя огнем и мечом со всех сторон до самой деревни Гирмов, где во всеоружии встретились с ними самбы. Этот комтур вступил с ними в сражение, словно бесстрашный лев, и, чтобы задержать их, пока войско его отступало в безопасное место, многих ранил копьем своим. Наконец его коварно окружили пруссы и, нанеся множество ударов, сбросили с коня. Увидел это брат Герман, брат упомянутого комтура, и вскипела в нем любовь к брату его. Не в силах вынести столь незаслуженной гибели его, он вступил в битву, и, долго отражая натиск, когда он многих смертельно ранил, они оба пали; прочие братья с войском своим спаслись.

 

69. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

Об этом брате Генрихе Штанге, комтуре Христбурга, достоверно повествуется, что, когда он в часовне, преклонив колени пред алтарем, молил Бога, чтобы Он явил ему какой-нибудь знак, если считает его достойным своей милости, то деревянная фигура Распятого, пред которой он молился, протянула руку свою и, осенив крестом, благословила его, и он, увидев этот знак, ушел довольный. Это видел и сообщил всем брат Гейндрик, священник этого же замка, который молился в то время в одном углу часовни.

 

70. О ПРЕДСКАЗАНИИ ИСХОДА САМБИЙСКОЙ ВОЙНЫ

После сооружения замка Балги самбы, любопытствуя разузнать условия жизни братьев и желая полнее узнать их состояние, послали одного из старейшин своих в Балгу; братья, узнав о причине прихода его, охотно его приняли и показали ему все, что есть у них в рефектории, дормитории и церкви. Когда он узнал все о состоянии братьев, то, вернувшись к самбам, сказал: «Знайте, что братья — такие же люди, как и мы; у них широкие и мягкие животы, такие, как вы видите и у нас; оружием, пищей и прочим они довольно сходны с нами, но вот чем они отличаются от нас: есть у них в обычае одно дело, которое, несомненно, погубит нас. Они еженощно встают с ложа своего и сходятся в молельне, и много раз днем, и выражают почтение Богу своему, чего мы не делаем. Вот почему в войне они, безо всякого сомнения, одолеют нас». А поскольку он видел, что братья едят капусту, которой не знали пруссы, то подумал, что это трава, и потому добавил: «А также едят они траву, словно кони и мулы; кто же сможет оказать отпор тем, кто в пуще без труда находят пищу себе?»

 

71. О ПОКОРЕНИИ САМБОВ

Когда вышеупомянутые язычники вернулись к единству веры, то оставались доныне самбы, для покорения которых Христос в год от Воплощения Своего 1254 послал Отакара, короля Богемии, мужа как благочестивого, так и закаленного в битвах, Отто, маркграфа бранденбургского, который в этом паломничестве был маршалом, герцога Австрии, маркграфа Моравии, Генриха, епископа кульмского, Ансельма, епископа вармийского и епископа оломоуцкого с великим множеством пилигримов и из Саксонии, Тюрингии, Мейссена, Австрии, Рейна и других частей Алемании баронов, рыцарей и знать, чьи души воспламенились жаждой мщения за поругание распятого Господа. Таково было множество этого войска, что оно насчитывало более 60 тысяч рыцарей; о числе телег и повозок с оружием и провизией я не слыхал. Итак, это войско пришло зимой в Эльбинг, и делу веры, которое Бог в Своем провидении наметил во спасение, враг рода человеческого, диавол, хотел помешать; ибо он устроил так, что между одним человеком из Саксонии и другим из Австрии на одной мельнице разгорелся такой спор о том, кому из них первому молоть, что не только рыцари и пехотинцы, но и король и другие правители взялись за оружие, но муж Божий, епископ оломоуцкий, миролюбец, пресек суть такого раздора и восстановил прежний мир. Итак, когда было достигнуто согласие, король Богемии повел войско свое до самого замка Балги, где, как устроили братья, встретил одного старика по имени Гедуне, отца Виссегауда из Моденова, из рода тех, кого зовут Кандейм, досконально знавшего всю силу воинов из Самбии. Когда король спросил у него при появлении первой небольшой части войска, можно ли воевать со столькими рыцарями, он ответил, что нет. Затем подоспело войско вдвое большее, увидев которое, он ответил, как и прежде; далее пришло войско втрое большее, но и этого еще было ему недостаточно; наконец подоспела вся остальная часть войска, покрывшего лед, как саранча покрывает землю, и, когда король спросил, можно ли воевать в земле Самбии с таким войском, он ответил: «Достаточно. Иди, куда тебе угодно, и ты добьешься, чего пожелаешь». После этого король дал ему стяги свои, чтобы он укрепил их на своих владениях и домах и своих подданных и чтобы при виде королевских знаков никто не причинил бы ему вреда. А он слишком мешкал, не зная, как стремительны тевтоны в войне, вот почему, когда он воротился восвояси, то увидел, что дом его и дома его людей сожжены, челядь его, и его люди, и брат его по имени Рингел, и все единокровные убиты. Итак, король вошел в Самбию с войском своим близ волости, называемой Меденов, и, спалив все, что могло быть взято огнем, и захватив в плен и убив многих людей, там же заночевал. На другой день он пришел в волость Рудов и там мощным ударом взял замок, и такое было содеяно там избиение народа самбийского, что нобили предложили королю заложников, прося, чтобы он оказал им честь милостиво принять их и не уничтожил весь народ. После этого он пришел в волости Кведенов, Вальдов, Кайме и Тапиов, и, чтобы он не учинил им такое же побоище, как и другим, каждый из них отдал сыновей своих в заложники, обязуясь под страхом смертной казни смиренно повиноваться требованиям веры и братьев. Когда все это было должным образом совершено, король передал вышеупомянутых заложников братьям, пройдя до горы, на которой ныне стоит замок Кёнигсберг, задумав с братьями воздвигнуть там замок для защиты веры и оставив им чудесные королевские дары в помощь сооружения его. Когда же труд паломничества его был совершен, король вернулся в свое королевство, не понеся больших потерь.

 

72. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА КЁНИГСБЕРГ, ИЛИ ТУВАНГСТЕ

После ухода господина короля Богемии магистр и братья успешно приготовили все необходимое для строительства и, взяв с собой верных себе пруссов, с большим войском пошли в год от Рождества Христова 1255 и в том месте, которое ныне называется старым замком, построили замок Кёнигсберг, назвав его в честь короля Богемии Королевским замком (у пруссов он называется Тувангсте от названия леса, бывшего в этом месте), оставив там комтуром брата Бурхарда фон Хорнхаузена со многими братьями и оруженосцами. После этот замок был перенесен на то место, где стоит ныне, на той горе, и обнесен двумя стенами с девятью каменными башнями.

 

73. О РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ САМБИИ И О ВОЗДВИЖЕНИИ ЗАМКА ВИЛОВ

В тот же год, когда был построен Кёнигсберг, надровы, скаловы и судовы, соседние язычники, возмутились тем, что самбы подчинились вере и братьям (ибо они боялись, что из-за них и они должны будут покориться вере, как после подтвердилось на деле); вот почему, собрав своей силой большую рать, они прошли по земле Самбии с огнем и мечом, захватив в плен и убив многих людей, и при отступлении задумали они построить замок Вилов, чтобы впредь препятствовать внезапному и легкому доступу в землю Надровии братьев и самбов. Посему, воздвигнув вышеупомянутый замок и оставив там Тирско и сына его Мауделасо многими оруженосцами, они воротились восвояси. Но вот чудное провидение Божие, не ошибающееся в своих намерениях; распорядилось оно, чтобы то, что надровы сделали тогда для своей защиты, после превратилось для них в великую западню и гибель. Ибо коснулся Бог сердца упомянутого Тирско, старшего над упомянутым замком, и людей, бывших с ним, чтобы, оставив идолопоклонство, они обратились к вере Христа и братьям и стали смелыми воителями веры христианской.

 

74. О ВОЙНЕ С ЗЕМЛЕЙ ВОХЕНШТОРФ И ВЗЯТИИ ЗАМКА КАПОСТЕТЕ

И поскольку этот Тирско досконально знал пути в соседние земли, то комтур Кёнигсберга с войском самбов, имея проводником упомянутого Тирско, внезапно вторгся в землю Вохеншторф и, приставив лестницы к стенам и расставив как положено все необходимое для штурма, мощным натиском взял замок Капостете и обратил его во прах, захватив в плен и убив в упомянутом замке и его владениях многих людей, а всю землю разорив огнем и мечом.

 

75. О ЗАХВАТЕ ДРУГИХ ЗАМКОВ И ПОКОРЕНИИ ЗЕМЛИ ВОХЕНШТОРФ

На будущий год тот комтур Кёнигсберга снова собрал сильную рать и выступил на упомянутую землю Вохеншторф, и они встали лагерем для осады замка Охтолиты и, вышеупомянутым способом взяв его, захватив там и на прилежащих землях в плен и убив многих людей, сожгли его дотла. А жившие в трех других замках, а именно: Унсатралисе, Гундове и Ангетете, видя, что Господь сражается за братьев и что они не могут более оказывать им отпор в войне, отдали заложников и смиренно подклонили выи свои вере христианской и братьям.

 

76. О РАЗОРЕНИИ ОДНОЙ ЧАСТИ НАТТАНГИИ

Из этих людей из Вохеншторфа и прочих, оказавшихся в распоряжении этого комтура, он собрал войско и напал на один рубеж земли Наттангии, который не желал признавать наконец достигнутый с остальными мир, и разорил его огнем и мечом. Предводителя упомянутого рубежа по имени Годукке с двумя сыновьями и многими другими он убил, жену его и всю челядь с женщинами и детьми и с прочей добычей увел.

 

77. О ПРИХОДЕ МАРКГРАФА БРАНДЕНБУРГСКОГО

В тот год, а именно в год от Рождества Христова 1255, господин Иоганн, маркграф бранденбургский, муж, достаточно сведущий в военном деле, со множеством рыцарей и разным оружием пришел зимой в землю Прусскую, но, так как зима была теплая, он не смог переправиться к врагам веры, находящимся по соседству. Ибо были между ними болота и прочие опасные места, по которым можно пройти, когда они покрыты очень прочным льдом, а так как они не были им покрыты, то проход к ним оказался невозможен. Вот почему обстоятельства вынудили его вернуться на родину, и за рвение свое он был вознагражден, хотя и не завершил то, к чему стремился.

 

78. О БРАТЕ ГЕРАРДЕ, МАГИСТРЕ ПРУССИИ

Брат Герард фон Хирцберг, IV магистр земли Прусской, возглавлял орден два года. После того как он содеял много добрых дел в земле Прусской, он вернулся в Алеманию и стал магистром земли Тевтонской, и там он умер и погребен.

 

79. О ДОСТОЙНОЙ ПОХВАЛЫ ЖИЗНИ ОДНОГО БРАТА ИЗ КЁНИГСБЕРГА

В то время в дружине братьев из замка Кёнигсберг был брат Герман по прозвищу Сарацин, уроженец Швабии, который, будучи до тех пор в миру, так возлюбил Пресвятую Деву Марию, что никогда не отказывал никому, просящему во имя ее. Вот почему случилось, что, когда он требовал с одного рыцаря, взятого им в сражении в плен, некую сумму денег, которой тот не мог заплатить, грозя убить его, упомянутый рыцарь, которого кто-то надоумил, попросил его из почитания Пресвятой Девы Марии пощадить его, тот, вняв этой мольбе, тут же отпустил его, ничего с него не взяв.

 

80. СНОВА О НЕМ ЖЕ

Когда этот брат Герман уже был принят в орден дома Тевтонского и шел на место, где он должен был принять постриг, то встретил в одном поле множество рыцарей, собравшихся на ристалище, один из которых, уже верхом и во всеоружии, приказал бросить вызов, нет ли кого-нибудь, кто отважился бы вступить с ним в единоборство за коня и оружие и любовь своей девушки. Услышав это, брат Герман, уповая на свою Деву Марию, которой обещал служить, приблизился к нему и первым же ударом сбросил его на землю, а коня и оружие отдал нищим.

 

81. СНОВА О НЕМ ЖЕ

С этим братом Германом, уже проявившим себя в ордене и чудесным образом идущим от добродетели к добродетели, Пресвятая Дева Мария не раз сокровенно разговаривала наедине, и случилось однажды, когда Пресвятая Дева явилась ему с опечаленным лицом и он учтиво спросил о причине печали, она ответила: «Опечалило меня то, что любезные дети мои, твои братья дома Тевтонского, некогда говорили в проповедях своих только о Сыне моем и обо мне и о деяниях святых; ныне они говорят только о деяниях королей и правителей и мирской тщете, так что они почти никогда не читают о Сыне моем и обо мне и о жизни святых».

 

82. О БРАТЕ ГАРТМАНЕ, МАГИСТРЕ ПРУССИИ

Брат Гартман фон Грунбах, V магистр земли Прусской, возглавлял орден три года. Он недаром носил свое имя, ибо нрава был весьма сурового. Гартман означает «суровый человек». Называли его Ватмал, как назывался тот шерстяной плащ, который он ввел как одежду братьям. Он также повелел сжечь в Эльбинге на глазах у множества людей двух братьев ордена своего, вступивших в заговор с пруссами во время вероотступничества после сражения в Куронии, о котором будет сказано ниже. Господин папа был так потрясен этим деянием, что повелел самого магистра отстранить от его обязанностей и подвергнуть годичному покаянию его и всех тех, по чьему совету это совершилось.

 

83. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА НА ГОРЕ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ В КАРСОВИИ

В то время был в пределах Ливонии магистр брат Бурхард фон Хорнхаузен, который был дан в магистры братьям Ливонии из земли Прусской. Поскольку он досконально знал обе земли и, будучи человеком общительным, приобрел расположение к себе в глазах всех, то повелел, чтобы при равных затратах сил и средств братьев из Ливонии и Пруссии был сооружен в год от Рождества Христова 1259 замок в земле Карсовии, на горе Святого Георгия, что было тогда крайне необходимо для упрочения веры христианской. Когда он был построен, для охраны упомянутого замка были оставлены благочестивые люди, отменные воины, братья и оруженосцы из Пруссии и Ливонии.

 

84. О СРАЖЕНИИ В ЗЕМЛЕ КУРОНИИ, ГДЕ ПАЛИ 150 БРАТЬЕВ И МНОЖЕСТВО НАРОДА ХРИСТИАНСКОГО

В год от Рождества Христова 1260 братья из Ливонии и Пруссии собрались с сильными войсками, чтобы доставить провизию братьям из замка святого Георгия, и, когда они приблизились к этому замку, прибыл гонец, сказавший, что четыре тысячи литвинов разоряют некую часть земли Куронии огнем и мечом и проливают кровь многих христиан и увели взятых в плен женщин и детей со множеством другой добычи. Когда, услыхав об этом, братья и все войско готовились к сражению, чтобы освободить из рук неприятеля души, искупленные кровью Христа, один нобиль из Помезании по имени Матто, сын Пиппина, когда брат Генрих Маршал спросил у него, каким образом следует им напасть на врагов, сказал: «Давайте оставим коней наших подальше от нас, чтобы не было у нас соблазна вернуться к ним, и подойдем к ним пешими, и так народ, лишенный помощи коней, останется в битве, а иначе, несомненно, обратится в бегство». Его совету воспротивились рыцари короля Дании из Ревеля и многие другие, утверждая, что из-за тяжести доспехов они не смогут выдержать сражение без коней. После этого пришли курши, смиренно прося, чтобы, если Бог пошлет христианам победу, они вернули бы им женщин и малых детей. Хотя братья были вполне склонны удовлетворить их просьбы, однако простолюдины прусские и ливонские возразили, заявляя, что поступят с пленными их по обычаю, до сих пор соблюдаемому в войне. Из-за этого курши затаили такую злобу против веры и массы христиан, что, когда братья начали сражаться с литвинами, они, словно вероотступники, обрушились на христиан с тыла, и поскольку литвины сражались впереди, курши сзади, то почти весь народ обеих земель, бросив там братьев и верных им людей, ушел. С тех пор некоторые нобили из Пруссии преданно присоединились к братьям; один из них самб Склодо из Кведенова, отец Налуба, созвав своих сородичей и друзей, сказал: «Сегодня воскресите в памяти красоту одежд, не раз дарованных вам братьями, и пусть в память об их цвете одежда тела вашего обагрится ныне кровью ран, а в память о сладости меда или браги, не раз принимаемых вами из рук их, испейте ныне горечь зловещей смерти, исповедуя истинную веру вечной Троицы». После этого они мужественно вышли на битву и сражались, словно новые Маккавеи, и свершилась там великая битва, и многие пали с каждой стороны. Наконец, после долгого единоборства, шедшего между ними, братья, по воле Господа, потерпели поражение, ибо вся сила войска их была подорвана бегством пехоты, и пали в этом сражении в день святой Маргариты в земле Куршской, в поле близ реки Дурбин, брат Бурхард, магистр Ливонии, и брат Генрих Ботель, маршал Пруссии, а с ними 150 братьев, а из народа Божиего такое множество, что о количестве их я не слышал. После этого побоища враги погнались за бегущими людьми, ставшими настолько трусливыми, что три или четыре неприятеля убивали сто христиан или они в великой робости бежали. Вот как усилились враги наши множеством военной добычи, коней и оружия, награбленным у стольких тысяч убитых, и ныне торжествуют в силе своей. Истощи же, Господи, силу их и рассей их, дабы знали они, что не кто иной сражается за нас, как Ты, Господь наш.

 

85. О ПРЕДСКАЗАНИИ ЭТОГО СРАЖЕНИЯ

Когда брат Герман по прозвищу Сарацин должен был выйти из замка Кёнигсберг с другими братьями на упомянутую битву в Куронии, Пресвятая Дева Мария, явившись ему, сказала: «Герман, я приглашаю тебя на пир Сына моего». Вот почему этот брат Герман, уходя, сказал некоторым братьям: «Прощайте, отныне вы меня не увидите, ибо Дева, Матерь Божия, пригласила меня к вечной радости».

 

86. К ЭТОМУ ЖЕ

Была в пределах Алемании в одном монастыре благочестивая женщина, приходившаяся сестрой брату Конраду фон Фейхтвангену, ставшему после великим магистром дома Тевтонского; Господь, явившись ей, явил ей это побоище в одном видении. Ибо видела она, что братья и их оруженосцы сражаются с язычниками и погибают, а души их уносятся ангелами на небо.

 

87. СНОВА ОБ ЭТОМ ЖЕ

Во всем подобное этому видение узрел один деревенский молотильщик, человек простой, бесхитростный и богобоязненный, в земле Прусской. Когда он стоял у ворот своего дома, то ясно увидел в воздухе братьев, сражающихся с литвинами, и позвал к себе челядь свою и сказал: «Разве вы не видите, как братья Господа нашего сражаются с язычниками? Вот бегут и пруссы, и ливонцы; вот бьются братья с горсточкой рыцарей, мужественно обороняясь, со всех сторон окруженные врагами; увы, вот они погибают; теперь я вижу, как Пресвятая Дева Мария и святые девы и ангелы Божии с душами их возносятся на небо». Среди этих душ, как видели и тот и другая, две были заметнее прочих, и это были души брата Германа по прозвищу Сарацин и одного брата по прозвищу «из Глейссберга», о чьем участии при сооружении замка Христбург говорилось выше. Совпадали оба видения также и в том, что все души, чьи тела пали в этой битве в Куронии, спаслись, кроме одной. Какова была причина проклятия ее, я не знаю, Бог ведает. И из этого надо сделать вывод и твердо верить, что сам Христос, который ничто на земле не вершит беспричинно, дал разразиться этой прошлой и грядущей чуме вероотступничества в народе его, чтобы погибшие обрели себе на небе заслуженную награду, а уцелевшие, выстояв в опасностях, еще больше укрепились в вере, и чтобы смутились неверующие, ибо сила веры в безопасности подвергается угрозе, а в опасностях ей ничто не грозит, и то же самое разумей в добрых делах.

 

88. О СОЖЖЕНИИ ЗАМКА ЛЕНЦЕНБЕРГ И МНОГИХ ПРУССОВ

В то время, когда пруссы подозревались в вероотступничестве, брат Вольрад, фогт Наттангии и Вармии, называемый Вольрад Достойный удивления (и так оно и было), присутствовал на пиру с нобилями упомянутой земли в замке Ленценберг, и вскоре кто-то потушил свет и набросился на брата Вольрада и непременно убил бы его, не будь он вооружен. Когда после зажгли свет, он показал на разорванную одежду и спросил у нобилей, чего заслуживает такой убийца. Все ответили, что он заслуживает быть сожженным. В другой раз этот же брат Вольрад пригласил в тот же замок многих нобилей, бывших там в прошлый раз, и, когда, захмелев, они стали перешептываться, сговариваясь убить его, он вышел и, заперев ворота, дотла сжег упомянутых нобилей вместе с замком.

 

89. О ВТОРОМ ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВЕ ПРУССОВ, ПРОДОЛЖАВШЕМСЯ 15 ЛЕТ

В тот же год, в канун святого Матфея, апостола и евангелиста, пруссы, видя, что братья понесли потери в этой битве в братьях, оруженосцах, конях, оружии и прочем необходимом для сражения, громоздя зло на зло и беду на беду, снова отступились от веры и христиан и скатились к прежним заблуждениям, и самбы одного человека по имени Гланде, наттанги — Генриха Монте, вармийцы — Глаппа, погезаны — Ауттума, барты — Дивана выбрали предводителями и вождями своего войска.

 

90. О МНОГОМ КРОВОПРОЛИТИИ ХРИСТИАН

Эти предводители и вожди войск назначили точный день для того, чтобы все, собравшись при оружии, всех до единого проповедников веры христианской убить и полностью уничтожить. Что они и исполнили, ибо всех христиан, которых они встретили за пределами укреплений в земле Прусской, одних, к прискорбию нашему, умертвили, других, захватив в плен, увели в вечное рабство; церкви, часовни и молельни Божии они сжигали, с церковными святынями кощунственно обращались, церковное облачение и сосуды использовали непозволительным образом, священников и прочих служителей церкви беспощадно убивали. Самбы схватили одного священника, брата дома Тевтонского, присланного, чтобы крестить их, и сдавливали его шею двумя шестами, пока, потеряв сознание, он не испустил дух; при этом они заявили, что такого рода мученичество подобает святым людям, чью кровь они не осмеливались проливать.

 

91. О БИТВЕ ПРИ ПОКАРВИСЕ ГДЕ БЫЛИ УБИТЫ МНОГИЕ ХРИСТИАНЕ

В год от Рождества Христова 1261, когда молва о такого рода гонениях облетела Алеманию, правители и бароны встревожились. Вот почему господин из Рейдера и многие представители знати из других частей Тевтонии, сочувствуя вере и христианам в том, что новое насаждение церкви в пределах Пруссии, возросшее на крови многих христиан, должно так прискорбно погибнуть, пришли на помощь упомянутой земле. С ними братья и их оруженосцы вторглись в землю Наттангии, и, опустошив ее огнем и мечом, многих захватив в плен и убив, они вернулись в то место, где ныне стоит замок Бранденбург, и там разбили лагерь. И условились братья и пилигримы, что одна часть войска вернется в упомянутую землю, снова обезлюдевшую, а другая часть останется в упомянутом месте. После этого наттанги, полагая, что горсточка людей не осмелится разграбить их землю, собравшись, напали на оставшуюся часть войска при Покарвисе, а пилигримы и братья со своей стороны оказывали им мужественный отпор, и особенно один рыцарь из Вестфалии по имени Штенкель фон Бентхейм, который слышал в одной проповеди епископа, что души христиан, убитых в Пруссии, должны вознестись на небо, минуя чистилище; он, пришпорив своего скакуна и нацелив копье, как истинный рыцарь, пронесся по рядам неприятеля, разя язычников направо и налево, и падали они от его ударов и в ту, и в другую сторону. Но на обратном пути, когда он попал в гущу их, его убили; и завязалась между ними жестокая битва, и с обеих сторон многие были смертельно ранены и убиты. Наконец, по воле Божией, свершилось так, что сам господин из Рейдера с большой частью войска и братьями, бывшими с ним, был убит, некоторые были взяты в плен, остальные обратились в бегство. Между тем братья с другой частью войска, приближаясь к месту битвы, увидели, что войско христиан смято, и они не могли спасти их из-за множества врагов и по другой дороге воротились восвояси. После этой сечи наттанги, желая принести жертву богам, бросили жребий среди тевтонов, взятых там в плен, и он дважды выпал одному горожанину из Магдебурга, знатному и богатому, по имени Хиртцхальс; он, оказавшись в такой беде, просил Генриха Монте вспомнить о благодеяниях, какие он не раз оказывал ему в городе Магдебурге, и выручил бы его из этой беды. Услышав это, Генрих, сочувствуя, дважды выручал его. Но когда в третий раз жребий снова выпал ему, он не захотел, чтобы его спасли, но тут же, предлагая себя в добром исповедании жертвой Богу, был привязан к своему коню и сожжен. Заметь, что тот же Генрих и многие другие после клятвенно утверждали, что, когда этот горожанин, сожженный на коне, испустил дух, они видели, что из уст его вылетел белоснежный голубь.

 

92. О ПРЕДСКАЗАНИИ ЭТОЙ БИТВЫ

Была в пределах Алемании в одном монастыре некая святой жизни женщина, которая, услышав, как множество демонов с великим шумом и гамом врываются в ее келью, заклиная их, спросила, куда они мчатся. Они сказали: «В Пруссию. Там завтра будет великая битва». Она ответила: «Когда вернетесь, расскажите мне, что там произошло». Они, вернувшись, сказали, что христиане потерпели поражение и что души всех полегших там обрели спасение, кроме трех, участвовавших в этой битве не из благочестия, но ради испытания своей рыцарской доблести.

 

93. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ПИЛИГРИМОВ

В том же году граф фон Барбиг пришел в Пруссию со множеством рыцарей и вошел в землю Самбию. После ее разорения самбы, собравшись, напали на него в день святой девы Агнесы, и, тяжело ранив его, одни обратились в бегство, другие были взяты в плен или убиты.

 

94. О РАЗОРЕНИИ ЗАМКА ХЕЙЛЬСБЕРГ

Вскоре после пруссы с тремя войсками и тремя камнеметами и прочими военными устройствами осадили замок епископа вармийского Хейльсберг. Осажденных в ней голод вынудил съесть 250 лошадей вместе с кожей. Наконец, совершенно лишившись припасов, они, оставив замок, незаметно ушли в град Эльбингский, где всем 12 прусским заложникам, которых вели с собой, они выкололи глаза и отпустили их к их сородичам.

 

95. ОБ ОСАДЕ ЗАМКОВ КЁНИГСБЕРГ, КРЕЙЦБУРГ И БАРТЕНШТЕЙН

А дети Белиала, видя, что все идет по воле их, замыслили и обговорили подлое дело. Против народа Твоего, Господи, составили коварный умысел, и совещаются против хранимых Тобою. Сказали: пойдем и истребим их из народов, чтобы не вспоминалось более имя Израиля. А сошлись они, чтобы полностью уничтожить народ Божий, и осадили замки Кёнигсберг, Крейцбург и Бартенштейн. Вокруг каждого из них они соорудили три прочных укрепления, обнесенных валом, со многими оруженосцами, людьми ратными и закаленными в битвах, так что осажденные были совершенно отрезаны от внешнего мира. Ведь не хватит слов, чтобы досконально поведать, сколько штурмов, сколько опасностей, сколько голода, сколько невыносимых лишений перенесли осажденные братья и прочие люди в упомянутых замках. Ведь после того, как у них больше не осталось овец и быков, свиней и коров и лошадей, они были вынуждены есть кожи их; безвыходное положение принудило их к этому. И такими жесткими были кожи, эта непривычная еда, что многие братья и прочие, евшие их, лишились зубов.

 

96. О БРАТЕ ХЕЛЬМЕРИКЕ, МАГИСТРЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ. 1262.

Брат Хельмерик, VI магистр земли Прусской, возглавлял орден три года и погребен в Кульмской церкви. В то время маршалом земли Прусской был брат Дитрих человек, закаленный в битвах и христолюбивый.

 

97. О РАЗОРЕНИИ ЗАМКА РЕЗЕЛЬ

Братья из замка Резель, услышав, что замки Кёнигсберг, Крейцбург и Бартенштейн осаждены пруссами, очень испугались и, проведя многие советы и разные переговоры, они, спалив замок дотла, тайными путями ушли в пущу.

 

98. О ПОБЕДОНОСНОМ СРАЖЕНИИ, В КОТОРОМ ГРАФЫ ИЗ ЮЛИХА И МАРКИ УБИЛИ ТРИ ТЫСЯЧИ САМБОВ

Потрясенные всеми этими волнениями, братья и христиане земли Прусской, уже на грани гибели, смутившись духом, плакали горьким плачем, доколе не стало в них силы плакать и не могли уже утешить друг друга, ибо боялись навлечь на себя еще больший гнев Божий. Уже два года сражались они и всегда терпели поражение, а враги веры торжествовали победу. Вот почему со смиренной и смятенной душой, воззрев на небо, они со слезами воззвали к Господу о помощи, и Он внял им. Ибо Он послал графа из Юлиха и из Марки графа Энгельберта с великой силой рыцарей, которые в год от Рождества Христова 1262, в канун дня святого Винцентия, под вечер пришли в замок Кёнигсберг. И они хотели в тот же день взять укрепления самбов, которыми был осажден Кёнигсберг, но братья отсоветовали, ибо оставались считанные дни до столь славной битвы. Наутро, когда войско христиан собиралось приступить к захвату укреплений, там не осталось ни одного самба; они ушли, бросив укрепления, и преградили путь пилигримам. Встревоженный этим, граф юлихский отступил со своим войском, не зная, есть ли засады на его пути. Для этого по совету братьев он выслал вперед гонцов, которые расследовали пролегавшие пути; один из них, а именно Стантеко, столкнувшийся со стражей самбов, вернулся тяжело раненный с обнаженным и обагренным кровью мечом и указал на засаду. Вот почему пилигримы приготовились к битве, а граф из Марки верхом, прочие пешими обрушились мощным ударом, так что, хранимые божественной силой, они торжествовали над врагами, одних они сразили мечом, другие обратились в бегство, третьи отошли в деревню, которая некогда называлась Калиге, а ныне называется Склуниен, откуда их изгнали с большим трудом. Ведь пришлось призвать всех братьев и их оруженосцев из Кёнигсберга. Они храбро напали на них и после долгой битвы, в которой с обеих сторон многие были ранены и убиты, всех уничтожили. Итак, по воле Божией в тот день было убито более трех тысяч самбов и прочих пруссов, в тот же день, что и год тому назад, когда произошла битва при Покарвисе.

 

99. О ПРЕДСКАЗАНИИ ЭТОЙ ПОБЕДЫ

Это побоище самбов предсказал один прусс и с такой уверенностью утверждал, что оно будет, что слышали, будто он говорил, поклявшись своей головой, братьям из Кёнигсберга, я не знаю, по чьему внушению: «В день святого Винцентия самбы погибнут». Но когда войско пилигримов в тот день ушло, его упрекнули во лжи, но он, все еще упорствуя на своем утверждении, сказал: «Все равно, сегодня самбы погибнут или земля разверзнется и, словно Дафана и Авирона, поглотит их живыми». И как он предсказал, так и вышло.

 

100. О САМБАХ-ХРИСТИАНАХ, ПРИСОЕДИНИВШИХСЯ К БРАТЬЯМ ИЗ КЁНИГСБЕРГА

И все же поражение это не придало самбам ума вернуться в лоно святой матери церкви, но, гордо подняв головы, они вознегодовали против бича Господня и вызвали братьев на жесточайшую битву; не было среди них лишь немногих мужей знатного рода и нобилей, которые, покинув отчий дом, один за другим пришли в замок Кёнигсберг со всей челядью своей и преданно присоединились к братьям.

 

101. О ВОЙНЕ БРАТЬЕВ ИЗ КЁНИГСБЕРГА С САМБАМИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА И СНАЧАЛА С ВОЛОСТЬЮ КВЕДЕНОВ

Налубо, сын Склодо из Кведенова, человек с неустрашимой душой и неукротимым сердцем, однако самонадеянный, считая постыдным, если он так быстро подставит братьям выю свою, не пожелал следовать за сородичами своими. Вот почему, когда встревоженные братья собрались с войском выступить против него, брат его, а именно Варгуло, досадуя, что он по молодости так строптив, пришел с разрешения братьев и сказал ему: «Проклятый Налубо, теперь поднимайся и будь изгнанником и скитальцем из земли твоей, ибо ты не внял словам моим и сородичей твоих; иначе братья и оруженосцы их, которые уже в пути, убьют тебя». Он бежал в соседнюю волость Скокен и спасся один-единственный, но вся челядь его и имущество были уничтожены братьями. Наконец тот Налубо, обессиленный частыми нападениями, подчинился вере и стал человеком, достойным похвалы в вере и крещении.

 

102. О ТОМ, КАК ТРУДНО БЫЛО ДОСТАВЛЯТЬ ПРОВИЗИЮ В ЗАМОК КЁНИГСБЕРГ

Пруссы, коснея в пороках своих, замышляли, как бы разрушить замок Кёнигсберг, а именно то место, которое Господь предназначил в похвалу и славу имени Своего. Вот почему, мстя за все их измышления, Он все действия, какие бы они ни предпринимали, свел на нет. Итак, пруссы, полагая, что не смогут взять замок Кёнигсберг силой, однако, будучи людьми искушенными и знающими военные тонкости, они снарядили много судов и с них разбивали и уничтожали корабли братьев, везущие провизию в упомянутый замок, чтобы, лишив таким образом пропитания, умертвить и самих братьев. Встревоженные этим братья и комтур тайно послали одного человека, который продырявил упомянутые суда буравом, и он проделывал это столько раз, что, изнуренные борьбой и потерями от натиска кораблей братьев, из которых они многие разбили, взяв в плен и убив людей, они вынуждены были отступить.

 

103. О РАЗРУШЕНИИ МОСТА, ПОСТРОЕННОГО ПРУССАМИ НА РЕКЕ ПРЕГЕЛЬ

А когда пруссы таким образом не преуспели, они собрались снова и, измышляя разные способы для осуществления начатого злодейства, наконец все единодушно сошлись на том, чтобы построить мост через реку Прегель, а на каждом конце моста — прочное укрепление наподобие башни, и так можно было бы отбирать все, что ни отправлялось по реке в замок Кёнигсберг. Когда братья в упомянутом замке, уже полумертвые от голода, узнали об этом, они, предпочтя погибнуть в сражении, чем так жалко умереть от голода, отправились во всеоружии на судах, и, когда приблизились к месту и уже встали на якоря, подул сильный ветер и быстро понес их к мосту, что было сделано провидением Божиим, и, подойдя к мосту, они обнаружили на нем в укреплениях по концам его много вооруженных людей; находившиеся на мосту и в укреплениях оказывали им мужественный отпор; и завязалась между ними такая жестокая битва, какой никогда не было видано в этом веке между немногими бойцами. Наконец послал им Бог помощь и защиту свыше, чему, несомненно, следует верить, ибо человеческой силе было почти невозможно противостоять такому множеству, так что, когда враги бежали, братья до основания разрушили и уничтожили мост и укрепления. В этом сражении некий брат Гевехард, выходец из Саксонии, преследуя некоторых бежавших пруссов, одному из них одним ударом меча отсек голову; а тот, раненный этим ударом, не упал тут же на землю, но без головы пробежал с остальными еще небольшое расстояние и лишь потом упал. Братья и прочие видевшие чрезмерно удивились этому, уверяя, что никогда еще такого не видывали.

 

104. О ШТУРМЕ ЗАМКА КЁНИГСБЕРГ

Вскоре после этого Генрих Монте, предводитель наттангов, собрав огромную рать, пришел на поле Кёнигсберг, чтобы штурмовать замок. Ему навстречу вышли братья со своими оруженосцами, со своей стороны оказывая мужественное сопротивление. Но вышеупомянутый Генрих Монте, увидев издали, что брат Генрих Уленбуш заряжает баллисту, быстро подоспел к нему, говоря: «Сегодня ты у меня отправишься на небо», — и пронзил его копьем своим, тяжело ранив; впрочем, от этой раны его потом исцелили. Видя это, один слуга ранил упомянутого Генриха коротким копьем и тем отомстил ему. Потеряв силы от этой раны, он ни с чем отступил с войском своим.

 

105. СНОВА О НЕМ ЖЕ И ОБ ОДНОМ ЧУДЕ, ПРОИСШЕДШЕМ С ЧЬЕЙ-ТО БАЛЛИСТОЙ

Никому не хватит слов, чтобы досконально поведать, сколькими и какими разнообразными и изощренными способами самбы и прочие пруссы не раз штурмовали замок Кёнигсберг, так что с обеих сторон было много убитых и смертельно раненных. Вот почему случилось однажды, что самбы, штурмовавшие с войском упомянутый замок, стали такими грозными в этом сражении, что один брат среди прочих оборонявшихся был вынужден бросить заряженную баллисту и едва спасся бегством. Подняв эту баллисту, один самб повесил ее себе на шею. Другие, окружив его, чрезвычайно дивились тому, что это такое, ибо раньше такого не видели, и прикасались к ней руками в разных местах; наконец, когда кто-то нажал на спуск, струна баллисты перерезала ему горло, так что вскоре он умер. Поэтому пруссы с тех пор очень боялись баллист.

 

106. О РАЗРУШЕНИИ ГРАДА КЁНИГСБЕРГА, СТОЯЩЕГО НА ГОРЕ СВЯТОГО НИКОЛАЯ

Вокруг приходской церкви Святого Николая на горе близ замка Кёнигсберг братья поставили некий город, и, поскольку он не был хорошо укреплен, неожиданно нагрянули самбы и, взяв в плен и убив многих людей, подвергли его плачевному разрушению. Вот почему после он был перенесен в долину между Прегелем и замком в то место, где находится и по сей день.

 

107. О РАЗОРЕНИИ ДЕРЕВНИ ДРАМЕНОВ И ГИБЕЛИ МНОГИХ САМБОВ

Никто не мог бы описать, а если бы и написал, ему бы вряд ли поверили, как озабочены были братья при натиске самбов тем, чтобы снова обратить их в христианскую веру. Вот почему, ослабив и обратив в бегство тех, что жили в волостях Вальдов, Кведенов и Варген и прочих соседних волостях, братья с войском выступили против волости Побетен и, когда они отступали с огромной добычей, разорив одну деревню, называемую Драменов, захватив в плен и убив многих, на них напали преследовавшие их враги и едва не обратили в бегство. Но брат Генрих Уленбуш, отважный человек, противостоял им и оказывал такой мужественный отпор, что прочие, собравшись с силами и воспрянув духом, вернувшись к битве, убили великое множество вышеупомянутых самбов.

 

108. О ПОБЕДЕ БРАТЬЕВ НАД САМБАМИ В ВОЛОСТИ БЕТЕН

В земле Самбии есть одна волость, называемая Бетен, в которой живут воинственные и такие сильные люди, что из одной деревни на битву могут выступить 500 человек; братья из Кёнигсберга одни не осмеливались напасть на них. Вот почему они попросили магистра Ливонии, чтобы из своих пределов отрядил им на подмогу братьев и оруженосцев, назначив день и место, когда и где они должны встретиться для битвы. Итак, братья, пришедшие из Кёнигсберга со своим войском в указанный срок к намеченному месту, начали опустошать упомянутую волость огнем и мечом, еще не соединившись с ливонцами. Вот почему потревоженные самбы, собравшись, мощным ударом обрушились на войско братьев, и, когда они уже готовы были обратиться в бегство, к чему вынуждала их чрезмерная сила врагов, подоспело войско ливонских братьев с многочисленной и сильной конницей, и вот, напав вместе на врагов, они предали мечу все это войско самбов, взяв в плен женщин и детей. Обитаемые места этой и близлежащей волостей они обратили в пепел.

 

109. О ВОССТАНОВЛЕНИИ МИРА МЕЖДУ БРАТЬЯМИ И САМБАМИ

Самбы, которых Господь через братьев и других христиан этими и прочими лишениями исправил, не в состоянии более оказывать отпор, отдав детей своих в залог, снова обратились в веру христианскую.

 

110. ОБ ОТСТУПЛЕНИИ САМБОВ ИЗ ВОЛОСТИ РИНОВ

Но враг рода человеческого, диавол, которому всегда ненавистен мир и покой христиан, надоумил тех людей Самбии, что жили в волости Ринов, чтобы они снова впали в порок вероотступничества. Вот почему они, собравшись, штурмовали с войском замок епископа самбийского Фишхаузен, в котором на сей раз было всего два человека, а именно один брат и его слуга. И вот чудо. Поразив зрачки, злоба их ослепила их; так что они не видели пояс или ремень, висящий перед глазами их, с помощью которого они могли бы открыть ворота упомянутого замка; ведь стоило им только шевельнуть мизинцем, как замок был бы до основания разрушен. И вот после непродолжительного штурма они ни с чем отступили.

 

111. О РАЗОРЕНИИ ВОЛОСТИ РИНОВ И ГИБЕЛИ ЕЕ ЖИТЕЛЕЙ

Когда это дошло до слуха братьев из Кёнигсберга, они, возмутившись этим, собрали с прочими самбами войско и, вторгшись в упомянутую волость Ринов, убили всех мужчин, а женщин и детей со всем их имуществом увели; итак, снова упокоилась в мире земля Самбии, как и прежде.

 

112. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКОВ ТАПИОВ И ЛОХШТЕДТ В ЗЕМЛЕ САМБИИ

После второго вероотступничества они построили замок Тапиов, который пруссы называют Сургурби, а со временем замок Виклантсорт, называемый ныне Лохштедт, по имени одного самба Лаукстиете, жившего там, укрепив их, чтобы легче было обуздывать коварство самбов.

 

113. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ГИРДАВИИ

В это время некто по имени Гирдав, чей род доныне зовется Рендалия, ревнитель веры и христиан, владел в земле Барте замком, по его имени называемом Гирдав. Когда после многих битв и штурмов, которые он выдержал со стороны своих соотечественников-вероотступников, у него совершенно не осталось провизии, он сжег замок и со всеми чадами и домочадцами своими ушел к братьям в Кёнигсберг.

 

114. О ГИБЕЛИ ШЕСТИ БРАТЬЕВ И МНОГИХ ХРИСТИАН В ЗАМКЕ ВАЙСТОТЕПИЛА

В той же земле Барте, как повествуют некоторые, у братьев был замок, называемый Вайстотепила, стоящий на берегу реки Гобрионы. Однажды эти братья преследовали войско пруссов, разорившее там две деревни. Но пруссы, прорвавшись сквозь засады, которые те расставили, убили шесть братьев и многих христиан.

 

115. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ВАЙСТОТЕПИЛА

Не довольствуясь тяготами братьев, пруссы собрали огромную рать и, осадив замок Вайстотепила, весь день до сумерек мощно штурмовали его, а братья со своей стороны мужественно оборонялись. Но когда пруссы ни с чем отступили, братья, рассудив, что замок не крепок и никак не сможет устоять целым и невредимым против таких мощных штурмов, сожгли замок и незаметно ушли.

 

116. О ЗАМКЕ ВИСЕНБУРГ И ГИБЕЛИ 20 БРАТЬЕВ И МНОГИХ ХРИСТИАН

Замок Висенбург, называемый пруссами Валевона, находился в земле Барте, на берегу реки Гобрионы; к нему из Судовии и прочих языческих пределов пришло войско и, разорив окружающую местность, ушло. После этого некто из дружины братьев посоветовал им, отринув страх, погнаться за ними. Братья, согласившись с ним, быстро устремились за ними со своим войском, но так как сразу же их не нашли, то хотели вернуться. Но этот предатель не позволил, клятвенно обещая, что близ реки, называемой Ванграпия, они их, несомненно, настигнут. Когда они приблизились к этому месту, враги внезапно напали на них, как будто это было подготовлено. Видя это, братья поднялись на гору поблизости и с нее долгое время мужественно оборонялись, и многие пали с обеих сторон. Наконец, по воле Господа, пруссы взяли верх и убили 20 братьев и перебили все их войско.

 

117. О РАЗГРОМЕ ЗАМКА ВИСЕНБУРГ

Этот замок Висенбург осаждался пруссами почти три года, и поставили они три камнемета, которыми ежедневно штурмовали замок. Наконец братья, быстро похитив один из них, доставили в замок и долго им оборонялись. Вскоре после, когда у них иссякли припасы, братья со своими оруженосцами, покинув замок, незаметно ушли, в год от Рождества Христова 1263, держа путь в княжество Мазовии. Когда об этом стало известно, Диван, бывший тогда вождем бартов, погнавшись за ними со многими оруженосцами, не мог настигнуть их, ибо их уже усталые кони отказались идти; он, взяв с собой 13 человек на более быстрых конях, повел их за собой, и когда они приблизились, то нашли братьев, уже обессилевших от голода и не в силах сражаться от усталости, и он мощным ударом обрушился на них и в первой схватке убил троих. Прочие, обороняясь, тяжело ранили упомянутого Дивана, и тогда он прекратил битву, а братья со своими людьми ушли в мире.

 

118. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА КРЕЙЦБУРГ

В тот же год от Рождества Христова, а именно в 1263, когда замок Крейцбург осаждался наттангами три года тремя камнеметами и тремя укреплениями, братья с дружиной своей после многих славных битв, совершенных здесь, когда у них кончились припасы, незаметно ночью ушли из замка. Когда это узнали пруссы, они погнались за ними и всех, кроме двух братьев, предали мечу.

 

119. О ШТУРМЕ ЗАМКА БАРТЕНШТЕЙН

Во время осады в замке Бартенштейн было 400 братьев и прочих оруженосцев, а пруссы соорудили три укрепления вокруг замка, в которых постоянно находилось 1300 отменных воинов. Было у них также три камнемета, которыми они ее штурмовали. Но до ее разгрома, не говоря о многих чудных деяниях, совершенных там братьями, в упомянутом замке Бартенштейн был один человек по имени Милигедо, который был таким смелым, что, убив его, пруссы сочли бы, что убили половину осажденных. Посему они совещались, как бы хитростью заманить и убить его, и, измышляя разные хитрые способы, они начали следующим образом. Устроив сперва засады, они послали одного человека, доблестного воина, на посрамление военной силы осажденных, как Голиафа — полков сыновей Израиля. Он воскликнул громким голосом, сказав: «Если есть кто-нибудь в замке, кто дерзнет вступить в поединок со мной, пусть выходит!» Услышав это, Милигедо, испросив разрешения братьев и получив его, вышел и погнался за ним. Но, когда он увидел, что, выйдя из засады, появилось огромное полчище врагов, он, убив того, бежал в лес и тайными путями вернулся в замок Бартенштейн. Не раз и так и этак подступались они к нему, так что, в конце концов, обманув, убили его. Точно так же был ими убит один человек по имени Троппо, воплощение мужества и ревнитель веры. От смерти их была великая радость в народе прусском и, напротив, великая скорбь охватила братьев. Но чтобы обратить их радость в скорбь и печаль, братья повесили на виселице, поставленной у ворот замка, 30 прусских заложников, которых они держали в плену. Отчего случилось, что, когда пруссы увидели сыновей и сородичей своих повешенными, заплакали и они тоже горьким плачем.

 

120. О РАЗРУШЕНИИ ТРЕХ УКРЕПЛЕНИЙ И ГИБЕЛИ БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ ПРУССОВ

После этого произошла одна стычка между дружиной братьев и пруссами, осаждавшими их, из-за одного котла, который нужно было перенести из одного укрепления в другое; в нем пруссы имели обыкновение варить священные приношения по обычаю своему. На эту битву вышли братья со 150 воинами, и завязалось между ними великое сражение. Наконец братья, по воле Господа, силой отобрали котел и, пройдя дальше, до основания разрушили те три укрепления, так что из 1300 человек, назначенных для обороны их, едва ли кто уцелел, а со стороны братьев пал только маршал.

 

121. О ТОМ, КАК БРАТЬЯ ОСТАВИЛИ ЗАМОК БАРТЕНШТЕЙН

Когда укрепления были снова восстановлены, а братья на четвертый год, то есть в год от Рождества Христова 1264, лишившись припасов, не могли более оказывать отпора пруссам, они трижды обманули их, и вот как. Братья со всей дружиной своей молча скрывались за стенами замка с утра до девяти часов, и когда пруссы увидали, что в замке никто не показывается, то подумали, что осажденные бежали, и мощным ударом штурмовали замок. Но братья, выйдя из укрытий, оттеснили их, многих убив и смертельно ранив стрелами и ударами камней. Наконец после бесконечных стычек и битв один благочестивый брат воззвал к Богу, чтобы он явил ему, что надлежит делать при таких обстоятельствах. Глас небесный ответил ему: «Иуда и Иерусалим! Не бойтесь и не ужасайтесь. Завтра выступите, и Господь будет с вами; будьте стойкими; вы увидите, что помощь Господа с вами». Услышав это, на другой день братья, разделившись и разделив дружину свою на две части (одна из них пошла в замок Кёнигсберг, другая — в Эльбинг) и захватив святые мощи и оставив в замке одного брата, старого, дряхлого и слепого, который не мог идти с ними, ушли. А этот брат, что остался в замке, как обычно, каждый канонический час подавал колоколом сигнал. Наконец, когда он не мог долее скрываться, враги подобрались к замку и, когда увидели, что никто не сопротивляется им, вошли и, убив брата и сохранив для себя замок, вели из него многие сражения с братьями.

 

122. О ШТУРМЕ ЗАМКА ВИЛОВ

В это время мощная рать пруссов, судовов и литвинов вторглась в землю Самбийскую и, поставив литвинов с одним камнеметом с одной стороны, а остальных с другим — с другой, восемь дней, ежедневно штурмуя, осаждали замок Вилов. Наконец однажды, когда все сошлись для битвы, лучники со стрелами, камнеметы, прочие — с дровами и соломой для сожжения замка, а остальные другими способами досаждали осажденным, Генрих фон Таупадел, после ставший братом ордена дома Тевтонского, муж доблестный и в совершенстве владевший искусством баллистариев, призвал осажденный народ к обороне и с ним потушил огонь, не раз разводимый для сожжения замка. В этой жесточайшей битве многие язычники были убиты и смертельно ранены; но вышеупомянутый Генрих, выстрелив из баллисты, пронзил стрелой и убил одного знатного и властьимущего человека, вождя литвинов, а с другой стороны выстрелил в одного мастера, который, чтобы починить камнемет, поднялся на верх его, и стрелой пригвоздил ему руку к камнемету; увидев это, испуганные язычники сняли осаду.

 

123. О ГИБЕЛИ БРАТА ХЕЛЬМЕРИКА, МАГИСТРА, И 40 БРАТЬЕВ И МНОГИХ ХРИСТИАН

В том же году Генрих Монте, вождь наттангов, с сильным войском вторгся в землю Кульмскую и, не говоря о множестве людей и прочей неисчислимой добыче, которую он забрал с собой, он сжег все сооружения, стоящие за пределами укреплений, и обагрил ту землю кровью христианской. Когда это достигло слуха магистра брата Хельмерика, он созвал всю силу войска своего и гнал их до земли Любавской и, построив войско свое к сражению, доблестно напал на них. Пруссы же, окруженные засеками, сначала оказывали решительный отпор, но наконец бежали, а христиане, гонясь за ними, рассыпались и, хотя в этом бегстве они многих убили, все же, когда пруссы увидели у знамени горсточку людей, объединившись, вернулись к засекам и, начав новую битву, длившуюся долго, в конце концов, по воле Господа, чьи пути неисследимы, убили магистра и брата Дитриха, маршала, и 40 братьев и все войско христианское, и совершено было такое избиение народа Божиего, что считается оно большим, чем то, что было раньше в куршском сражении, ибо, хотя здесь не было стольких убитых, как там, однако погибли почти все видные и выдающиеся люди, чьей мудростью и усердием управлялась и земля Прусская и велась война. После одна отшельница, живущая в месте этого сражения, много раз видела ночью горящие свечи, явное свидетельство того, что павшие там уже приняли терновый венец от Царя мучеников.

 

124. О БРАТЕ ЛЮДВИГE, VII МАГИСТРЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Брат Людвиг фон Бальденсхейм 323, VII магистр Пруссии, возглавлял орден шесть лет в год от Рождества Христова 1265. В это время маршалом был брат Фридрих фон Хольденштете.

 

125. О ПРИХОДЕ МНОГИХ ПИЛИГРИМОВ

Когда молва о разрушении всех замков, о которых говорилось выше, облетела пределы Алемании, встревожились короли и правители, и чтобы церковь Божия в пределах Пруссии, до краев залитая кровью христианской, вконец не погибла, но их радостным приходом стала бы усиливаться, то в год от Рождества Христова 1265 герцог брауншвейгский и ландграф тюрингский, в год от Рождества Его же 1266, Оттон, маркграф бранденбургский, с сыном и братом по плоти; в год от Рождества Его же 1268 Отакар, король Богемии, в сопровождении многих рыцарей и при полном вооружении пришли в Пруссию на помощь упомянутой земле, а именно, чтобы подавить мятеж пруссов. А поскольку еще не настал час, когда Богу было угодно сжалиться над народом своим, но Он продолжал карать, упомянутые правители не смогли осуществить вожделенное желание из-за мягкой зимы, но, оставив христиан земли Прусской в большой опасности, воротились восвояси.

 

126. О БРАТЕ УЛЬРИХЕ И ГИБЕЛИ 50 ПРУССОВ

В то время был в дружине Кёнигсберга брат Ульрих из Магдебурга, который был до того силен телом, что превосходил силы многих людей. Ведь он брал любых двух оруженосцев одним пальцем за пояс сзади и высоко поднимал их, хотя они упирались. Он с несколькими братьями и оруженосцами был назначен для охраны кораблей христианских, которые пришли по морю в Прусскую землю, до того нередко разоряемую пруссами. Посему случилось, что, когда он остался с горсточкой людей около упомянутых кораблей, пришли вооруженные пруссы с пятью кораблями, и, когда они приблизились, чтобы разбить их корабли, брат Ульрих схватил мачту с корабля своего и, пробив их корабли, все потопил, так что с кораблями их утонули 50 пруссов. Прочие при виде этого в страхе ушли.

 

127. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА БРАНДЕНБУРГ

В год от Рождества Христова 1266 маркграф бранденбургский, как говорилось выше, со множеством рыцарей пришел в землю Прусскую, и поскольку другого сделать не смог, то по совету магистра и братьев построил замок Бранденбург и пожелал так назвать на вечную память в честь маркграфства своего.

 

128. О СМЕРТИ СВЯТОПОЛКА, КНЯЗЯ ПОМЕРАНИИ, И О МЯТЕЖЕ МСТИВОЯ, СЫНА ЕГО, ПРОТИВ БРАТЬЕВ

В тот год слег Святополк, князь Померании, и, почувствовав, что умирает, призвал к себе сыновей своих и в качестве последнего завещания, которое он утвердил смертью, дал им такое наставление, говоря: «После того как между мною, с одной стороны, и братьями дома Тевтонского — с другой началась война, я все ослабевал; всеми правдами и неправдами, и так и сяк я нападал на них, и не было мне удачи, ибо с ними — Бог, и Он сражается за них. Посему советую вам никогда не выступать против них, но почитать со всяческим благоговением». Этому наставлению не внял Мстивой, перворожденный сын его. Но по смерти отца, когда он стал князем Померании, из-за какой-то безрассудной дерзости идя по первым зловещим следам своего отца, надоумил пруссов, чтобы землю Кульмскую и епископат Помезанский напротив замка его Нейенбург они разорили с войском огнем и мечом, и они, пруссы с одной стороны Вислы, а воины из замка Нейенбург — с другой, мощно атаковали 15 кораблей братьев, снаряженных всем необходимым для защиты веры и христиан, пока корабельщикам не пришлось уйти (ибо иначе они спастись не могли), все сбросив с кораблей.

 

129. О МЕСТИ ЗА ЭТОТ МЯТЕЖ

Узнав об этом, магистр с братьями, собрав большую рать, в день святых апостолов Петра и Павла вторгся в землю Померании близ замка Нейенбург и после, с наступлением осени, испепелил волости близ града и замка Дерсовии и другого замка, захватив много людей и скота. После этого Мстивой, князь Померании, который прежде, словно лев, бросался на братьев и их подданных, ныне, усмиренный таким потрясением, унижаясь, со многими мольбами, добился у магистра, чтобы между ним и магистром и братьями был восстановлен прежний мир.

 

130. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА БРАНДЕНБУРГ

Брат Фридрих фон Хольденштете, комтур Бранденбурга, с братьями и оруженосцами своими пошел на волость Наттангии, называемую Солидов, близ замка Крейцбург и разорил ее огнем и мечом, многих убив и взяв в плен. На обратном пути встретился ему гонец, сказавший, что замок Бранденбург разрушен, и вот как. Одна прусская женщина, низкого положения, дочь Белиала, ушла из упомянутого замка и сообщила Глаппо, вармийскому вождю, об отсутствии братьев; он, придя со многими воинами, взял его. Услышав об этом, разгневанный комтур пошел со своими людьми на Кёнигсберг и, вернувшись на корабле в Бранденбург, братьев и прочих из дружины своей, которые оборонялись в деревянной башне упомянутого замка, живых и невредимых увел с собой от штурма и натиска пруссов.

 

131. О ВОССТАНОВЛЕНИИ ЗАМКА БРАНДЕНБУРГ И О ДОСТОЙНОЙ ПОХВАЛЫ ЖИЗНИ В НЕМ ОДНОГО БРАТА

Маркграф бранденбургский, узнав, что замок, воздвигнутый им, разрушен пруссами, разгневался и, снова собрав большое войско, вернулся в Пруссию и по совету магистра и братьев на том же месте поставил другой замок с тем же названием. В этом замке был некий благородный брат Герман фон Лихтенбург, который постоянно носил броню на голом теле вместо рубахи, не говоря о прочих умерщвлениях плоти и воздержаниях, которые он наложил на себя. Вот почему случилось, что, когда он поспешно выступил в сражение, надев, как полагается, прочие доспехи, его плоть была настолько изъязвлена, словно изъедена скорпионами. Когда священник брат Петр, исповедник его, убеждал его, что во время сражения следует снимать броню из-за тяжести прочих доспехов, он ответил, что никакие обстоятельства не смогут принудить его к тому, чтобы он при жизни снял ее. Но той же ночью явилась ему Пресвятая Дева Мария, которая легким прикосновением руки исцелила его, так что, когда вышеупомянутый брат Петр снова увидел его, на коже его не было никаких нездоровых пятен.

 

132. О БРАТЕ ДИТРИХЕ, VIII МАГИСТРЕ ПРУССИИ

Брат Дитрих фон Гатирслебе, VIII магистр земли Прусской, возглавлял орден 6 лет, в год от Рождества Христова 1271. А маршалом в это время был брат Конрад фон Тирберг-старший.

 

133. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ НАТТАНГИИ ГОСПОДИНОМ ДИТРИХОМ, МАРКГРАФОМ МЕЙССЕНСКИМ

В год от Рождества Христова 1272, когда, взглянув, увидел Господь страдания народа Своего в Пруссии, и уже пришла полнота времени, когда Он пожелал сжалиться над Своими людьми, господин Дитрих, маркграф мейссенский, сын славного правителя господина Генриха, о котором говорилось выше, в войне помезанской, пришел в Пруссию со множеством воинов и когда вместе с магистром и братьями собирался напасть на врагов, то обнаружил на границе земли Наттангии укрепление, обороняемое многими оруженосцами, препятствовавшими вторжению упомянутого правителя. Но братья Дитрих и Гюнтер, братья из Регенштейна, вместе с братьями и оруженосцами разрушили упомянутое укрепление, всех убив или взяв в плен. После этого упомянутый правитель, следуя по священным следам своего отца, словно бесстрашный лев, который не пострашится ни перед кем, прошел со своим войском, войдя в землю Наттангии, до торга, называемого Геркин, где пробыл три дня и три ночи, каждый день обходя Наттангию с огнем и мечом. И он учинил им такое побоище, что на будущий год они снова подчинились вере и братьям. Итак, совершив это, тот господин маркграф вернулся в пределы свои, однако понеся человеческие потери, ибо из людей его в первом штурме укрепления пали от руки пруссов 150, а при разорении замка Наттангии 50 человек. Этот благочестивый правитель кроме многих других благодеяний, оказанных им братьям ради упрочения земли Прусской, посвятил в орден дома Тевтонского 24 благородных и доблестных человека из дружины своей и, позаботившись, чтобы у них ни в чем не было недостатка, что требуется для священной и воинской службы, оставил их в земле Прусской.

 

134. О БРАТЕ КОНРАДЕ, IX МАГИСТРЕ ПРУССИИ

Брат Конрад фон Тирберг-старший, IX магистр земли Прусской, возглавлял орден 6 лет, в год от Рождества Христова 1273. Он, будучи призван в капитул великим магистром, умер в пути. [108]

 

135. О СМЕРТИ ГЕНРИХА МОНТЕ, ВОЖДЯ НАТТАНГОВ

После ухода этого правителя наттанги начали бояться страха, где нет страха. Нигде не было настолько укрепленного места, где бы они не страшились неминуемой опасности. Вот почему случилось, что Генрих Монте, вождь их, с некоторыми своими соучастниками ушел в пущу, и, когда он сидел один в палатке своей, а товарищи его были на охоте, напали неожиданно братья Генрих фон Шёненберг , комтур Христбурга, и брат Хельвик фон Гольдбах с несколькими оруженосцами, и, увидев Генриха, они сильно возрадовались и, схватив его, повесили на дереве и повешенного пронзили мечом.

 

136. О СМЕРТИ ГЛАППО, ВОЖДЯ ВАРМИЙСКОГО, И О ПОКОРЕНИИ ВАРМИЙЦЕВ И НАТТАНГОВ

У Глаппо, вождя вармийского, был один подданный по имени Стейнов, которого он нежнейше любил. Не раз он спасал его от смерти. Но тот, не помня о благодеяниях, оказанных ему, воздавал злом за добро, а за любовь — ненавистью. Ибо он замыслил, как бы предать его смерти, и, чтобы это осуществить, он предложил ему взять один замок, находящийся в земле Самбии, близ берега Свежего моря, почти напротив замка Бранденбург, назначив ему день, когда он должен был прийти со своим войском. Тем временем пришел этот Стейнов к комтуру Кёнигсберга и передал ему это, советуя ему, чтобы он с войском своим пошел с ним. Он, вняв совету его, взяв с собой многих братьев и оруженосцев, пришел и нашел Глаппо с войском его в осаде упомянутого замка и, внезапно напав на них, всех убил. Но Глаппо он повел с собой в Кёнигсберг и на горе, которая по имени его по сей день называется горой Глаппо, повесил. Когда же были убиты вожди и все, кем велась война, наттанги и вармийцы снова подчинились вере и братьям.

 

137. ОБ ОТДЕЛЬНЫХ СРАЖЕНИЯХ ВСЕХ ЗАМКОВ И ГОРОДОВ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА, СНАЧАЛА О БАЛГЕ

Рассказав в общих чертах о войне второго вероотступничества, следует перейти к перечислению сражений отдельных замков и волостей земли Прусской. Посему пусть не волнует читателя, если какое-либо сражение во втором вероотступничестве, изложенное выше или ниже, он найдет не в том порядке, в каком они происходили, ибо они уже стерлись из памяти людей, ныне живущих, так что никто из них не может расположить их должным образом. Ибо по большей части излагается происшедшее, но порядок событий нарушен. Вот почему ты найдешь, что многое здесь помещено и описано наперед. После того как вармийцы, наттанги и барты в год от Рождества Христова 1260 отступились от веры и христиан, они обходили земли свои с оружием и сколько бы ни нашли христиан, убивали их, а захваченных женщин и детей уводили в плен. После того они пошли к Балге и похитили коней братьев и скот, и это делалось не один, но много раз.

 

138. ОБ УБИЙСТВЕ ТРЕХ БРАТЬЕВ И 40 ЧЕЛОВЕК

Вскоре после два знатных и властьимущих человека, Скумо и Стуче, с большим войском пришли к Балге. Братья со своими людьми, выйдя навстречу, убили двух знатных пруссов. В тот день был такой туман, что один другого не мог видеть на расстоянии. Вот почему случилось, что, когда братья собирались напасть на отступающих пруссов, ибо половина войска их перешла болото, то притаившиеся в засаде выбежали и убили трех братьев с 40 воинами.

 

139. О ГИБЕЛИ НЕСКОЛЬКИХ ПРУССОВ

С самого основания его в замке Балга были братья и оруженосцы, настолько мужественные и отважные, что едва ли какое-либо вражеское войско могло уйти от них целым и невредимым. Вот почему случилось, что, когда Побраво, собрав войско из наттангов и вармийцев, выслал ночью многих пехотинцев на поле Балги, а сам, последовав за ними утром с конницей, захватил скот братьев, убив трех человек, которые сторожили его, брат Герхард из Рейнской земли и многие другие братья с оруженосцами, погнавшись за ними, убили упомянутого Побраво и шесть человек и отобрали у них добычу.

 

140. О БИТВЕ ГОРОЖАН БРУНСБЕРГА ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА И ВЗЯТИИ ЗАМКА И ГОРОДА

Господин и брат Ансельм ордена дома Тевтонского, епископ вармийский, выстроил замок и город Брунсберг на том острове в нижнем течении реки Сергии, едва ли не в двух бросках камня от места, где они ныне стоят; в первый год второго вероотступничества их осадили пруссы с большим войском, целый день мощно штурмуя их. Жители города и замка со своей стороны оказывали им мужественное сопротивление, завалив повозками и четырехколесными телегами и другими бревнами те места замка и города, где мог открыться доступ врагам. В этом штурме с каждой стороны многие были ранены, а некоторые пали. Наконец, не возымев успеха, они отступили. После, понуждаемые обстоятельствами, 40 человек из упомянутого замка и города вышли за сеном и дровами, и все они были убиты врагами. Напуганные этим жители города и замка пришли в отчаяние, что никоим образом не могут оказать сопротивление, если начнется новый штурм. Итак, спалив замок и город, они ушли со всей челядью своей, не взяв с собой никакого скарба и утвари, кроме того, что могли нести за плечами. Когда они уходили, им на пути встретились 60 христиан, посланных братьями из Эльбинга им на помощь. Но когда они услышали, что замок и город сожжены, то все вместе отправились в Эльбинг. Затем, в год от Рождества Христова 1297, господин Генрих, епископ вармийский, поставил город и замок Брунсберг на том месте, где они ныне находятся. Когда этот епископ впервые после посвящения своего вступил в епископат свой, то получил там в качестве годового дохода со всего епископата лишь одну марку с одной мельницы.

 

141. О БИТВЕ БРАТЬЕВ ИЗ ХРИСТБУРГА ВО ВТОРОМ ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВЕ И ОБ ОДНОМ ЧУДЕ И УНИЧТОЖЕНИИ МНОГИХ ПРУССОВ

Брат Дитрих по прозвищу Роде, комтур Христбурга, во время второго вероотступничества выступил с братьями и пилигримами в количестве ста человек и разорил землю Погезанскую, после чего за ними погналось бесчисленное множество пруссов; поскольку он не мог избежать сражения с ними, то, уповая на милосердие Божие, напал на них, и, так как он доблестно наступал в сражении, они обратились в бегство, а братья и пилигримы, погнавшись за ними, всех убили, так что никогда за один день горсточкой людей не бывало убито столько людей. Пленные же, которые связанные были приведены братьями, сказали, что они видели во время сражения, как одна дивной красы дева несла по воздуху стяг братьев; от этого видения они стали такими трусливыми и так затрепетало сердце их, что никто не решился защищаться.

 

142. О ВЗЯТИИ ОДНОГО УКРЕПЛЕНИЯ

Погезаны, собравшись, пожелали снова начать войну и, дойдя до Христбурга, мощным ударом обрушившись на один замок, находящийся близ него, в котором жили христиане-помезане, наконец вторглись в него и, захватив в плен и убив всех людей, кроме тех, которые смогли убежать в замок Христбург, до основания разрушили упомянутое укрепление.

 

143. О ГИБЕЛИ 12 БРАТЬЕВ И 500 ЧЕЛОВЕК И О РАЗРУШЕНИИ ГОРОДА ХРИСТБУРГА, ЗАМКА ПОМЕЗАН И ПРЕДМЕСТЬЯ БРАТЬЕВ И ИЗБИЕНИИ МНОГИХ ХРИСТИАН

Диван по прозвищу Клекине, вождь бартов, и погезанин Линко с большим войском вторглись в землю Кульмскую и, пока на шум этого войска братья из Христбурга и прочие сходились в землю Кульмскую, погезаны, как заранее приказал Диван, с сильным войском всадников и пехоты пришли в замок, называемый Транпере, стоящий между Христбургом и Мариенбургом, на осаду которого они оставили пехоту, а одного человека по имени Кольте поставили их вождем. Но конница прошла до волости, называемой Альгент, в которой ныне находится замок Мариенбург, и до Мариенвердера, убивая, хватая и сжигая все, что ни попадалось им на пути. Узнав об этом, братья из замков Пусилии и Вишова 360 со своими оруженосцами пришли на помощь братьям и горожанам из Христбурга, уже во всеоружии. И когда братья, продвигаясь, приблизились к осажденному замку, пруссы, прекратив штурм, обратились в бегство. В этом бегстве и штурме замка многие пруссы были убиты и смертельно ранены, а Кольте, вождь их, также пал от меча, и вот бегущая пехота встретилась с конницей. Напуганные этим, собрались и конница и пехота и встали лагерем на берегу Сиргуне, а напротив них разместились братья со своим войском. Пруссы, видя, что сражения им не избежать, улучив момент, когда христиане, как бы забыв о страхе, оказались без надежной стражи и даже расседлали коней, половину войска своего тайно переправили через реку, и одни сзади, другие спереди навязали христианам жесточайшую битву, и, прежде чем христиане смогли приготовиться к отпору, было убито 12 братьев и 500 человек близ деревни Погансте. Они погнались за остальными бегущими в город и после непродолжительного штурма силой взяли и совершенно разрушили город и замок помезан и предместье братьев, взяв в плен и убив всех, кроме тех, которые смогли убежать в замок братьев. В то время в замке Христбург оставались всего три брата и три слуги и один помезанин по имени Сиренес, из-за каких-то совершенных им проступков закованный в цепи. Он, разбив колодки, с мечом и копьями, словно бесстрашный лев, встал на мосту замка братьев и преграждал доступ врагу, пока не опустились ворота. После этого один брат стрелой сразил одного прусса, которому было поручено охранять 40 христианских детей, взятых в плен и связанных, и дети, бежав в замок, спаслись от вечного плена.

 

144. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ПРУССОВ

Вышеупомянутый Диван, опять ожесточившись на род христианский, собрав сильную рать, снова разграбил волости близ Христбурга и Мариенбурга, думая, что теперь, как и прежде, все должно совершаться по его прихоти. Ведь он уже убил и захватил в плен столько братьев и прочих христиан, что не верил, что уцелел кто-либо, способный оказать ему сопротивление. Вот почему, выслав вперед свое войско с добычей, он с горсточкой людей последовал за ним. Но братья из Христбурга и Эльбинга с небольшим войском, уповая на Того, чьей силой один преследует тысячу и двое прогоняют тьму, пришли к реке Ховар. Там они мужественно напали на Дивана и убили одного его сородича по имени Даборе и всех людей. Но Диван спасся, в великом смущении бежав с горсточкой людей. Итак, братья, вернув добычу, отобранную у них, вознося благодарности, воротились восвояси.

 

145. О ТОМ, КАК ТРУДНО БЫЛО ДОСТАВЛЯТЬ ПРОВИЗИЮ В ЗАМОК ХРИСТБУРГ

Поскольку братья из Христбурга были со всех сторон окружены силой врагов, они редко без большого риска и труда могли доставлять необходимое из Эльбинга. Вот почему случилось трижды, что, когда это доставлялось по реке Сиргуне, то братья и слуги лишились добра и жизни, отчего в замке Христбург начался такой голод, что, если бы не подоспел Самиле, некий нобиль из Помезании, отец Туссина, живущий с неприятелями, но тайно почитающий веру и братьев, замок обезлюдел бы. Когда об этом узнали пруссы, они, разгневавшись, схватили упомянутого Самиле и влили ему в рот кипяток и, поджарив нагого на костре, так что полуживой он едва мог дышать, отправили его братьям, а он, долго проболев, выжил. Наконец снова воцарился в упомянутом замке голод, да такой, что братья вынуждены были из-за голода сказать и посоветовать правоверным своим помезанам, примкнувшим к ним, чтобы они уходили от них в другие места без ущерба их правам и свободам, чтобы они могли найти пропитание, а не умереть там от голода. Вот почему немногие остались, а прочие ушли. Вот чудо Божие и высшая любовь, милостиво обратившаяся на братьев этих и прочих христиан не только в этом замке, но и во всей земле Прусской, чтобы они с таким смирением и кротостью перенесли такие почти невыносимые и всецело противоречащие обстоятельствам человеческой жизни лишения, что они без печали, но почти всегда радуясь, мнили, что находятся среди райского блаженства.

 

146. О БРАТЕ ЭНГЕЛЬКОНЕ, МУЖЕ ИЗ ХРИСТБУРГА, ЖИЗНЬ КОТОРОГО ДОСТОЙНА ПОХВАЛЫ

В то время в упомянутом замке Христбург был брат Энгелькон, выходец из Вестфалии, муж удивительного благочестия и воздержания, всецело преданный Богу. Он помимо прочих добродетелей отличался тем, что на голом теле носил железную кольчугу вместо рубахи, и так до смерти своей износил четыре таких кольчуги, изъеденных временем и ржавчиной.

 

147. О БИТВЕ ПРИ ГОРОДЕ МАРИЕНВЕРДЕР И ЕГО РАЗРУШЕНИИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА

И все еще не насытившись кровью христианской, пруссы снова вооружаются, чтобы убивать, бичевать и распинать христиан, чтобы так пришла на них вся кровь праведная, пролитая на земле Прусской ради защиты веры христианской. Итак, собравшись с огромным множеством воинов, во время второго вероотступничества они выступили против города Мариенвердер и, устроив засады в надлежащем месте, показались в небольшом числе. На них враждебно напали братья и горожане со своими оруженосцами, гоня их в поле, что между городом и мельницей, многих убив и смертельно ранив, и, когда они думали, что наголову их разбили, появились пруссы, находившиеся в засаде, и убили всех братьев и горожан, за исключением немногих, бежавших в город. Они враждебно преследовали их и после недолгого штурма взяли город, и часть людей была захвачена в плен, другие — убиты, остальные бежали в замок и спаслись. Итак, до основания спалив город, они ушли с огромной добычей.

 

148. О ВТОРОМ РАЗРУШЕНИИ УПОМЯНУТОГО ГОРОДА МАРИЕНВЕРДЕР

Когда город Мариенвердер с великими трудами и лишениями был восстановлен братьями, случилось, что пруссы с большим войском, опустошив землю Кульмскую, пошли на замок Белихов одного нобиля из Помезании по имени Иона, сына Саргана, находящийся на Оссе. Из этого замка вышел брат Конрад Шваб из Эльбинга со многими оруженосцами и вступил с ними в рыцарский поединок, в котором были ранены многие с обеих сторон. После этого они подошли к городу Мариенвердер и после долгого и жестокого штурма снова до основания разрушили его; одни бежали в замок, другие спаслись, укрывшись в одном городском укреплении, прочие были взяты в плен или убиты. В двух этих битвах прусских они причинили большой ущерб образам святых, церковному облачению и прочему, предназначенному к служению Богу, и церковным святыням.

 

149. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ШТАРКЕНБЕРГ И ГИБЕЛИ МНОГИХ ХРИСТИАН

В то время брат Анно, великий магистр ордена дома Тевтонского, повелел магистру и братьям Пруссии, чтобы они построили замок в пределах Кульмского и Помезанского диоцезов на Оссе, а сам собрался щедро наделить обитателей замка всем необходимым. Для строительства его магистр созвал много людей, и, когда каждый был занят там порученной ему работой, неожиданно пришло войско пруссов и перебило все это множество людей. Но прошло долгое время, и магистр снова созвал людей и тогда по милости Божией завершил строительство упомянутого замка, назвав его Штаркенберг 369, что в переводе на латынь означает «крепкая гора», и назначил для охраны его много братьев и оруженосцев.

 

150. О ВЗЯТИИ ЗАМКА ШТАРКЕНБЕРГ И О ГИБЕЛИ МНОГИХ БРАТЬЕВ И ХРИСТИАН

Пруссы, услышав о строительстве упомянутого замка, вознегодовали и с сильным войском осадили его. Но брат Конрад фон Блинденбург, выступив на битву с ними, получил пять ран наподобие пяти ран Христа и был убит, о чем не раз слезно молил Бога. Затем пруссы, со всех сторон окружив замок, приступили к штурму. Братья, со своей стороны оказывая сопротивление, многих убили и смертельно ранили стрелами. Однако пруссы, разъярившись, все предпочитали умереть, нежели ни с чем снять осаду, и, подойдя ближе, после того как многие пали с обеих сторон, взяли упомянутый замок и, убив братьев со всеми обитателями его, самый замок обратили в прах. Спустя многие годы упомянутый замок был перенесен за Оссу в Кульмский епископат и находится там по сей день.

 

151. О РАЗОРЕНИИ ЗАМКА ШПИТТЕНБЕРГ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА

В земле Помезанской был один замок, называемый Шпиттенберг, в котором жили братья. Но поскольку во время второго вероотступничества их столько раз тревожили пруссы, а они никак не могли оказать им отпор из-за нехватки необходимого, то, спалив замок, они ушли со своими оруженосцами, и так он до сих пор пребывает в запустении.

 

152. О ВОЙНЕ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ ВО ВТОРОМ ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВЕ И СНАЧАЛА О БРАТЕ ГЕДЕНРИКЕ, ЕПИСКОПЕ КУЛЬМСКОМ

Брат Геденрик ордена проповедников был во время второго вероотступничества епископом кульмским. О нем достоверно повествуют, что Пресвятая Дева Мария явилась одному бедняку, дав ему послание для упомянутого епископа; пока епископ читал это послание, он увидел, что в нем описана вся его жизнь и сказано вдобавок, что христиане в земле Прусской должны отныне претерпевать немало бедствий и притеснений со стороны пруссов.

 

153. ОБ ОСАДЕ ГРАДА КУЛЬМЕНЗЕ

После этого пришло войско пруссов и осадило град Кульмензе. Встревоженный этим епископ призвал к себе знать и феодатариев, вменив им во искупление грехов, чтобы они пошли и тщательнейшим образом разведали численность и силу войска. На пути им встретилось несколько пруссов, с которыми они вступили в битву, и одного из них, очень высокого человека, более чем на голову возвышавшегося над всеми остальными, ранили и полуживого привели с собой в город. Весьма встревоженный тем, что его взяли в плен, вождь пруссов пообещал снять осаду и не причинять вреда ни одному христианину, если ему вернут этого упомянутого раненого человека, что и было исполнено каждой стороной.

 

154. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ГОРОЖАН КУЛЬМЕНЗЕ

Во время жатвы пришло войско пруссов и 13 дней скрывалось в лесу близ места, называемого Фогельзанг, но так, что каждый день небольшие группы появлялись в поле и прогоняли горожан с жатвы. Наконец, поскольку хлеба созрели и не могли долее стоять без ущерба для урожая, горожане, полагая, что войско ушло, все вышли на жатву. Увидев это, пруссы, сильным и страшным ударом обрушившись на них, убили мужчин, а женщин и детей увели в вечный плен.

 

155. О СРАЖЕНИИ БРАТЬЕВ ИЗ РЕДИНА И РАЗРУШЕНИИ ЭТОГО ГОРОДА

Никто не может досконально описать или поведать, сколько претерпели от пруссов братья и горожане из Редина во время второго вероотступничества ради защиты веры христианской, ибо в этом месте почти постоянно было выхождение и вхождение их в землю Кульмскую. Говорят, что город Редин был дважды взят с бою и были захвачены в плен и убиты все до единого находившиеся в нем люди.

 

156. О ГИБЕЛИ НЕСКОЛЬКИХ ЯЗЫЧНИКОВ

Один брат из Редина и Мартин из Голина, едучи верхом в пуще, высматривая, не встретится ли им случайно кто-нибудь, начали сбиваться с пути, и, заблудившись, повстречали троих пруссов, двоих из которых убили, третьего пощадили, чтобы он повел их прямым путем, а он привел их в землю врагов. Когда они увидели его обман, то убили его, и когда они поспешно уходили, то их схватили и связали пятеро прусских всадников, погнавшихся за ними, и оставили под стражей двоих людей. Но трое других пруссов погнались за ускакавшим конем того брата. После этого, когда эти двое хотели обезглавить связанного Мартина обнаженным мечом, то он попросил их снять сначала с него одежду, чтобы она не запачкалась кровью. Когда они, согласившись, развязали руки Мартина, он, выхватив у них меч, обоих убил, и, когда тот брат освободился от пут, они оба выступили против троих других и убили также и их, а потом, не сбиваясь с пути, вернулись в замок Редин.

 

157. СНОВА О МАРТИНЕ ИЗ ГОЛИНА И О ЕГО ЧУДЕСНОЙ БИТВЕ

В то же время 20 пруссов разоряли Польшу. По повелению братьев из Редина вышеупомянутый Мартин из Голина погнался за ними с 17 соратниками. Эти пруссы, вернувшись из Польши, нашли стражей Мартина спящими и, убив одного, другого после того, как он сообщил им численность соратников и место их нахождения, привязали к дереву. После этого они напали на них; Мартин и его соратники, со своей стороны, мужественно оборонялись, многие с обеих сторон были тяжело ранены. Когда это увидел один соратник Мартина, который, раздевшись, переплыл ближнюю реку, чтобы наловить раков, вернувшись, схватил меч и щит одного убитого и нагой вступил в битву. Он был ужасно иссечен и изранен ими, так что во многих местах большие клочья мяса свисали с его тела. Такой суровой была битва между ними, что, утомившись, по доброму согласию обеих сторон, они трижды отдыхали и столько же раз, собравшись с силами, начинали новое сражение. Наконец, когда уже погибли все христиане и пруссы, тот страж, которого привязали к дереву, освободившись от пут, пришел на место битвы и нашел только полуживого Мартина, положив которого на повозку, доставил в Редин вместе с конями, оружием и прочим добром пруссов.

 

158. О БИТВЕ БРАТЬЕВ В ЗАМКЕ ВАРТЕНБЕРГ И О ГИБЕЛИ МНОГИХ ХРИСТИАН

Был один замок в земле Кульмской, на одной горе, называемой Вартенберг, посреди озера, ведущий название свое от этой горы, в котором жили братья со многими оруженосцами. И наступил однажды воскресный день, когда люди из соседних деревень веселились и плясали; явилось неожиданно какое-то войско из Судовии и перебило всех этих людей, а женщин и детей они увели с собой.

 

159. О ВЗЯТИИ ЗАМКА ВАРТЕНБЕРГ

Сколько бы раз и в каком бы количестве ни проливали эти язычники христианскую кровь, все же они не прекращали гонений. Ведь они прилагали все силы, чтобы уничтожить их полностью. Вот почему судовы, снова собрав огромнейшую рать, пошли к замку Вартенберг и после многих грозных штурмов (а братья им по мере сил оказывали сопротивление) наконец до основания разрушили его, спалив, убив всех братьев со всей дружиной, и вот упомянутый замок по сей день пребывает в запустении.

 

160. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА БИРГЕЛОВ 375

Тринота, сын короля литовского, присоединив к себе многих других воинов-язычников, собрал для битвы почти 30 тысяч человек и, приблизившись к земле Прусской, разделил войско свое на три отряда, один из которых он послал на Мазовию, другой — на Помезанию, и обе земли разорил огнем и мечом. Остальные вторглись в землю Кульмскую, и, помимо прочего зла, которое там содеяли, они взяли замок Биргелов, похитив скот и все имущество братьев и тех, кто бежал в упомянутый замок. Братья и прочие люди спаслись, укрывшись в одной башне.

 

161. О ВОЙНЕ ВСЕЙ КУЛЬМСКОЙ ЗЕМЛИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ХРИСТИАН

Когда брат Геденрик, епископ кульмский, освящал часовню госпиталя немощных Торуня, находящуюся за стенами города, пруссы, узнавшие весть о ее освящении, собрав войско, напали на людей, возвращающихся после освящения и, убив мужчин, увели взятых в плен женщин и детей.

 

162. О СОЖЖЕНИИ ТОРУНЬСКОГО ГОСПИТАЛЯ И О ШТУРМЕ ГРАДА КУЛЬМСКОГО И РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА И ГОРОДА ЛЁБАУ

В это же время судовы с величайшим войском, какого никогда не видано было в Пруссии, вошли в землю Любавскую и до основания разрушили замок и город с этим названием. Затем близ замка Штрайсберг войдя в землю Кульмскую, разделив войско, они заняли прежде многие замки, чтобы убивать и брать в плен людей, сбегающихся в них. После этого они пришли в Торунь и сожгли госпиталь и все, что было за стенами и что могло быть охвачено огнем. Наконец, придя к граду Кульмензе, они днем и ночью мощнейшими ударами штурмовали его, впрочем, безуспешно, так как горожане со своей стороны мужественно оборонялись. И вот после четырех дней разорения упомянутой земли они ушли с огромной военной добычей: людьми, конями, скотом и прочим. Один сильный человек из Судовии из этого войска погнался за женщиной-христианкой, которая в то время бежала к озеру, и, когда он хотел ее убить, она, забыв о слабости своего пола, оказала мужественное сопротивление. Он, взбешенный этим, откусил ей зубами большой палец; она, в свою очередь, разъярившись, забив глиной его рот и уши, задушила его насмерть.

 

163. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ПРУССОВ

Вскоре после войско пруссов, вторгшись в землю Кульмскую, опустошило ее огнем и мечом и великим побоищем христиан. Наконец они пришли к граду Кульмензе, где их во всеоружии встретили горожане и, вступив в сражение, убили их вождя и многих других людей, и так был спасен захваченный ими в плен весь народ христианский.

 

164. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ И ГИБЕЛИ НЕСКОЛЬКИХ БРАТЬЕВ И ОРУЖЕНОСЦЕВ

После этого Скуманд с судовами, войдя в землю Кульмскую, разделил войско свое на две части, одна из которых выступила на Торунь, другая — на град Кульмензе, убивая, хватая и сжигая все, что ни попадалось им на пути. Но под вечер они сошлись у замка Биргелов и встали там лагерем. Той же ночью братья упомянутого замка вышли со своими оруженосцами и, всполошив спящее войско, многих убили и смертельно ранили; сделался великий вопль, услышав который несущие ночную стражу упомянутого войска подоспели уже при оружии и убили двоих братьев с полубратом и многих оруженосцев.

 

165. О ШТУРМЕ ЗАМКА ШЁНЕНЗЕ 383 И ГИБЕЛИ ДИВАНА, ВОЖДЯ БАРТОВ

Наконец Диван, вождь бартов, с 800 воинами осадил замок Шёнензе и поклялся силой богов своих, что, если они сразу не сдадут им замок, он как братьев, так и оруженосцев повесит у ворот замка. В этом замке было всего три брата и горсточка оруженосцев; на этих оруженосцев братья надели свои плащи и пармы для устрашения осаждающих, чтобы казалось, что братьев много. После этого, когда с каждой стороны было подготовлено все необходимое для штурма замков, они приступили к штурму, и, когда многие враги были ранены и убиты, брат Арнольд Кроп выстрелом из баллисты прострелил горло упомянутому Дивану. Когда он умер, остальные ни с чем ушли. С этим Диваном богохульником случилось то же, что и с Илиодором, который, когда собрался разграбить казну в храме Господнем, сраженный Богом замертво упал на землю, и его, вошедшего с большою свитою и телохранителями, как беспомощного вынесли на носилках.

 

166. О ВЗЯТИИ ДВУХ ЗАМКОВ НЕСКОЛЬКИХ ФЕОДАТАРИЕВ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ, А ИМЕННО ХЕМСОТА И ЕЩЕ ОДНОГО

После Скуманд, вождь судовов, с огромным войском судовов и рутенов за 9 дней опустошил землю Кульмскую огнем и мечом. На протяжении этих 9 дней, когда оно начало приближаться к граду Кульмензе, один рыцарь из Польши, по имени Нинериц, вошел в вышеупомянутый город, который этот рыцарь обещал отдать в руки упомянутого Скуманда. Вот почему, когда, завидев врагов, горожане поднялись на стены, то же сделал и он и, как предатель, дал им знак; и вот раз и другой он протрубил в рог свой. Услышав это, испуганные горожане схватили упомянутого рыцаря и, убедившись в том, что он собирался предать их, его и сына его с одним слугой повесили у ворот города. Скуманд, видя, что его обманули, выступил на замок Хемсот и мощным натиском взял его и убил 40 человек, назначенных для его охраны. Затем он мощным ударом обрушился на замок другого феодатария-рыцаря, называемый Циппель, и, когда были убиты и взяты в плен все там находящиеся, оба замка были обращены в пепел.

 

167. О КОВАРСТВЕ ПРУССОВ, ЗНАЮЩИХ ТЕВТОНСКИЙ ЯЗЫК

Генрих Монте, вождь наттангов, и многие другие пруссы, которые с детских лет воспитывались при братьях, причинили много зла народу христианскому во время этого гонения, ибо весьма часто случалось так, что, когда войско язычников проходило по пределам братьев, народ христианский, который не мог бежать в замок, скрывался в лесах, ежевичниках и болотах. Узнав об этом, вышеупомянутый Генрих, собрав многих оруженосцев, приходил в те места, которые были ему этим подозрительны, и, прикрывая коварство мирными словами, говорил по-тевтонски: «Коли есть здесь кто, пусть выходит без страха, ибо войско язычников уже ушло». Когда они, поверив его словам, выходили, то он, напав на них со своими людьми, всех брал в плен или убивал.

 

168. О БИТВЕ БРАТЬЕВ И ГОРОЖАН ИЗ ЭЛЬБИНГА ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА И О НЕКОТОРЫХ ХРИСТИАНАХ ПОГЕЗАНСКИХ, ПРИМКНУВШИХ К БРАТЬЯМ

Когда начались гонения второго вероотступничества, некоторые нобили из Погезании, хотя и немногие, не будучи неблагодарными за благодеяния, оказанные им магистром и братьями, оставив отцовское наследие, со всеми чадами и домочадцами придя в Эльбинг, стали верными сторонниками братьев.

 

169. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ВЕКЛИЦ И ЕЩЕ ОДНОГО УКРЕПЛЕНИЯ

Погезаны с судовами и другими язычниками Пруссии, собрав сильную рать, прошли по всей Погезании и Помезании в начале второго вероотступничества и, сколько бы ни встретили там христиан, всех убивали, забирая в плен женщин и детей. Затем, пройдя дальше, они штурмовали Эльбингский замок и так неистовствовали, что непременно взяли бы предместье, если бы один человек по имени Виртел не пронзил копьем их вождя. После его гибели они в смятении отошли к одному укреплению, находящемуся между реками Рогов и Весека, в том месте, где Весека впадает в озеро Друзин, и после непродолжительного штурма они сожгли его, взяв в плен и убив всех, кроме тех, которые спаслись, переправившись на судах через Друзин. После этого, когда они увидели, что все беспрекословно им подчиняются, придя к замку Веклиц, стоящему на реке Рогов, после долгого и тяжелого штурма и мужественной обороны осажденных, наконец обратили его в пепел, всех взяв в плен или убив.

 

170. О ВЗЯТИИ МЕЛЬНИЦЫ ЛИЕФАРДА И ГИБЕЛИ МНОГИХ ГОРОЖАН ИЗ ЭЛЬБИНГА

В год от Рождества Христова 1273, когда уже самбы, наттанги, барты и вармийцы, обессиленные войной и потерями, покорились вере и братьям, погезаны, все еще продолжая упорствовать, собрав войско свое у Эльбинга, расположились в одном лесу, выезжая из которого небольшие группы всадников показывались у града Эльбингского; гоня их, горожане Эльбинга, постоянно державшие оружие наготове, некоторых убили. Но, когда горожане, погнавшись за ними, слишком удалились от города, погезаны, находящиеся в засадах, выйдя, заняли дорогу, ведущую в город. После этого горожане, опасаясь, что в поле они будут не в состоянии оказать сопротивление такому множеству воинов, поднялись на мельницу Лиефарда, укрепленную наподобие замка. Итак, подоспевшие погезаны яростно штурмовали упомянутую мельницу. Но поскольку горожане, к тому времени не слишком утомленные, решительно оборонялись и многие были ранены с каждой стороны, они вскоре, прекратив сражение, присмирели. Когда погезаны собрались выйти на битву во второй раз, они обратились к христианам, чтобы те сдали им замок и сдались сами, иначе они всех убьют и уничтожат. Наконец они договорились на том условии, чтобы горожане отдали им 25 лучших из них, чтобы таким образом прочие были спасены. После этого погезаны, нарушив мирный договор, снова приступили к штурму, и, поскольку горожанам уже нечем было защищаться, они, разведя огонь, подожгли замок; когда одни, видя это, пытались спастись из огня, то были убиты, другие, прыгая из огня, попадали на поднятые пруссами копья, прочие сгорели. Столько было пролито там крови христианской, что ближайшая река, потеряв естественный цвет, казалась кровавой. Повествуют многие достойные доверия (и этому следует безусловно верить), что, когда это происходило, некоторые стоявшие на стенах града Эльбингского видели воочию, что небо отверзлось и ангелами возносились души убиенных.

 

171. О ПОКОРЕНИИ ПОГЕЗАН И О ВЕЛИЧАЙШЕМ ПОБОИЩЕ ИХ И О МИРЕ, ВОЗВРАЩЕННОМ ХРИСТИАНАМ

Итак, магистр и братья, встревоженные таким скорбным событием, чтобы отомстить за поругание убиенных, собрали всю силу войска своего и, войдя в землю Погезании, опустошая ее огнем и мечом от конца и до конца, убили мужчин, а женщин и детей, взятых в плен, увели. Кроме того, они взяли и замок Хейльсберг, бывший тогда в руках погезан, всех захватив в плен или убив, и с тех пор земля Прусская успокоилась в мире.

 

172. О ПОСТОЯННОМ НАТИСКЕ ВРАГОВ И РАЗНЫХ МУЧЕНИЯХ ХРИСТИАН ПРУССИИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВА

Столько тягот, столько лишений и столько тревог претерпели братья и прочие христиане в этом гонении, длившемся более 15 лет, от врагов во всех городах, замках и других местах и выстояли только благодаря вере в Бога, что ни один ныне живущий человек не может этого досконально изложить. Едва ли выпадал такой час, когда они могли бы есть хлеб досыта без того, чтобы раз-другой или больше не бросаться в битву, отбиваясь от врагов. Воистину, воплотилось в них то, что говорится об иудеях, желавших восстановить святой град Иерусалим, противостоя сопротивлению язычников, что половина их занималась работою, а другая держала копья от восхода зари до появления звезд; одною рукою производили работу, а другою держали меч. Но эти служители Божии, как учит апостол, во всех их бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах жили на грани жизни и смерти в великом терпении; как бы в печали, все же они всегда радовались. Посему прошу тех, кому случится читать эту книгу, не страшиться напастей и уразуметь, что эти страдания служат не к погублению, а к вразумлению рода нашего. Ибо то самое, что нечестивцам не дается много времени, но скоро подвергаются они карам, есть знамение великого благодеяния. Ибо не так, как к другим народам продолжает Господь долготерпение, чтобы карать их, когда они достигнут полноты грехов, не так судил Он о нас, чтобы покарать нас после, когда уже достигнем до конца грехов. Он никогда не удаляет от нас Своей милости, и, наказывая несчастиями, не оставляет Своего народа.

 

173. О ВТОРОМ РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА БАРТЕНШТЕЙН

Судовы, услышав, что барты, вармийцы и прочие пруссы снова подчинились вере и братьям, вознегодовали и, собравшись, с огромным войском неожиданно осадили замок Бартенштейн, который после ухода братьев барты сохранили для себя, разрушили и превратили в пепел, всех захватив в плен или убив.

 

174.ОБ ОСАДЕ ЗАМКА БЕСЕЛЕДЫ И ГИБЕЛИ ДВУХ ТЫСЯЧ СУДОВОВ

На следующий год судовы, надровы и скаловы, придя с огромным войском, осадили замок Беселеду, находящийся в лесу, называемом Кертене, близ Бартенштейна, жесточайше штурмуя его. Когда это увидела Намеда, мать Посдраупота из рода Монтеминов, то сказала сыновьям своим: «На горе себе родила я вас. Почему не хотите вы жизнь и народ ваш защитить от врагов?» Под воздействием этих слов ее сыновья и прочие обитатели замка выступили на битву и убили более двух тысяч человек из войска язычников. После этого братья восстановили замок Бартенштейн и жили там по сей день.

 

175. О ВОЙНЕ НАДРОВОВ И КРЕЩЕНИИ МНОГИХ ИЗ УПОМЯНУТОЙ ЗЕМЛИ

В год от Рождества Христова 1274, когда погезаны, вармийцы, наттанги, барты и самбы вернулись к единой святой матери церкви и, дав, как положено, заложников, чтобы впредь не предпринимать ничего противозаконного, но смиренно подчиниться вере и власти братьев, магистр и братья, радеющие о расширении пределов христианских, вооружились против племени надровов. Ведь после того, как Тирско, отец Маудело, кастелян из Вилова, о котором было сказано выше, со всеми примкнувшими к нему подчинился вере и братьям, многие властительные и знатные люди из Надровии пришли со временем к братьям со всей челядью своей и, возродившись в источнике крещения, оставив идолов, служили живому Богу Иисусу Христу.

 

176. О ВЗЯТИИ ДВУХ ЗАМКОВ ЗЕМЛИ НАДРОВИИ В ОБЛАСТИ РЕТОВ

Брат Конрад фон Тирберг, магистр, принимая во внимание благоразумие и верность этих надровов и то, что из-за их ухода земля Надровии во многом была бы ослаблена, послал брата Дитриха, фогта земли Самбийской, и войско с ними в упомянутую землю Надровии. Они, войдя, разорили волость Ретов огнем и мечом и, пройдя дальше, к двум замкам упомянутой волости, после долгого сражения, разгоревшегося между ними, наконец с Божией помощью захватили их оба и, убив и взяв в плен многих людей, их с предместьями их предали огню пожара; и они захватили столько добычи конями, скотом и прочим добром, что едва могли все забрать.

 

177. О ВЗЯТИИ ЗАМКА ОТОЛИХИИ

Вскоре после тот же брат Дитрих, фогт, по повелению магистра, вместе со многими братьями и 40 всадниками, со многими пехотинцами, идущими на судах, пришел в волость Надровии, называемую Каттов, и, расставив лучников в надлежащих местах и приставив к стенам лестницы, они приступили к штурму замка Отолихии. Но поскольку обитатели замка слышали, что братья прежде столь мощным натиском взяли два других замка, то в отчаянии и страхе они не могли долго оказывать сопротивление, но после недолгого штурма, при котором многие из замка были смертельно ранены, а прочие пали, братья стремительно вторглись в замок и, убив мужчин и взяв в плен женщин и детей, сожгли его дотла.

 

178. О ВЗЯТИИ ЗАМКА КАМЕНИСВИКЕ

Затем магистр с большим войском прошел по земле Надровии с огнем и мечом, и, когда пришел к замку Каменисвике, стоящему на реке Арсе, разместив, как полагается, все необходимое для штурма, он напал на замок, и, когда с обеих сторон многие были ранены, ибо в вышеупомянутом замке было 200 храбрых воинов. Наконец после долгого и очень тяжелого сражения братья стремительно ворвались в него и, убив всех вышеупомянутых мужчин, взяв в плен женщин и детей и захватив огромную добычу, самый замок они целиком сожгли.

 

179. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ НАДРОВИИ

Славно велись против этой земли Надровии многие битвы, которые не описаны в этой книге, ибо было бы чрезмерно долго рассказывать о каждой в отдельности. Вот почему надровы, хотя до сих пор обладали большой воинской силой и многими укреплениями, оставив всякую дикость, подчинились вере и братьям, за исключением немногих, которые ушли в землю Литвы; итак, вышеупомянутая земля Надровии вплоть до нынешнего дня пребывает в запустении.

 

180. О ВОЙНЕ СО СКАЛОВАМИ. О ПРЕДПОСЫЛКЕ ВОЙНЫ

Когда по милости Божией надровы были завоеваны, братья направили войска сражаться со скаловами, полагая, что они не сделали ничего, если до сих пор что-то осталось сделать; и заметь, что все последующее было содеяно во время войны с надровами, ибо был возможен доступ по воде к скаловам, которому надровы, обитающие вдали от реки Мемеля, не могли препятствовать.

 

181. О ДЛИТЕЛЬНОЙ ОСАДЕ ОДНОГО ЗАМКА И ОБ ОДНОМ ДИВНОМ ДЕЛЕ

У скаловов был один замок близ Раганиты, на одной горе, осаду которого рутены с огромным войском вели за девять лет до вторжения братьев дома Тевтонского в Прусскую землю. Наконец рутены, утомленные войной и потерями, спросили у осажденных, какой пищей они держатся. Те ответили, что рыбой. Ведь посреди замка у них был пруд, имевший 20 шагов в длину и почти столько же в ширину, тогда изобиловавший рыбой, которой хватало для пропитания всем осажденным. Вот чудо: когда скаловы были язычниками, он изобиловал рыбой; ныне же, когда они стали христианами, в нем живут лягушки; и нет в упомянутом пруду такого количества воды, какого хватало бы, что в нем водилась рыба. Почему это так, я не знаю; Бог ведает, судьбы которого непостижимы, а пути неисследимы.

 

182. О ВЗЯТИИ ЗАМКА РАГАНИТЫ

Брат Дитрих, фогт самбийский, по повелению магистра ведя с собой многих братьев и тысячу человек, все ведающих в штурме укреплений, пришел на судах в землю скаловов, расположенную по обоим берегам Мемеля, и, внезапно подступив к замку, стоящему тогда в том месте, где ныне находится замок Раганита, начал его штурмовать. Некоторые силились взобраться по приставленным к стенам лестницам. Но когда скаловы собирались выступить в свою очередь, то лучники братьев дождем стрел отбили их. Итак, когда они стремительно ворвались, одни — через стены, другие — через ворота замка, все то множество язычников, которых в замке было больше, чем людей в войске братьев, они предали мечу, а женщин и детей с огромной прочей добычей забрали с собой. После этого они сожгли замок и его предместье и прочие строения, находившиеся поблизости.

 

183. О ВЗЯТИИ ЗАМКА РАМИГИ

Трудное и почти непосильное человеческой природе отваживается предпринять человек, уповающий на Господа, когда по определенным знакам и очевидным знамениям он чувствует, что Бог милостив к нему. Вот почему вышеупомянутый брат Дитрих, придя с войском своим на противоположный берег Мемеля, точно так же штурмовал замок Рамигу, и, хотя в упомянутом штурме некоторые из его людей были ранены и убиты, все же в тот же день он стремительно захватил его и разрушил, часть людей взяв в плен, прочих убив.

 

184. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ЛАБИАУ

Когда же это дошло до слуха скаловов, потрясены были кости их, и собравшиеся старейшины народа все вместе решили, как им отомстить за себя. И они единодушно выбрали 400 отменных воинов, которые, придя на судах к замку братьев Лабиау, внезапно на рассвете, когда люди еще покоились на ложах своих, взяли его, убив в нем всех до единого представителей мужского пола, но пощадив женщин и детей, которых, прежде спалив замок, они с великой добычей увели с собой.

 

185. О РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ СКАЛОВИИ

Но поскольку легкость прощения побуждала к совершению проступка, было необходимо сурово наказать скаловов за совершение такого проступка, чтобы впредь им неповадно было. Итак, магистр и братья собрали сильное войско, чтобы покарать зачинщиков; когда они пришли в землю Скаловии, то прошли по ней с огнем и мечом от конца и до конца в той части, что прилегает к земле Прусской, и, перебив многих людей, увели связанных женщин и детей. Тем временем Стинегота, вождь скаловов, с большим войском гнался за ними; заметив это, магистр и братья, незаметно расставив засады, напали на шедшее войско скаловов и многих из них убили, прочих обратили в бегство.

 

186. ОБ ОДНОМ ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ, СОВЕРШЕННОМ ПРОТИВ БРАТЬЕВ

Был один могущественный человек, скалов по имени Сарека, кастеллян в замке Сарека, названном так по его имени, из той части Скаловии, которая прилегает к земле Литовской. Он, не имея рати, которая могла бы нанести удар братьям, замыслив коварное предательство, собрался, притворившись добрым, обмануть их. Ведь он послал гонцов своих к комтуру Мемельбурга, смиренно и преданно прося его, чтобы он пришел со своими оруженосцами и его, собиравшегося со всеми чадами и домочадцами, оставив идолопоклонство, принять благодать крещения, немедленно увел, ибо только рукою крепкою можно увести из рук язычников. Комтур, выслушав это посольство, возрадовался радостью великою и, хотя он не мог быть вполне уверенным в этом деле, все же пожелал в надежде на пользу для стольких душ предпринять опасное и рискованное дело во имя Бога. Итак, он выступил вместе с несколькими братьями и оруженосцами, и на пути встретился ему один человек, который предупредил его об этом предательстве, уверяя, что упомянутый Сарека со многими ратниками ждет на пути, чтобы убить его и братьев. Услышав это, комтур, не желая, чтобы этот Сарека извлек выгоду от такого злодейства, обойдя его, внезапно напал на него и, взяв его в плен с восемью лучшими людьми с его стороны, увел, а остальные в страхе бежали. В первую же ночь, когда братья спали в палатках своих, этот Сарека, будучи человеком сильным, освободился от пут, которыми был стоя привязан к дереву, и, схватив меч, убил одного брата и трех оруженосцев, а еще одному отрубил руку; в этой битве он и сам был убит.

 

187. О ВЗЯТИИ ЗАМКА САССОВИИ

Брат Конрад фон Тирберг, магистр, узнав об этом, разгневался и собрал войско из 1500 всадников, а прочие пошли на 15 судах; они встретились близ замка скаловов Сассовии и, решительно приступив к его штурму, после долгого боя мощным ударом взяли его и превратили в пепел, часть людей взяв в плен, а прочих предав мечу.

 

188. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ СКАЛОВИИ

Многие другие сражения велись братьями против скаловов, о чем долго было бы писать. Итак, после того, как лучшие люди этой земли, а именно господа Сурбанч, Свисдета и Сурдета, увидели, что Бог страшно разгневался на них, а к братьям удивительно милостив, не решаясь более сопротивляться божественной силе, постепенно со всеми чадами и домочадцами пришли к христианам, оставив наследие предков. Простой же люд, услышав, что вожди войска их, которые вели войну, сложили оружие, также покорился вере христианской. И вот земля эта осталась обезлюдевшей на многие годы.

 

189. О ТРЕТЬЕМ ВЕРООТСТУПНИЧЕСТВЕ ПРУССОВ И ВЗЯТИИ В ПЛЕН КОМТУРОВ ХРИСТБУРГА И ЭЛЬБИНГА С ИХ ДРУЖИНОЙ

Когда же с бесчисленными потерями и бесконечными тревогами, не без величайших жертв среди христиан, братья вторично покорили ярму веры это дикое и неукротимое племя пруссов и думали, что наступит мир и спокойствие, внезапно постигла их пагуба. Ведь недруг рода человеческого, враг веры, ревнующий к миру диавол, войдя в сердца их, подстрекнул их к тому, чтобы они снова вступили на путь мятежа и, закоснев в пороке, пошли бы против рожна. Согласные с его советом, они все, кроме помезан-христиан, составив заговор, намеревались совершить зло вероотступничества. Однако никто не решался открыто выступить против братьев, кроме погезан, которые, напав с оружием в руках на комтура Эльбинга и на Хельвика фон Гольдбаха, комтура Христбурга, и их соратников, увели их в плен. Но некто по имени Повида тут же их освободил. Капеллана, их священника, они повесили на дереве и убили одного их слугу, оставшаяся часть дружины, обращенная в бегство, едва спаслась.

 

190. ОБ УБИЙСТВЕ МНОГИХ ПОГЕЗАН

В то время брат Дитрих фон Лёдла, фогт самбийский, вернувшись из Алемании, увел самбов, нежно его любивших, от такого заблуждения. Когда об этом узнали наттанги и вармийцы, то и они отступили от задуманного зла, обещая в доброй вере преданно присоединиться к братьям. Итак, собрав большое войско, брат Конрад фон Тирберг, магистр, и братья вторглись в землю Погезании и, убив без числа мужчин и опустошив землю огнем и мечом, увели в плен женщин и детей. Когда же они совершили это, то и мужчины и женщины бранили одного самба по имени Бонсе, камерария волости Побетен, полагая, что он совершил это ужасное преступление, был его первопричиной и источником. Этот Бонсе хотел, не скрывая, иметь двух жен, а поскольку братья это запрещали, он, разгневавшись, подстрекнул к вероотступничеству почти всех пруссов. Посему он, как и заслуживал по грехам его, был осужден на смерть.

 

191. К ЭТОМУ ЖЕ

В тот же год, осенью, братья снова с оружием в руках вторглись в вышеупомянутую землю Погезании и, снова опустошив ее огнем и мечом, взяв в плен и убив всех, кроме немногих, ушедших с челядью своей в Литву, в волость замка Гарты, обратили ее в пустыню.

 

192. О РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ И ВОЛОСТЕЙ ЗАМКОВ ГРАУДЕНЦА, МАРИЕНВЕРДЕРА, ЗАНТИРА, ХРИСТБУРГА И РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА КЛИМЕНТА

В то время был в земле Кульмской один брат, Бертольд фон Нортхаузен, комтур провинции, который, хотя был рачительным управителем в мирных делах, однако к военному делу был менее способен (ибо способности у людей неодинаковы к разному), посему он не противостоял натиску язычников, как следовало. Вот почему судовы не раз вторгались в Кульмскую землю и, совершив великое побоище народа Божиего и опустошив землю огнем и мечом, уходили, и когда они почувствовали, что никто не дает им отпора, то дерзнули с небольшим войском враждебно проникнуть в упомянутую Кульмскую землю. Наконец магистр назначил брата Германа фон Шёненберга, человека, закаленного в сражениях, комтуром провинции в упомянутой земле, который оказал им мужественный отпор, ибо сколько бы раз ни вторгались судовы с небольшим войском в Кульмскую землю, он со своими оруженосцами смело выступал им навстречу и, нападая на них, побеждал в битве и, убив многих, прочих обращал в бегство, и это повторялось им столько раз и столько было убитых, что судовы больше не решались приходить без большого войска. Итак, из-за такого побоища их и весьма многих напастей, нахлынувших на Кульмскую землю, Скуманд, вождь судовов, с четырьмя тысячами язычников своих и силой войска литвинов мощным натиском вторгся в Кульмскую землю в день 11 тысяч дев и многократно отомстил за своих. При первом натиске они мощным ударом обрушились на замок одного феодатария, называемый Пловист, стоящий на реке Оссе, и непременно разрушили бы его, но наконец они договорились на тех условиях, что жители замка дадут двух сведущих людей, которые проведут языческое войско через пределы христиан и обратно, и так они остались целыми и невредимыми. После этого они пошли на замки, а именно — на Редин, Липу, затем — на замок Вельсайс, предместье которого они до основания сожгли. После этого они мощнейшим ударом обрушились на замок Турниц одного феодатария, а жители замка со своей стороны выступили против них, и, хотя в тот день они штурмовали безуспешно, однако провели ту ночь в осаде его. Но на другой день, когда почувствовали, что замок охраняется большим числом оруженосцев, чем прежде, они, не предприняв другого штурма, отступили. После этого они пришли к замку Климента, принадлежавшему одному феодатарию, и, окружив со всех сторон, штурмовали его; наконец, разложив огонь, они дотла сожгли его, и в нем сгорели сто христиан, кроме женщин и детей, которых они увели в плен. Наконец они выступили против этих замков и городов, а именно — Грауденца, Мариенвердера, Зантира и Христбурга, и, что бы ни попалось им на пути, они или убивали, или брали в плен, или превращали в пепел. Затем с огромной человеческой добычей, состоящей из христиан и прочего, они ушли. Ни один нормальный человек не может без слез подумать о том, сколько зла и какое великое побоище народа Божиего содеяло и сколько ущерба причинило это войско святыням церкви и ее служителям.

 

193. О ВОЙНЕ С СУДОВАМИ И О ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ

Когда с помощью Господа Иисуса Христа все племена земли Прусской были побеждены, оставалось еще одно, а именно — судовское, сильнейшее из всех, на которое братья не человеческой силой и не множеством воинов, но уповая на то, что Господь охранит и поможет, мужественно напали, полагая, что не только голова и прочие части тела, но и хвост врага, по назиданию Господа, предназначено принести в жертву. Итак, чтобы окончательно уничтожить своего врага, братья начали войну с землей Судовии, и вот как.

 

194. О РАЗОРЕНИИ ВОЛОСТИ КИМЕНОВ ЗЕМЛИ СУДОВИИ

Брат Конрад фон Тирберг, магистр, и многие братья с 1500 всадниками вторглись в землю Судовии и в волости, называемой Кименов, уничтожили всех людей, и, кроме убитых, которых было множество, они увели в плен тысячу человек с прочей, почти бесчисленной, военной добычей. На другой день, когда войско братьев, отступая, пришло в лес, называемый Винсе, судовы с тремя тысячами отменных людей погнались за ними; братья, мужественно напав на них со своими людьми, многих убив и смертельно ранив, прогнали их до самой границы их земли. В этой битве из войска братьев пали только шесть человек, остальные вернулись невредимыми.

 

195. О РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ ПОЛЬШИ

В это время сильное войско литвинов вторглось в Польшу и, опустошив огнем и мечом пограничье Брестское, Ленчицкое и Добжиньское, произвело такое побоище христиан, убивая и захватывая в плен, что никто не мог точно установить количества их.

 

196. К ЭТОМУ ЖЕ; О ГИБЕЛИ 800 ЛИТВИНОВ

Вскоре после 800 всадников из Литвы разрушили в той части Польши, которая называется Керсов, 10 деревень и, убив многих христиан, ушли с большой добычей. Между тем благочестивый муж Лешек, князь краковский, собрав много тысяч людей, поднялся на одну гору и сказал: «Кто не из робких, пусть поднимется ко мне, чтобы ныне отомстить за поругание Распятого». Одним словом, он, как Гедеон, из многих рыцарей получил только 300 человек, с которыми пошел в сражение и мужественно напал на врагов по милости Бога, который не покидает никого, уповающего на Него, и, освободив сначала пленных христиан, он учинил великое побоище врагов веры, так что из 800 человек едва ли десять спаслись бегством.

 

197. О РАЗОРЕНИИ ВОЛОСТИ СУДОВИИ МЕРУНИСКИ

Брат Конрад, магистр, всегда подвизающийся за сокрушение язычников, собрав великую силу, войско всадников и пехотинцев, вторгся с всадниками в волость Судовии, называемую Меруниска, прочих оставив у входа в вышеупомянутую землю, и убил 18 господ этой волости. Из прочих людей обоего пола он убил и взял в плен 600 человек и опустошил упомянутую волость огнем и мечом.

 

198. О НАЕМНИКАХ

Чудные и необычные дела были совершены христианскими наемниками, а именно — Мартином из Голина, Конрадом по прозвищу Диавол и неким человеком по имени Стовемел, и Кударом из Судовии и Накамом из Погезании и многими другими; всех их невозможно перечислить. Этот Мартин с четырьмя мужами тевтонскими и 11 пруссами захватил одну деревню в земле Судовии, взяв в плен и убив людей. И когда после долгого пути он пришел в такое место, где, отбросив все страхи, сидя за столом с товарищами своими, он подкреплялся после битвы, враги, внезапно напав на него, убили четырех его товарищей тевтонов; прочие спаслись, бросив там все, что у них было из оружия и припасов. После этого судовы сильно возрадовались; Мартин же, разгневанный, бродил по лесу, пока не созвал своих уцелевших товарищей, и поскольку они лишились всего оружия, то ему удалось, когда враги спали, выкрасть у них щиты, мечи и копья, завладев которыми он подкрался со своими людьми и убил всех на ложе их, кроме одного, которого Мартин убил, встав на его пути, когда тот думал убежать; и вот с прежней добычей и оружием упомянутых язычников и прочим он вернулся.

 

199. К ЭТОМУ ЖЕ

Тот же Мартин с горсточкой других снова вошел в одну деревню в земле Судовии и в сумерках, когда одни были в бане, другие — за трапезой, прочие занимались разными делами, они напали на них и всех их убили. А Мартин убил в бане 10 человек, и так они забрали коней и скот и прочее, а также женщин и детей.

 

200. О БЕГСТВЕ СУДОВОВ

В то же время судовы, собравшись отомстить за случившееся, с небольшим войском вторглись в землю Наттангии, и, когда небольшая часть ее обезлюдела, они ушли. Братья со своими оруженосцами решительно преследовали их, многих убив и смертельно ранив; прочие в страхе бежали.

 

201. О БРАТЕ КОНРАДЕ, МАГИСТРЕ ЗЕМЛИ ПРУССКОЙ В ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1279

Брат Конрад фон Фейхтванген, Х магистр Пруссии, возглавлял орден один год. Когда по смерти брата Конрада фон Тирберга, магистра земли Прусской, и брата Эрнста, магистра земли Ливонии, убитого язычниками, послы от обеих земель обратились к великому магистру, он был дан в магистры братьям и Пруссии, и Ливонии в год от Рождества Христова 1279. Но, когда по прошествии года он почувствовал, что ему не хватит сил управлять обеими землями, отказавшись от своей должности в Пруссии, остался только магистром земли Ливонии.

 

202. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВОЛОСТИ ПОКИМЫ ЗЕМЛИ СУДОВИИ

В это время по повелению магистра брат Конрад фон Тирберг-младший, маршал земли Прусской, собрав всю силу войска своего, вторгся в волость земли Судовии, называемую Покима, и, когда уходил, совершив великое разорение огнем и мечом, взяв в плен и убив многих людей, с наступлением темноты перешел со своим войском по льду то озеро, которое называется Ноготин. Когда же наступило утро, лед растаял, так что следы, оставленные его войском, исчезли.

 

203. О БРАТЕ МАНЕГОЛЬДЕ, МАГИСТРЕ ПРУССИИ В ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1280

Брат Манегольд был XI магистром Пруссии два года. Он был прежде комтуром в замке Кёнигсберг, где совершил много добрых дел, и стал магистром земли Прусской; когда он возглавлял орден уже почти два года, то, будучи призванным в капитул, после торжественного избрания брата Бурхарда фон Швендена великим магистром ордена дома Тевтонского, умер на обратном пути.

 

204. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ САМБИЙСКОЙ

При этом магистре брате Манегольде судовы, наказанные братьями за вышеизложенные и прочие беды, чрезвычайно разгневались и, затаив против них сильное возмущение, собрали совет, каким образом отомстить за такое угнетение, и поскольку сами они этого сделать не могли, то, заручившись помощью литвинов, решительно вторглись в землю Самбии. Братья заранее обезопасили себя от этого. Вот почему они не могли сделать ничего другого, но только в течение 10 дней прошли по пределам упомянутой земли и дома, и все, что находилось за пределами замков и укреплений, сожгли и так, потеряв убитыми пять человек из своего войска, ушли.

 

205. О НАПАДЕНИИ НА ЗЕМЛЮ СУДОВИИ И О ВЗЯТИИ В ПЛЕН И ГИБЕЛИ МНОГИХ СУДОВОВ

В то время как это войско язычников было в земле Самбии, брат Ульрих Баувар, комтур Тапиова с 12 братьями и 250 всадниками вошел в Судовию, и помимо прочего ущерба, нанесенного ей огнем и мечом, он взял в плен и убил 150 человек, взял в плен жен нобилей, чад и домочадцев, так что судовы здесь потеряли больше, чем нажили в Самбии.

 

206. О БИТВЕ БРАТА УЛЬРИХА С СУДОВАМИ

Этот брат Ульрих был воплощением мужества. Ведь он отваживался на трудные дела, на которые трус и взглянуть боялся. Он нанес судовам бесконечно большой урон. Он столько раз ходил на них войной, что магистр, опасаясь, как бы это не окончилось для него какой-нибудь серьезной неприятностью, запретил ему впредь нападать на них без его особого позволения. И когда у него спросили, почему он так суров с ними, он ответил: «Мне было все равно, что делать, лишь бы получить от них пять ран, как Христос получил за меня». Так с ним и случилось, ибо судовы наконец убили его, нанеся ему в битве пять ран.

 

207. ОБ ОБРАЩЕНИИ В ХРИСТИАНСТВО ОДНОГО СУДОВА И ЧУДНОМ ДЕЯНИИ

В то время один нобиль из Судовии по имени Руссиген, со всеми чадами и домочадцами пришел к комтуру Балги и, выразив желание присутствовать при службе, получил отказ. Узнав о причине отказа, он крестился со всей челядью своей и сразу после крещения заболел и, после того как слег, послал за одним братом, священником из Балги, крестившим его, смиренно прося его соборовать. Что этот священник со всем тщанием исполнил и, осмотревшись, увидел в ногах его сделанный из дерева крест, который этот судов повелел для себя изготовить. Священник, удивившись тому, что этот, в тот день крещенный, возымел такую любовь к вере Христа, стал спрашивать, совершил ли он что-либо доброе до принятия веры? Тот ответил, что убил многих христиан; из прочего он не помнил иного доброго деяния, кроме того только, что, когда он с большим войском вошел в Польшу, один судов похитил образ Пресвятой Девы Марии, с сыном на руках, и, когда на обратном пути они стали метать копья свои в этот образ, он, сжалившись, силой отнял его и дал одному христианину, говоря: «Возьми этот образ Бога твоего и отнеси его туда, где бы он обретался в должном почитании». После чего явилась ему во сне Пречистая Дева, прекрасная ликом и в красивейшем одеянии, и сказала: «За ту услугу, что ты оказал мне в образе моем, воздастся тебе в царствии Сына моего». Когда этот судов рассказал это священнику, то почти в тот же день счастливо почил в Бозе.

 

208. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА МАРИЕНБУРГ

В год 1280 замок Зантир, изменив название и место, перенесен был туда, где стоит ныне, и было дано ему название Мариенбург, то есть замок Святой Марии, к чьей похвале и славе это перенесение было совершено.

 

209. О РАЗОРЕНИИ ВОЛОСТИ СУДОВИИ, НАЗЫВАЕМОЙ КРАСИМА

Брат Манегольд, магистр, чтобы война судовская, мужественно начатая его предшественником, не затихла в его время, но ширилась бы всякий день, собрал всю силу войска своего и в день Сретения Господня вошел в волость Судовии, называемую Красима, опустошая ее огнем и мечом. А дом этого могущественного человека Скуманда, вождя упомянутой волости, он обратил в пепел и, взяв в плен и убив 150 человек, возвратился с великой добычей. Когда это войско готово было войти в упомянутую волость, оно сбилось с пути и в этом блуждании, случившемся по провидению Господа, которым ничто не совершается беспричинно, оно рассеялось и, так войдя, заняло и разорило всю волость. В этом сражении пали брат Ульрих Баувар, комтур Тапиова, и четыре человека, а брат Людвиг фон Либенцель был взят в плен.

 

210. О ПЕРВОМ ПЛЕНЕНИИ БРАТА ЛЮДВИГА ФОН ЛИБЕНЦЕЛЬ

Брат Людвиг фон Либенцель, человек знатный и закаленный с юности в военном деле, совершил в жизни своей чудные деяния, о которых будет сказано ниже. Когда его взяли в плен, то отдали Скуманду, который очень полюбил его, ибо он храбростью своею походил на него; вот почему случилось, что он его, отныне находящегося в плену, повел с собой туда, где лучшие люди земли Судовии собрались на пир. На этом пиру один знатный и могущественный человек пытался оскорблениями и бранью вывести брата Людвига из себя. Посему он сказал Скуманду: «Ты привел меня сюда, чтобы этот омрачал душу мою дерзкими словами своими?» Скуманд ответил ему: «Я сожалею об огорчении твоем, и если отважишься, то ответь на нанесенное тебе оскорбление, а я тебе подсоблю». Услышав это, брат Людвиг воспрянул духом и убил своего соперника мечом. После брат Людвиг одним слугой упомянутого Скуманда был освобожден из плена и возвращен братьям.

 

211. ОБ ОБРАЩЕНИИ СКУМАНДА, ВОЖДЯ СУДОВОВ, В ХРИСТИАНСТВО

Этот Скуманд был могучим и богатым человеком в волости Судовии, называемой Красима, и поскольку он не мог сопротивляться постоянным нападениям братьев, то со всей челядью и друзьями ушел из земли своей в землю Руссии. Прожив в ней некоторое время, утомившись изгнанием, он вернулся в землю родины своей. Узнав об этом, братья снова пошли на него войной, столько раз тревожа его, что он наконец со всеми чадами и домочадцами подчинился вере и братьям.

 

212. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВОЛОСТИ СУДОВИИ, НАЗЫВАЕМОЙ СИЛИЯ, И О ВТОРОМ ПЛЕНЕНИИ БРАТА ЛЮДВИГА

В то время как брат Манегольд, магистр, призванный в капитул, отправился в путь, брат Конрад фон Тирберг, маршал, со многими братьями и огромнейшим войском вторгся в волость Судовии, называемую Силия. Таким многочисленным было это войско, что оно растянулось на многие лье. Там все сооружения упомянутой волости они превратили в пепел, убив одного нобиля по имени Вадоле, тамошнего вождя, и многих других, забрали бесчисленную добычу. В этом войске брат Людвиг фон Либенцель, получивший много смертельных ран, полуживой был оставлен на снегу. После судовы, найдя его, положили на коня, так что голова и руки свешивались с одной стороны, а ноги с другой, и везли таким нелепым образом, что кровь, текущая из ран, уже свернувшаяся в теле, волей-неволей бурно потекла, и так он был исцелен, как он сам воистину полагал. Этот брат Людвиг, снова взятый в плен, был отдан одному нобилю по имени Кантегерд под его надзор.

 

213. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ПОТТЕНБЕРГ И СООРУЖЕНИИ ЗАМКА ГИМЕВЫ

У Святополка, некогда князя Померании, о котором говорилось выше, было четыре сына: старший Мстивой, которого, как сказано, он отдал в залог, Самбор, Вартислав и еще один. Этот Вартислав стал братом ордена дома Тевтонского и часть вышеупомянутого княжества, которым он владел, пожаловал братьям дома Тевтонского в Пруссии. Самбор, видя, что от части своей не может честно жить в соответствии с достоинством положения своего, отдал ее вышеупомянутым братьям, чтобы они при необходимости помогали ему и его дружине. То же сделал четвертый брат, и, чтобы это дарение было прочным и вечным, эти трое отреклись от всяких притязаний на права и имущество, которые могли быть предъявлены ими или их преемниками в упомянутом княжестве, дав об этом братьям грамоты свои, прочно скрепленные их печатями. Мстивой же, услышав это, силой занял эти три части княжества Померании и вопреки воле братьев удерживал многие годы. Наконец пришел господин Филипп, епископ Фирманий, легат апостольского престола, посланный в землю Польши, которому брат Конрад фон Тирберг, магистр, пожаловался на насилие, причиненное упомянутым Мстивоем братьям Пруссии в этих трех частях вышеупомянутого княжества, и в доказательство, что он и братья имели подлинное право на них, предъявил упомянутые привилегии. Выслушав же посылки обеих сторон и отменив вышеупомянутые привилегии братьям и всем, имевшим права на эти земли, этот легат прекратил спор между ними таким образом: чтобы братья дома Тевтонского владели волостью, называемой Ванцеке, в упомянутом княжестве Померании, где ныне стоит замок Гимева, и тем прекратил все разногласия между ними. Вот почему в год от Рождества Христова 1283 братья перенесли замок Поттерберг из земли Кульмской, а из строений его построили замок Гимеву в том месте на Висле, где он ныне стоит в похвалу и славу Иисуса Христа.

 

214. О БРАТЕ КОНРАДЕ ФОН ТИРБЕРГ, МАГИСТРЕ ПРУССИИ

Брат Конрад фон Тирберг-младший, XII магистр Пруссии, возглавлял орден пять с половиной лет. Этот брат Конрад был родным братом брата Конрада фон Тирберга, вышеупомянутого магистра, и оба были доблестными мужами и славными в ратном деле, и во всех делах, и так успешно шла в их руках война с язычниками, что по воле их все им удавалось.

 

215. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ОДНОЙ ЧАСТИ ЗЕМЛИ САМБИИ

В год от Рождества Христова 1283 800 всадников из Литвы зимой по Нерии Куршской вторглись в Самбийскую землю и две ее волости, а именно Абенду и Побету, разорили огнем и мечом, убив 150 христиан, и так как никто не оказал им сопротивления, все они ушли целые и невредимые. Полагают с уверенностью, что так случилось потому, что магистр и братья, заранее зная о приходе этих литвинов, ждали их с войском несколько дней; наконец, наскучив долгим ожиданием, которое задерживало их в пути дольше обычного, они разошлись и вернулись восвояси. А на другой день литвины вторглись в Самбию и, не встретив никаких оборонительных преград, учинили то, о чем говорилось выше.

 

216. О СООРУЖЕНИИ НЕЙХАУЗА В ЗЕМЛЕ САМБИИ НА БЕРЕГУ СОЛЕНОГО МОРЯ НА НЕРИИ КУРШСКОЙ

Брат Конрад, магистр, как муж мудрый и прозорливый, полагая, что по Нерии, дороге ниоткуда не видимой, могут снова возникнуть многие тревоги и неприятности для братьев и земли Самбии со стороны язычников, заложил на упомянутой Нерии, на берегу Соленого моря, мощный замок, называемый Нейхауз, чтобы литвины не вторглись внезапно в землю Самбии.

 

217. О ВЗЯТИИ ЗАМКА КИМЕНОВ И ОБРАЩЕНИИ В ХРИСТИАНСТВО 1600 СУДОВОВ

В это же время этот брат Конрад, магистр, радеющий о вверенном ему деле, провел много бессонных ночей, думая, как наставить врагов веры судовов на путь истины. Вот почему, когда он, собрав для осуществления этого великое множество братьев и прочих воинов, держал путь в Судовию, ему встретился брат Людвиг фон Либенцель, ведший с собой Кантегерда, державшего его в плену, и 1600 человек обоего пола из Судовии, которых он, находясь в плену, обратил в веру Христа. Увидев их, магистр возрадовался и повелел им следовать в Самбийскую землю. После этого на другой день магистр с войском своим вошел в волость Судовии, называемую Кименов, и замок с этим же названием так яростно штурмовал, что жители замка при условии, что он сохранит им жизнь и имущество, наконец сдались ему, обещая принять веру Христа. Посему, дав им проводника, он повелел им без промедления следовать в пределы Самбии. Но на другой день, когда, разгромив вышеупомянутую волость Кименов, братья с войском своим уходили, стало известно, что упомянутые жители замка Кименов, убив проводника своего, другой дорогой отправились в землю Литвы. Но брат Людвиг со своей свитой выступил на землю Самбии, где все возродились в источнике крещения.

 

218. О ГИБЕЛИ БРАТА ФРИДРИХА ХОЛЛЕ И 30 ЧЕЛОВЕК

В том же году брат Фридрих по прозвищу Холле, родной брат брата Маркварда фон Рёблинга, со 100 всадниками из замка Бранденбург пошел на Судовию, и, когда, захватив большую добычу в волости Керсов, он уходил, погнавшиеся за ним враги убили его и 30 человек. Но думаю, что не следует умолчать о том, что этот брат Фридрих перед тем, как был убит, одному доблестному воину, с которым он сразился, нанес такой сильный удар мечом по голове, что тот, не в силах устоять, упал с конем на землю, впрочем, от этого удара не имел ни одной раны на теле, не появилось и синяка, как он сам и другие судовы, участвовавшие в этом сражении и видевшие это, после того как были обращены в веру Христа, при всех подтвердили.

 

219. ОБ ОБРАЩЕНИИ В ХРИСТИАНСТВО ОДНОГО НОБИЛЯ И 1500 ЧЕЛОВЕК ИЗ СУДОВИИ И ОПУСТОШЕНИИ УПОМЯНУТОЙ ЗЕМЛИ

Многие бесконечные войны велись с судовами; я умолчу о них ради краткости. А после того как один человек, Йедет, благородный родом и нравом, могущественный и богатый, вождь судовов из Кименова, не смог больше выносить столь частых и суровых нападений братьев, он со всеми чадами и домочадцами и с 1500 людьми обоего пола пришел к братьям и был крещен. Но Скурдо, вождь другой части Судовии, презирая истинную веру, со своими людьми отправился в землю Литвы; и так земля Судовии по сей день пребывает в запустении.

 

220. О МИЛОСТИ, ОКАЗЫВАЕМОЙ ЯЗЫЧНИКАМ, ОБРАТИВШИМСЯ В ВЕРУ ХРИСТА

Кто бы ни обратился к вере Христа, оставив идолопоклонство, братья милостиво обращаются с ним, и вот как. Если он знатен и происходит из рода нобилей, то ему даются земли в свободное владение и в таком количестве, что он может жить приличествующе положению своему; если он не знатен, то он и сам служит братьям по доселе соблюдаемому обычаю земли Прусской; разве что с достойными награды или порицания поступают по-иному. Например, незнатные, которые в вероотступничестве или при других обстоятельствах преданно примыкали к вере братьев, разве славные их заслуги не требуют того, чтобы незнатность их превратилась в благородную знатность, а рабство — в заслуженную свободу? Непременно, Господи. И соответственно этому разумей и обратное. Вот почему в земле Прусской много новообращенных, предки которых происходили из знатного рода, они же из-за своего зла, содеянного против веры и христиан, были признаны незнатными; другим же, чьи родители были незнатными, за верное служение, оказанное вере и братьям, дарована была свобода.

 

 

 


IV часть 

О СОБЫТИЯХ

 

 

1. О ПАПЕ ЦЕЛЕСТИНЕ III И ИМПЕРАТОРЕ ГЕНРИХЕ VI

В то время, когда возник орден дома Тевтонского, а именно в год от Рождества Христова 1190, правили папа Целестин III и император Генрих VI (Dusb. I, с. 2).

 

2. О ПАПЕ ИННОКЕНТИИ III 1 И ИМПЕРАТОРАХ ОТТОНЕ IV 2 И ФРИДРИХЕ II 3

После правили соответственно папа Иннокентий III и императоры Оттон IV и Фридрих II (Ptol. 21, 1; Mart., р. 385).

 

3. О ВЗЯТИИ ГРАДА КОНСТАНТИНОПОЛЯ

В год от Рождества Христова 1200 град Константинополь, о котором было предсказано, что он будет взят только ангелом, был взят франками и венецианцами, вошедшими через стену, на которой было изображение ангела. Горожане обманулись двусмысленностью значения ангела. И стал там императором Балдуин, граф фландрский, и правили там латиняне 57 лет (Ptol., 21, 4; Mart., р. 387).

 

4. О ПУБЛИЧНОМ ПОКАЯНИИ ХРИСТИАН

При этом папе Иннокентии почти все христиане подверглись публичному покаянию, и так как они занимались самобичеванием, то по-тевтонски назывались гейслерами.

 

5. О НАЧАЛЕ ВЛАДЫЧЕСТВА ТАТАРСКОГО

В год от Рождества Христова 1202 началось владычество татарское (Ptol., 1. с.; Mart., 1. с.). [188]

 

6. О ПРЕВРАЩЕНИИ ВИНА В КРОВЬ, А ХЛЕБА В ПЛОТЬ ПРИ ОСВЯЩЕНИИ АЛТАРЯ

В то время в Розе-ан-Бри при освящении алтаря вино зримо превратилось в кровь, а хлеб — в плоть (Ptol., 21, 4; Mart., р. 395).

 

7. О ВОСКРЕШЕНИИ МЕРТВОГО РЫЦАРЯ

В Вермандуа воскрес один мертвый рыцарь и предсказал многое на будущее многим и жил долгое время без пищи и питья (Ptol., 1. с.; Mart., 1. с.).

 

8. О МЕДВЯНОЙ РОСЕ, ОКРАСИВШЕЙ ХЛЕБА

В Галлии, в канун праздника святого Иоанна Крестителя, медвяная роса, падающая с неба, окрасила хлебные колосья, так что многие, взяв их в рот, явственно ощущали привкус меда (Ptol., 1. с.; Mart., 1. с.).

 

9. О ГРАДЕ ИЗ БОЛЬШИХ КАМНЕЙ

При Аррасе в июле разразилась сильная гроза, и такое множество камней попадало с неба, что они до основания уничтожили хлеба, виноградники и сады (Ptol., 1. с.; Mart., 1. с.).

 

10. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ТАТАР В ИСПАНИИ

В то же время Альмимолин, сарацинский император 6а, пришел с бесчисленным множеством в Испанию и объявил войну всем, почитающим крест. Над ним одержали победу собравшиеся короли Испании, и произошло такое побоище, что текли потоки крови убитых сарацин. Посрамленный Альмимолин спасся с горсточкой людей (Ptol., 21, 9; Mart., р. 392).

 

11. ОБ ОБРАЩЕНИИ ЗЕМЛИ ЛИВОНИИ В ХРИСТИАНСТВО

В год от Рождества Христова 1204 земля Ливонии, а именно Рижская провинция, радением папы Иннокентия была обращена в веру Христа 7 (Ptol., 21, 10; Mart., 1. с.).

 

12. О РОЖДЕНИИ СВЯТОЙ ЕЛИЗАВЕТЫ 8

В год от Рождества Христова 1207 родилась святая Елизавета.

 

13. О ГОНОРИИ III 9 И ИМПЕРАТОРЕ ФРИДРИХЕ II

Правил папа Гонорий III и император Фридрих II.

 

14. О НАЧАЛЕ И ВОЗНИКНОВЕНИИ ЦЕРКОВНЫХ ОРДЕНОВ

Орден святого Бенедикта возник в год от Рождества Христова 500 при папе Феликсе III (Ptol., 8, 13?).

Клюнийский орден — в год от Рождества Христова 900 при папе Адриане III (Ptol., 16, 23-24).

Картезианский орден — в год от Рождества Христова 1082, при папе Викторе III (Ptol., р. 1078).

Цистерцианский орден — в год от Рождества Христова 1097.

Монашеский Орден святого Иоанна — в год от Рождества Христова 1104, при папе Урбане II 18.

Орден храмовников — в год от Рождества Христова 1112, при папе Пасхалии II; он был упразднен папой Климентом V на Венецианском соборе в год от Рождества Христова 1312, в XI календы апреля, в 7-й год понтификата упомянутого папы не окончательным решением, но заботой апостольского престола, при императоре Генрихе VII.

Орден дома Тевтонского — в год от Рождества Христова 1190, при папе Целестине III и императоре Генрихе IV (Dusb. I, 2).

Орден братьев проповедников — в год от Рождества Христова 1216, при папе Гонории III (Ptol., 21, 20 и 25; Mart., р. 399-400).

Орден братьев миноритов — в год от Рождества Христова 1223, при папе Гонории III.

Орден отшельников горы Кармельской и Орден братьев школяров были учреждены тем же господином папой Гонорием.

 

15. В КАКОМ ГОДУ СВЯТАЯ ЕЛИЗАВЕТА ВЫШЛА ЗАМУЖ

В год от Рождества Христова 1221 Елизавета вышла замуж за ландграфа Тюрингии.

 

16. О ПЕРЕМЕЩЕНИИ ГОРЫ СИЛОЙ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ В БУРГУНДИИ

В год от Рождества Христова 1225 в Бургундии, в соляных горах, от силы землетрясения одна гора отделилась от других, и переместилась к горам напротив, и заняла всю долину, и задавила 5 тысяч человек (Ptol., 21, 26; Mart., р. 400).

 

17. О СМЕРТИ СУПРУГА СВЯТОЙ ЕЛИЗАВЕТЫ

В год от Рождества Христова 1227, в III иды сентября, ландграф, супруг святой Елизаветы, крестоносец, умер на пути паломничества в городе Сицилии, называемом Отранто.

 

18. О ПАПЕ ГРИГОРИИ IX И ИМПЕРАТОРЕ ФРИДРИХЕ II

Правят папа Григорий IX и император Фридрих II.

 

19. О ГИББЕЛИНАХ И ГВЕЛЬФАХ

В год от Рождества Христова 1228 в Италии образовались партии гиббелинов и гвельфов по именам двух братьев, которые поссорились. Гиббелин стоял на стороне империи. Гвельф — на стороне церкви (Ptol., 21, 27).

 

20. О ЗАХВАТЕ ОСТРОВОВ МАЙОРКИ И МИНОРКИ

В год от Рождества Христова 1230 король арагонский захватил в Испании острова, называемые Майорка и Минорка, занятые сарацинами (Ptol., 21, 33).

 

21. О СМЕРТИ СВЯТОЙ ЕЛИЗАВЕТЫ

В год от Рождества Христова 1231, в ХIII календы декабря, умерла святая Елизавета.

 

22. О РАЗОРЕНИИ ВЕНГРИИ И ПОЛЬШИ

В том же году татары разорили Венгрию и Польшу (Ptol., 21, 31).

 

23. КАК ФЕРНАНДО, КОРОЛЬ КАСТИЛИИ, ОДЕРЖАЛ ПОБЕДУ НАД КОРОЛЕМ ГРАНАДЫ

В то же время Фернандо, король Кастилии, победил сарацинского короля Гранады, так что уже долгое время он каждый день платит ему дань в 1000 марробортинов золота (Ptol., 21, 33).

 

24. ОБ ОБНАРУЖЕНИИ ОДНОЙ КНИГИ ВНУТРИ КАМНЯ В ТОЛЕДО

В год от Рождества Христова 1232 в Толедо Испанском евреем была найдена в пещере книга, заключенная внутри камня, которая будто бы имела деревянные листы, исписанные по-еврейски, по-гречески и по-латински. В ней было написано столько же, сколько и в Псалтири, и говорилось о трех возрастах мира от Адама до Антихриста, выявляющих свойства человеческие. О третьем мире говорилось так: в третьем мире родится Сын Божий от Девы Марии и примет мучение во спасение человеческое. Еврей, прочитавший это, со всей своей семьей крестился. И было там написано, что ее должны найти при Фернандо (Mart, р. 400; Ptol., 21, 34).

 

25. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОЙ ЕЛИЗАВЕТЫ

В год от Рождества Христова 1235 святая Елизавета была канонизирована в Перудже, в монастыре братьев проповедников, папой Григорием IX, где тот же папа посвятил алтарь в ее честь.

 

26. О ПЕРЕНЕСЕНИИ ТЕРНОВОГО ВЕНЦА ГОСПОДА

В год от Рождества Христова 1239 терновый венец Господа был перенесен Людовиком, королем Франции, из Константинополя в Париж (Ptol., 21, 36).

 

27. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВЕНГРИИ И ПОЛЬШИ И ГИБЕЛИ КАЛЬМАНА, БРАТА КОРОЛЯ ВЕНГРИИ, И ГЕНРИХА, КНЯЗЯ ВРОЦЛАВСКОГО

В том же году племя татарское из восточных пределов вторглось в Венгрию и Польщу, и там они убили в сражении Кальмана, брата короля Венгрии, и Генриха, князя польского, и остальной люд, какой им мог попасться, и обратили земли их в пустыню, так что многие пылью одной горы пользовались вместо муки (Mart, р. 399).

 

28. О ПОЛНОМ СОЛНЕЧНОМ ЗАТМЕНИИ

В том же году, в третий день июня в полдень, было полное солнечное затмение, так что можно было даже видеть звезды, как в сумерки (Ptol., 21, 37).

 

29. О ПАПЕ ЦЕЛЕСТИНЕ IV И ИМПЕРАТОРЕ ФРИДРИХЕ II И ПАПЕ ИННОКЕНТИИ IV И ИМПЕРАТОРЕ ФРИДРИХЕ II

В год от Рождества Христова 1240 правили папа Целестин IV и император Фридрих II.

В год от Рождества Христова 1243 правили папа Иннокентий IV и Фридрих II.

 

30. ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ОКТАВ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ МАРИИ

В год 1245 тот же папа провел собор в Лионе, где он учредил празднование октав Рождества Пресвятой Девы Марии (Ptol., 22, 3).

 

31. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ ЭДМУНДА, СТАНИСЛАВА И ПЕТРА

Также он канонизировал святого Эдмунда, архиепископа кентерберийского, святого Станислава Краковского, убитого вражеским правителем, и святого мученика Петра из Ордена проповедников (Ptol., 22, 4; Mart., р. 409).

 

32. ОБ ИЗБРАНИИ ЛАНДГРАФА ТЮРИНГИИ КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В год 1246 ландграф Тюрингии был избран королем римским (Ptol, 22, 5; Mart., р. 303, 309).

 

33. О БРАТЕ КОНРАДЕ, НЕКОГДА ЛАНДГРАФЕ ТЮРИНГИИ, V ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Брат Конрад, некогда ландграф Тюрингии, V великий магистр ордена дома Тевтонского, умер в IX календы августа и был погребен в Марбурге. Когда он еще был в миру, то силой взял город Фрицлар, в чем, собираясь вступить в орден, раскаивался, и за этот проступок решил понести наказание, так что босым и с непокрытой головой пошел во главе процессии в упомянутом городе и встал перед вратами церкви, протягивая посох, который держал в руке, людям, чтобы любой вволю побил его. Никто к нему, однако, не прикоснулся, кроме одной старухи, нанесшей ему много ударов. Вот так этот брат Конрад был посвящен в орден дома Тевтонского. Однажды, бежав от людских толп и от суеты с Гартманом фон Хельдрунгеном и Дитрихом фон Грюнингом и с горсточкой своей челяди, он ушел в свой замок Теннебург; когда они там жили, пришла одна блудница, обращаясь к которой ландграф сказал: «Откуда ты идешь?» Она ответила: «Я весь день сидела в ежевичнике, промокшая и замерзшая». А он сказал ей: «Ты, несчастная, больше терпишь ради адских мук, чем иной — ради вечной радости». А она ответила: «Почтенный господин, я не ведаю иного способа, каким могла бы заработать на пропитание». Спросил у нее ландграф: «Хочешь жить в непорочности, если у тебя будет все необходимое для жизни?» Услышав это, она, вздохнув, зарыдала и со слезами сказала: «Воистину, господин». Вот почему ландграф, сочувствуя страданию души ее, установил ей определенный доход, которым она могла пользоваться, пока жива. После этого он все слова этого порицания, какими бранил ее, затаил в сердце своем, полагая, что они более годятся для него, чем для нее. Ведь она грешила, понуждаемая бедностью, а он, занятый множеством дел, бездумно восстанавливал Бога против себя грехами своими, и, занятый этими мыслями, он всю ночь провел без сна. Когда наутро он сказал об этом упомянутым Гартману и Дитриху, занятым теми же размышлениями, то пошел с ними вместе босой и без льняного белья в церковь Святого Николая в Гольдбахе, прося там Божиего совета в этом деле. Там ему было божественное внушение, чтобы он с горсточкой своей челяди пошел к господину папе и исповедался ему во всех грехах своих. Этот папа вменил ему, чтобы он вступил монахом в орден дома Тевтонского. После чего, вернувшись, он отказался вступить в брак с дочерью герцога австрийского, предназначенной ему в жены, и, вняв святому предначертанию, рассказал о том, что случилось, своим отшельникам, повелевая, чтобы они по милости Божией и его вступили в упомянутый орден. Они все, поддавшись его речам, согласились. Между тем один рыцарь со многими оруженосцами разорил землю упомянутого ландграфа, и когда он уходил, то встретился ему слуга из замка его, сообщивший ему, что жена его в это время трудно родила и с мертвым мальчиком умерла. Услышав это, рыцарь, встревожившись, подумал, что Бог так покарал его за то, что этим разгромом он хотел помешать святому предначертанию господина своего ландграфа. Тогда, вернув всю добычу, которую забрал, он пришел к господину своему, прося наказания за содеянное. Сказал ему ландграф: «Как ты посмел явиться мне на глаза?» А он сказал: «Уверенный в обычной благосклонности вашей милости, я пришел к вам, ибо твердо решил в сердце моем вступить в орден дома Тевтонского, как и вы». От этих слов ландграф так возрадовался, что с радостью бросившись лобызать его, с любовью отпустил. После этого с упомянутым рыцарем и вышеупомянутыми Германом и Дитрихом и со многими другими рыцарями и знатными людьми он пришел к братьям дома Тевтонского в Марбург, где когда они должны были облачиться и, как водится, пали ниц пред алтарем и священник, после прочих молитв запев громким голосом, начал: «Аллилуйя! Прииди, Дух Святой!» — то Дух Святой снизошел на них зримо, словно языки пламени, и чем больше кто-либо из них воспламенялся любовью к Богу, тем большим представало вышеупомянутое пламя в глазах всех присутствующих. Этот брат Конрад, ландграф и магистр, был настолько просвещен милостью Духа Святого, что знал тайные дела людей, потому он не мог терпеть рядом с собой ни единого грешника с пороком разврата. Один аббат, узнав это, хотел испытать, так ли это на самом деле, и, приведя с собой двоих молодых развратников, пришел к магистру, который тут же при виде этих слуг приказал их прогнать. Но когда слуги, мучимые истинным угрызением совести и раскаянием, вернулись, магистр, вняв им, сказал: «О всеблагой Иисус, сколь милосерден и благ Ты! Эти двое слуг прежде были детьми диавола, ныне они — дети Божии».

 

34. ОБ ИЗБРАНИИ ВИЛЬГЕЛЬМА, ГРАФА ГОЛЛАНДИИ, КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В год от Рождества Христова 1249, по смерти ландграфа, Вильгельм, граф Голландии, был избран королем римским, но вскоре после был убит фризами, и вот оба лишились императорской короны (Ptol., 22, 9).

 

35. О ГИБЕЛИ ГЕНРИХА, КОРОЛЯ ДАНИИ

В год 1250 король Дании Генрих был убит своим младшим братом Авелем, желавшим править вместо него, но по праведному суду Божиему, чтобы он не возымел пользы от злодейства, на второй год был убит фризами (Mart., р. 404). Это событие предрек королю святой Вацлав, герцог богемский, который точно так же 300 лет назад был убит своим братом, и он просил упомянутого короля Генриха, чтобы он повелел поставить церковь в честь его имени, что он и сделал, а именно воздвиг монастырь цистерцианского ордена в Ревеле, находящемся в земле Ливонии.

 

36. О РАЗРУШЕНИИ ГОРОДА НЕАПОЛЯ И СМЕРТИ КОНРАДА, СЫНА ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА II

В год от Рождества Христова 1251 Конрад, сын императора Фридриха II от дочери короля иерусалимского, пришел в королевство Апулии и Неаполь. Он до основания разрушил стены, но на следующий год умер от яда (Mart, р. 404).

 

37. О ПАПЕ АЛЕКСАНДРЕ IV И ВАКАНСИИ ВЛАСТИ

В год от Рождества Христова 1253 пришел к власти папа Александр IV, некогда бывший легатом земли Польши и Пруссии, поскольку была вакансия. Он был благодетельным, милостивым и боголюбивым в отношении к бедным и (Ptol., 22, 13) содеял много добра для укрепления земли Пруссии, ибо трудности, которые испытывали там братья дома Тевтонского и прочие христиане, видел собственными глазами.

 

38. О БРАТЕ ПОППО, VI ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Брат Поппо фон Остерн был в это время VI великим магистром. Он после многих сражений, которые до вступления в должность и после славно вершил в земле Пруссии и Ливонии, утомленный старостью и трудами, смиренно отрекся от должности своей, и вышеупомянутая должность перешла от него к брату Анно.

 

39. О РАСПРЕ ПРИ ИЗБРАНИИ АЛЬФОНСА, КОРОЛЯ КАСТИЛИИ 54, И РИЧАРДА, ГРАФА КОРНУОЛЛА, БРАТА КОРОЛЯ АНГЛИИ, КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В год от Рождества Христова 1256 правители Алемании в распре избрали королем римским двоих, а именно Альфонса, короля Кастилии, и Ричарда, графа Корнуолла, брата короля Англии; эта распря продолжалась долгое время (Ptol., 22, 15).

 

40. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОЙ КЛАРЫ

В год от Рождества Христова 1257 папа Александр канонизировал святую Клару из Ордена святого Дамиана, который после примкнул к Ордену братьев миноритов (Ptol., 22, 16).

 

41. ОБ АЛЬБЕРТЕ ВЕЛИКОМ И ФОМЕ АКВИНСКОМ

В то время жил Альберт Великий, клирик из Алемании, Ордена проповедников, равного которому не было в науках. Он, отказавшись от Регенсбургского епископата, в граде Кёльнском 18 лет был учителем и умер в возрасте 80 лет в год от Рождества Христова 1280 и погребен в Кёльне. Процветал в то время и брат Фома Аквинский, ученик Альберта, из Ордена проповедников (Ptol., 22, 18-20), который после был канонизирован папой Иоанном ХХII.

 

42. ОБ ОТВОЕВАНИИ ГРАДА КОНСТАНТИНОПОЛЯ

В год от Рождества Христова 1259 Константинополь, который был взят галлами и венецианцами, был отвоеван греческим императором Палеологом (Mart., р. 405).

 

43. О ГИБЕЛИ ШЕСТИ ТЫСЯЧ ИЗ ФЛОРЕНЦИИ И ЛУККИ

В том же году свыше шести тысяч из Флоренции и Лукки, сражавшихся со сьенцами, были взяты в плен и пали (Mart, р. 405, 406).

 

44. О ВОЙНЕ КОРОЛЕЙ БОГЕМИИ И ВЕНГРИИ

В год от Рождества Христова 1260 король Венгрии пошел войной на короля Богемии, имея 40 тысяч конницы от разных народов. Ему навстречу выступил король Богемии с сотней тысяч всадников и семью тысячами коней, и когда они одновременно столкнулись, то поднялась такая пыль, что средь бела дня человек человека едва мог различить. Наконец, когда король Венгрии был тяжело ранен, он бежал со своими людьми и в одной реке утонули 14 тысяч человек из Венгрии, не считая убитых (Mart, р. 406, 407).

 

45. ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ПРАЗДНИКА ТЕЛА ХРИСТОВА

В год от Рождества Христова 1261 папа Урбан IV учредил праздник тела Христова, который после был утвержден во Вьенне папой Климентом V на Вселенском соборе 1310 года (Ptol, 22, 23-25). [196]

 

46. О ДАРОВАНИИ КОРОЛЕВСТВА СИЦИЛИИ КАРЛУ

В год от Рождества Христова 1263 тот же папа Урбан отдал королевство Сицилии, которое Манфред насильственно занял, Карлу, графу Прованса, брату короля Франции, таким образом отняв его у него (Mart., р. 407; Ptol., 22, 26).

 

47. О БРАТЕ АННО, VII ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Брат Анно, VII великий магистр ордена дома Тевтонского, был в то время человек, неизменно благочестивый, содеявший много добра для упрочения ордена и Святой земли. Он умер в VIII иды июля.

 

48. О КОМЕТЕ И ЕЕ ЗНАМЕНИИ

В год от Рождества Христова 1264 появилась такая яркая комета, какой тогда не видел ни один живущий. Поднявшись с востока в великом сиянии до середины эмисферы, она протащила на запад сияющий хвост, и, хотя в разных частях мира многое знаменовала, все же точно и истинно только то, что, поскольку ее было видно более трех месяцев, с появления ее занемог папа Урбан, а в ту ночь, когда папа умирал, и комета исчезла (Mart, р. 407; Ptol., 22, 26).

 

49. О КОРОНАЦИИ КАРЛА В КОРОЛЕВСТВЕ СИЦИЛИИ И О СМЕРТИ МАНФРЕДА, ВНЕБРАЧНОГО СЫНА ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА II

В год от Рождества Христова 1265 папа Климент IV короновал вышеупомянутого Карла в королевстве Сицилии, которое даровал ему папа Урбан. Этот Карл лишил жизни и королевства внебрачного сына императора Фридриха II Манфреда (Mart., р. 408; Ptol, 22, 30).

 

50. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ИСПАНИИ САРАЦИНАМИ

В год от Рождества Христова 1266 многие сарацины, придя из Африки, заняли Испанию, но все же христиане, понеся немалые потери, одержали над ними победу (Mart., р. 408).

 

51. О РАЗОРЕНИИ АРМЕНИИ И АНТИОХИИ СУЛТАНОМ ВАВИЛОНИИ

В год от Рождества Христова 1267 султан Вавилонии, разорив Армению, взял Антиохию, один из славнейших городов земли, и, всех убив и взяв в плен, обратил ее в пустыню (Mart., р. 408; Ptol., 22, 33).

 

52. О ГИБЕЛИ КОНРАДИНА, ПЛЕМЯННИКА ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА II

В год от Рождества Христова 1268 Конрадин, племянник бывшего императора Фридриха II, был взят в плен в сражении Карлом, королем Сицилии, и со многими знатными людьми Алемании обезглавлен (Mart., р. 409; Ptol., 22, 34-38).

 

53. О СМЕРТИ ЛЮДОВИКА, КОРОЛЯ ФРАНЦИИ, И СЫНА ЕГО И МНОГИХ КРЕСТОНОСЦЕВ ЗА ОТВОЕВАНИЕ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

В год от Рождества Христова 1270, в VIII календы сентября, Людовик, король Франции, с двумя сыновьями своими и многими правителями отправился на отвоевание Святой земли, но сам он с одним сыном и многими другими людьми умер в пути. Этот христианнейший король после многих молитв вознес такую: «Я войду в дом Твой, вознесу молитву в святом храме Твоем и восславлю имя Твое, Господи». И, сказав это, почил в Бозе. Другая часть войска пошла дальше, и, когда к ним пришел Карл, король Сицилии, со своими людьми, они возрадовались и так оттеснили султана и его людей, что им пришлось заключить мир на тех условиях, чтобы этот султан отпустил всех пленных христиан и чтобы он позволил построить церкви Божии во всех городах царства своего, чтобы вера Христова проповедовалась во всем царстве его, а желающие креститься крестились бы и чтобы он стал данником христиан. После этого пришел Эдуард, король Англии, со множеством фризов и паломников, и насчитывалось в войске его 200 тысяч ратников, и надеялись христиане, что не только Святую землю, но и землю Сарацинскую подчинят себе. Но во искупление грехов все войско христианское распалось, так что оно никакой другой пользы не принесло, ибо папа, патриарх, легат, король Наварры умерли (Mart., с. 414; Ptol., 22, 41, 42).

 

54. О ПАПЕ ГРИГОРИИ X 72 И КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОЙ ЯДВИГИ, КНЯГИНИ ПОЛЬШИ 73

В год от Рождества Христова 1272 был папа Григорий X. Он канонизировал святую Ядвигу, княгиню Польши (Mart., с. 413; Ptol., 23, 1).

 

55. ОБ ИЗБРАНИИ РУДОЛЬФА 74 КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В год от Рождества Христова 1273 Рудольф из Астбурга был избран королем римским (Mart., с. 420; Ptol., 23, 3).

 

56. О БРАТЕ ГАРТМАНЕ ФОН ХЕЛЬДРУНГЕНЕ, VIII ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

В то время брат Гартман фон Хельдрунген был VIII великим магистром ордена дома Тевтонского; он умер в XIV календы сентября.

 

57. О ЛИОНСКОМ СОБОРЕ И СМЕРТИ КАРДИНАЛА БОНАВЕНТУРЫ 76 И ФОМЫ АВИНСКОГО

В год от Рождества Христова 1274 папа Григорий Х созвал в Лионе собор о помощи Святой земле, на котором греки вернулись к единству святой церкви, а также были крещены татарские послы. Господин кардинал Бонавентура из Ордена братьев миноритов умер... (Mart., с. 416; Ptol., 23, 2).

 

58. О ПАПЕ ИННОКЕНТИИ V И РУДОЛЬФЕ, КОРОЛЕ РИМСКОМ

В год от Рождества Христова 1275 правили папа Иннокентий V, который прежде носил имя Пьетро Тарантасиа, из Ордена проповедников, и Рудольф, король римский (Mart., с. 416; Ptol., 23, 17, ст. 2).

 

59. О СМЕРТИ СТАРШЕГО СЫНА КОРОЛЯ РУДОЛЬФА

В это время старший сын короля Рудольфа, одержав победу над графом Савойи, утонул в Рейне (Ptol., 23, 18).

 

60. О ПАПЕ АДРИАНЕ V 81 И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ

В год от Рождества Христова 1276 правили папа Адриан V и Рудольф, король римский (Mart., с. 417; Ptol., 23, 20).

 

61. О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЗАМКА И ГОРОДА РИСЕНБУРГА

В тот год Альберт, епископ помезанский, построил замок и город Рисенбург в земле Пруссии.

 

62. О ПАПЕ ИОАННЕ XXI 82 И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ, КОРОЛЕ РИМСКОМ

В том же году папа Иоанн XXI, родом испанец, сочинил великую книгу по искусству медицины, которая называется «Сумма, или богатство бедных»... (Ptol., 23, 21; Mart., с. 418). [199]

 

63. О ПОБЕДЕ РУДОЛЬФА, КОРОЛЯ РИМСКОГО, НАД ОТАКАРОМ, КОРОЛЕМ БОГЕМИИ

В это время Рудольф, король римский, убил в сражении Отакара, короля Богемии, и герцогство Австрии отдал сыну своему Альбрехту, который после стал королем римским, а дочь свою отдал замуж за сына убитого короля Богемии (Ptol., 23, 25).

 

64. О ПАПЕ НИКОЛАЕ III 86 И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ И РАЗЛИВЕ ТИБРА

В год от Рождества Христова 1277 правили папа Николай III и Рудольф. В это время в Риме Тибр настолько разлился и наводнился, что более чем на четыре пяди поднялся над алтарем Ротонды Пресвятой Марии (Ptol., 23, 26; Mart, р. 420).

 

65. ОБ ОБНАРУЖЕНИИ ТЕЛА СВЯТОЙ МАРИИ МАГДАЛИНЫ

В год от Рождества Христова 1280 Карл, король Салерно, ставший после королем Сицилии, обнаружил тело Марии Магдалины (Ptol., 23, 25).

 

66. О СМЕРТИ АЛЬБЕРТА ВЕЛИКОГО

В том же году в Кёльне умер Альберт Великий (Ptol., 22, 19).

 

67. О ЧУДЕСАХ СВЯТОГО ЙОДОКА 87 В ПОМЕЗАНИИ ПРУССКОЙ

В том же году святой Йодок начал творить чудеса в Помезанском епископате в Пруссии.

 

68. О ПАПЕ МАРТИНЕ IV И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ И ЧУДО-РЫБЕ МОРСКОЙ И ГИБЕЛИ МНОГИХ ГАЛЛОВ В СИЦИЛИИ

В год от Рождества Христова 1281 правили папа Мартин IV и король римский Рудольф. В это время, в феврале, была поймана морская рыба, похожая на льва, в той приморской стране, что лежит напротив горы Монтальто, и была доставлена в Древний город, куда стеклось множество священнослужителей, чтобы увидеть это чудовище, ибо кожа его была покрыта шерстью, лапы короткие, хвост львиный, голова львиная, уши, пасть, зубы и язык были у него, как у льва. Говорили, что, когда его поймали, он издал страшный вопль, так что многие видели в этом предзнаменование на будущее. И вот вскоре после этого в области Сицилии жители Палермо, распаленные гневом, галлов, живших там, всех, как мужчин так и женщин, презирая вышеупомянутого короля, убили и, что еще омерзительнее, вспоров животы некоторым беременным сицилийским женщинам, о которых говорили, что они зачали от галлов, убили их, прежде чем они успели родить (Ptol., 24, 1; Mart., р. 422; Mart., р. 424).

 

69. О ГИБЕЛИ 50 ТЫСЯЧ САРАЦИН И 30 ТЫСЯЧ ТАТАР

В то же время восточные татары убили более 50 тысяч сарацин, но султан, собравшись с силами и духом, напал на татар и, обратив в бегство, уничтожил 30 тысяч (Mart., р. 426).

 

70. О БРАТЕ БУРХАРДЕ, IX ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

Брат Бурхард фон Швенден, IX великий магистр ордена дома Тевтонского, возглавлял орден в то время. Когда он должен был отправиться на защиту Святой земли, то не знаю, чем руководствуясь, он, испросив разрешение и получив его, вышел из Тевтонского ордена и вступил в орден госпиталяриев, в котором после умер.

 

71. О ПАПЕ ГОНОРИИ IV И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ И ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ОРДЕНА КАРМЕЛИТОК И ВОЗВЫШЕНИИ ОРДЕНА СВЯТОГО АВГУСТИНА ДО ГЛАВНОГО

В год от Рождества Христова 1284 правили папа Гонорий IV и король римский Рудольф. Этот папа утвердил орден кармелиток, вопрос о котором остался не решенным на Лионском соборе, и кармелитки сменили застегнутые до подбородка накидки на белые каппы. В то же время орден Августинский был возвышен до главного в Париже (Ptol., 24, 13; Mart., с. 432; Ptol., 24, 14).

 

72. О БРАТЕ ЭГИДИИ, ВЕЛИКОМ ДОКТОРЕ ОРДЕНА СВЯТОГО АВГУСТИНА, И О ЕГО СМЕРТИ

В то же время процветал магистр Эгидий, великий доктор ордена Августинского, который после, поставленный папой Бонифацием VIII архиепископом Бурже (Ptol., 24, 14), умер в Авиньоне, когда там при папе Иоанне ХХII находилась Римская курия, в год от Рождества Христова 1316, в январские календы, и был погребен в Париже у братьев его ордена.

 

73. О ГИБЕЛИ КОНРАДА, СВЯЩЕННИКА ИЗ АЛЕМАНИИ, КОТОРЫЙ ПОШЕЛ В ЛИТВУ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ ЯЗЫЧНИКОВ В ХРИСТИАНСТВО

В год от Рождества Христова 1285 Конрад, священник из Алемании, пошел в землю Литвы, чтобы обратить тамошних язычников в христианство. Спустя два года его пребывания там литвины убили его. В том месте, где он был убит, после часто бывали видны горящие свечи.

 

74. О ПАПЕ НИКОЛАЕ IV И КОРОЛЕ РУДОЛЬФЕ И РАЗРУШЕНИИ ГОРОДА ТРИПОЛИ

В год от Рождества Христова 1288 правили папа Николай IV из ордена братьев-миноритов и король римский Рудольф. На второй год правления этого папы был разрушен город Триполи, после того как христиане, живущие в нем, были взяты в плен и убиты (Ptol., 24, 20; Mart., р. 432; Mart., р. 421).

 

75. ОБ ОДНОЙ ДЕВЕ В ЛЮТТИХСКОМ ДИОЦЕЗЕ, ПРОЖИВШЕЙ БОЛЕЕ 30 ЛЕТ БЕЗ ПИЩИ И ПИТЬЯ

В это время в Алемании в Люттихском диоцезе, в деревне, называемой Эркель, одна дева стала жить без пищи и питья и так жила более 30 лет. Священник упомянутой деревни поднес ей неосвященную гостию в день, когда она обычно вкушала тело Господне, а она не смогла ее проглотить, но, когда она отказалась от нее, он дал ей освященную гостию, которую она тут же проглотила, подтвердив этим, что она никоим образом не могла принимать материальную пищу.

 

76. О СРАЖЕНИИ БЛИЗ КЁЛЬНА В ДЕРЕВНЕ ВОРРИНГЕН

В это время состоялось сражение у Кёльна, близ деревни Ворринген, в котором Иоганн, герцог брабантский, одержал победу над Зигфридом фон Рункелем, архиепископом кёльнским, и с каждой стороны пали 1300 знатных людей, не считая простого люда.

 

77. О РАЗРУШЕНИИ ГРАДА АККОНСКОГО

В год от Рождества Христова 1290, в день девы Потенцианы, то есть в XIV календы июня, град Акконский был разрушен султаном, и бесчисленное множество христиан было взято в плен и убито (Mart, с. 421; Ptol., 24, 23, 24). [202]

Заметь, что около 600 года от Рождества Христова, в то время, когда умер Магомет, император Эраклий, выйдя на войну с Хосровом, царем персов, одержал победу и часть Святого Креста, которую вынес из Божиего храма, вернул и восстановил церкви Божии и Святую землю, которую он разорил.

 

78. О СОСТОЯНИИ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

Вскоре после ухода императора Эраклия из Святой земли некто по имени Омар, властелин арабский, который правил третьим после Магомета, вторгшись войной в Святую землю, занял ее, и вот христиане, живущие в святом граде Иерусалиме и в прилежащих пределах, 490 лет несли на себе тяжелейшее ярмо язычников и жестоких хозяев. Наконец, когда Господь уже долго гневался, вспомнив о милости Своей, видя страдания народа Своего, Он внушил одному бедному и набожному человеку из королевства Франции, ведущему жизнь отшельника в Амьенском епископате, которого звали Петр-отшельник, чтобы он посетил гроб Господень и святые места Святой земли. Когда он пришел в святой город, видя, как непочтительно обращаются безбожники со святыми местами, а достопочтенного мужа Симеона, патриарха города, унижают заодно с его подданными, словно последнего раба, с полным презрением подвергая его бесчеловечным унижениям, поскольку он был человеком святым и весьма сострадающим, и, проникнувшись жалостью к униженным, он начал истово скорбеть и печалиться и обдумывать про себя разные способы, какими мог бы прийти на помощь униженным. А когда однажды ночью в церкви Воскресения Господня он бдел, вознося молитвы Господу, и, утомленный долгим бдением, задремал на полу церкви, Господь наш Иисус Христос явился ему во сне, поручив ему посольство к господину папе и западным правителям во избавление Святой земли. И он, укрепленный божественным провидением и воспламененный любовью, с посланиями вышеупомянутого патриарха Симеона и других живущих в Иерусалиме христиан, сначала обратился к папе Урбану II, которым был милостиво принят, и прошел по Италии и перешел Альпы, чтобы взволнованно обратиться как к восточным и западным правителям, так и к простому люду, и разными увещаниями (так как он был человеком умным и сильным в деле и слове) души многих склонил к тому, чтобы предпринять паломничество в Иерусалим, с помощью Господа, воздающего за молитвы легата своего великой милостью. Вскоре после этого господин папа Урбан, последовав за упомянутым Петром в Галлию, собрав Вселенский собор, подробно поведал всем, кого Дух Святой вдохновил к отмщению за поругание Распятого и к освобождению Святой земли, о несчастьях и гонениях христиан, находящихся в Святой земле, и о гробе Господнем, равно как и о прочих святых местах, попранных и оскверненных грязными собаками, призывая к святому и дорогому паломничеству во отпущение всех грехов. А семя слова Божиего упало на добрую и плодородную почву и принесло богатые плоды, так что многие епископы, прелаты церквей, правители, герцоги, графы, бароны и знать и прочие, прикрепив знак животворящего креста к плечам своим, принесли Господу обет крестового похода. Итак, в год от Рождества Христова 1096 вышеупомянутый Петр, с крестоносцами и великим множеством тевтонов переправившись через море Геллеспонт, взяли город, ныне называемый Проливом святого Георгия, а также город Антиохию и святой град Иерусалим, а со временем, когда пришли другие пилигримы, — бесчисленные и якобы неприступные города и замки, освободив их из рук язычников, так что в святом граде Иерусалиме был поставлен патриарх, который стоял над четырьмя архиепископами, а именно тиренским с четырьмя подвластными, кесарийским — с одним, назаренским — с одним и петраценским — с одним подвластным. Когда была учреждена церковь, появилось весьма много действующих монастырей, монашеских братств, молелен отшельников, женских монастырей. Царь был и в Иерусалиме, который стоял над многими правителями, графами и господами. Кто бы мог перечислить чудеса и великие дела Господни, осуществленные со всем желанием Его, которые Он создал во славу Свою и спасение наше! Узрел Бог все, что Он создал, и было это хорошо весьма, и возлюбил Он все, что сотворил. Только грех, который — ничто, Он возненавидел, изгнал и уничтожил. Вот почему, если за шесть дней одним словом Он все создал, то на уничтожение греха потратил в миру более 33 лет. Вот то, что претит Ему, что оскорбляет взор величия Его, что Ему, благому и милосердному к нам, приносит тернии, вот то, что делает из ангела диавола, из свободного — раба, из непорочного — смертного и порочного, из блаженного — униженного, а из гражданина — изгнанника и отверженного, из детей Божиих — детей диавола; вот то, что никогда не остается безнаказанным. Вот почему, разгневанный грехами безбожников, запятнавших Святую землю множеством разных преступлений и покушавшихся на Него, превратился в жестокого Тот, Кто по природе милостив и добр. Вот почему они были выставлены на посмешище соседям своим, и враги на глазах у всех издевались над ними. Цитра их сделалась унылою, а сила их превратилась в отрепье. Он стал, как вдова; великий между народами, князь над областями сделался данником. Так вот почему предал Бог мечу народ Свой и прогневался на наследие Свое. Так вот почему враги их стали во главе, а они — в хвосте, что не только землю обетованную, но почти все области, города и укрепления от начала земли Египетской до Месопотамии на пути более 20 дней враги их силой отняли, кроме многих других городов и морских укреплений. После многие короли и правители, придя с бесчисленным множеством воинов, отвоевали Святую землю, и отвоеванную снова потеряли, так что в год от Рождества Христова 1250 она начала ощутимо ослабевать до тех пор, пока в год от Рождества Христова 1290 град Акконский, единственный уцелевший, был до основания разрушен язычниками. Было две причины разрушения этого города: во-первых, множество господ, между которыми начались распри при его обороне; во-вторых, крестоносцы, которых господин папа послал на помощь, были без предводителя, и постоянно вспыхивали волнения и мятежи.

 

79. ПЛАЧ О ЗАПУСТЕНИИ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

И вот ты, о Святая земля обетованная, любимая Богом и святыми ангелами чтимая и вызывающая восхищение у всего мира, избранная и предназначенная Богом, чтобы тобою зримо явить Его присутствие, и в тебе, служа святыням освобождения нашего, искупить род, человеческий, обращена в запустение и охвачена скорбью. Господь стал — как неприятель, разорил все чертоги твои, разрушил укрепления твои и отнял ограду твою, как у сада, заставил забыть празднества и субботы; и в негодовании гнева отверг царя и священника 113. Все гонители твои захватили тебя среди трудностей, так что горько ты плакала ночью и слезы на ланитах твоих, и нет у тебя утешителя из всех любивших тебя.

 

80. ПРИЗЫВ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ К ХРИСТИАНАМ ВО СПАСЕНИЕ СВОЕ

Заклинаю, внемлите, все народы христианские, и взгляните на болезнь мою 115, вспомните, что надо мною совершилось, призрите и посмотрите на поругание мое 116, возьмите щит и латы и восстаньте на помощь мне, обнажите меч, и преградите путь преследующим меня 117, избавьте меня, бедную и покинутую, и исторгните из руки нечестивых 118.

 

81. О ПАПЕ ЦЕЛЕСТИНЕ V 119 И КОРОЛЕ АДОЛЬФЕ ФОН НАССАУ

В год от Рождества Христова 1294 правят папа Целестин V и Адольф фон Нассау, король римский (Ptol., 24, 27, 29; Mart., р. 433).

 

82. О ПАПЕ БОНИФАЦИИ VIII И КОРОЛЕ АДОЛЬФЕ

В год от Рождества Христова 1295 правят папа Бонифаций VIII и Адольф, король римский (Ptol. app., р. 1217; Mart., р. 435).

 

83. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОГО ЛЮДОВИКА, КОРОЛЯ ФРАНЦИИ

В год от Рождества Христова 1296 папа Бонифаций канонизировал Людовика, короля Франции (Ptol. app., р. 1217; Mart., р. 436).

 

84. О БРАТЕ ГОТФРИДЕ ФОН ГОГЕНЛОЭ, ВЕЛИКОМ МАГИСТРЕ ОРДЕНА ДОМА ТЕВТОНСКОГО

В год от Рождества Христова 1297 брат Готфрид фон Гогенлоэ был избран великим магистром ордена дома Тевтонского и возглавлял его 13 лет. И однако он не причисляется к другим магистрам, ибо через 13 лет отказался от своего поста и вновь необдуманно его занял.

 

85. О СМЕРТИ АДОЛЬФА, КОРОЛЯ РИМСКОГО

В год от Рождества Христова 1298 Альберт, герцог Австрии, убил в сражении Адольфа, короля римского, и стал править после него (Ptol. арр., р. 1219; Mart., р. 433, 434-435).

 

86. ОБ АЛЬБЕРТЕ, КОРОЛЕ РИМСКОМ

В год от Рождества Христова 1299 122 правят папа Бонифаций VIII и Альберт, король римский (Ptol. арр., р. 1220; Mart., р. 434).

 

87. О ГИБЕЛИ 200 ТЫСЯЧ САРАЦИН

В год от Рождества Христова 1300 татары, выйдя из мест своих, напали на сарацин и сначала — на Каппадокию, затем — на пределы Селевкии, или Антиохии, оттуда — на Великую и Малую Армению, оттуда — на всю землю обетованную и на Дамаск и на Газу, вплоть до границ Египта; во всех этих землях они убили более 200 тысяч сарацин (Ptol. арр., р. 1220).

 

88. ОБ ОТПУЩЕНИИ ГРЕХОВ ЮБИЛЕЙНОГО ГОДА

То был юбилейный год, и господин папа Бонифаций дал всем посетившим обитель святых апостолов Петра и Павла полное отпущение грехов (Ptol. арр., р. 1220; Mart., р. 437).

 

89. О КОМЕТЕ

В год от Рождества Христова 1301, в сентябре, на западе появилась комета в знаке скорпиона, то есть в местонахождении Марса, которая иногда обращала хвост на восток, иногда — на юг и появилась вечером (Ptol. арр., р. 1221; Mart., р. 437). [206]

 

90. О СМЕРТИ КОРОЛЯ ВЕНГРИИ И КАРЛЕ, НАСЛЕДНИКЕ ЕГО

В это время умер Эндре, король Венгрии 124, и после многих споров между королем Богемии и герцогом Австрии 126 Карл Мартелл 127 получил королевство Венгрии (Ptol. app., р. 1221).

 

91. О ВОЙНЕ АЛЬБРЕХТА, КОРОЛЯ РИМСКОГО, С ГЕРЦОГОМ БАВАРИИ И МАЙНЦСКИМ И КЕЛЬНСКИМ АРХИЕПИСКОПАМИ

В том же году Альбрехт, король римский, одержал победу в войне над герцогом Баварии 128, майнцским и кёльнским архиепископами (Ptol. арр., р. 1221).

 

92. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ

В год от Рождества Христова 1302 один разбойник, почитающий Деву Марию, был обезглавлен в Перудже, в Италии; голова его, уже отсеченная от тела, воскликнула громким голосом: «Приведите мне священника, ибо Пресвятая Мария за то, что я в конце каждого дня обращался к ней в молитвах, не позволяет мне умереть, пока не исповедаюсь во всех грехах моих». И так содеялось.

 

93. О РАСПРЕ МЕЖДУ ПАПОЙ БОНИФАЦИЕМ И ФИЛИППОМ, КОРОЛЕМ ФРАНЦИИ

В том же году началась распря между папой Бонифацием, с одной стороны, и Филиппом, королем Франции, — с другой. Ибо папа сказал, чтобы король Франции среди светских и духовных лиц подчинялся непосредственно апостольскому престолу, и послал папа рескрипт о подчинении с буллой королю Франции, заявляя, что неповинующийся является еретиком. Этот рескрипт был зачитан и сожжен в Париже, во дворце короля, в присутствии бесчисленного множества клириков и мирян. И король выставил против папы 15 обвинительных статей и обратился к будущему собору или папе. Папа, однако, от этих обвинений на соборе в Риме оправдался (Ptol., р. 1221-1222; Mart., р. 438).

 

94. О ГИБЕЛИ МНОГИХ ГАЛЛОВ И ФЛАНДРЦЕВ

В том же году, в июле, фландрцы восстали против короля Франции и собравшиеся на битву три тысячи графов, баронов и знати галлов пали (Ptol., р. 1222).

В год от Рождества Христова 1303 папа Бонифаций поставил императором Альбрехта, короля римского, и подчинил ему королевство Франции, что, впрочем, папа Климент V после отменил (Ptol., р. 1222, 1227; Mart., р. 438, 442).

В этом же году произошло великое сражение между галлами и фландрцами, и с каждой стороны многие пали (Ptol., р. 1223).

 

95. О ПЛЕНЕНИИ ПАПЫ БОНИФАЦИЯ И РАСХИЩЕНИИ КАЗНЫ

В том же году, в начале сентября, близ Ананьи, то есть у себя на родине, папа Бонифаций был взят в плен, а вся церковная казна расхищена. Но наконец, освобожденный жителями упомянутого города, он был привезен в Рим и посажен в кресло святого Петра. Вскоре он умер (Mart., р. 438; Ptol., с. 1223).

 

96. О ПАПЕ БЕНЕДИКТЕ XI 130 И КОРОЛЕ АЛЬБРЕХТЕ

В год от Рождества Христова 1303 правили папа Бенедикт XI из Ордена братьев проповедников и Альбрехт, король римский (Mart., р. 1440; Ptol., р. 1224).

 

97. О РАЗЛИВЕ РЕК

В год от Рождества Христова 1304, в канун Рождества Его, был такой разлив рек, что люди думали, что погибнут в наводнении. В Париже смыло оба моста, так что от них не осталось и следа и был нанесен большой урон другим провинциям.

 

98. О ПАПЕ КЛИМЕНТЕ V И КОРОЛЕ АЛЬБРЕХТЕ

В год от Рождества Христова 1305 правили папа Климент V и Альбрехт, король римский (Mart., р. 1441; Ptol., р. 1226).

 

99. О ПРОИСШЕСТВИИ С ПАПОЙ И ВЕНЦОМ ЕГО И О ГИБЕЛИ МНОГИХ

Когда этот папа Климент в октавы святого Мартина 131 после венчания своего выходил из церкви Святого Юста на горе близ Лиона, то упала стена и придавила многих, и герцог Британии, ведший коня папы, погиб. Карл, брат короля Франции, был сильно ранен, и сам папа пострадал. Ведь конь его упал и был завален камнями, а венец упал с головы его и при падении был потерян бесценный рубин, находившийся в навершии необыкновенно ценного венца; и все это было ему предзнаменованием на будущее (Mart., р. 441; Ptol., р. 1226).

 

100. О ПРИОБРЕТЕНИИ ЗАМКА ДЮНЕМЮНДЕ

В год от Рождества Христова 1305 братья дома Тевтонского из Ливонии в канун святого апостола Иакова 132 на законном основании купли приобрели замок Дюнемюнде 133.

 

101. О ЧУДЕСАХ СВЯТОГО РУПЕРТА В КЁНИГСБЕРГЕ

В год от Рождества Христова 1306 в Пруссии, в замке Кёнигсберг, начал Господь творить чудеса благодаря мощам святого Руперта, и многие люди, и собаки, и скот были исцелены от разных недугов.

 

102. О СМЕРТИ ВАЦЛАВА, КОРОЛЯ БОГЕМИИ, И ПЕРЕДАЧЕ КОРОЛЕВСТВА ЕГО

В год от Рождества Христова 1307 135 умер Вацлав, король Богемии, а сын его 136 был коронован в Буде и в тот же год убит одним своим рыцарем (Ptol., р. 1227), и так королевство Богемии за неимением наследника перешло к иноземцам, ибо король римский Альбрехт поставил сына своего 137 в названном королевстве.

 

103. О ЗАХВАТЕ ОСТРОВА РОДОСА ГОСПИТАЛЬЕРАМИ

В том же году госпитальеры захватили остров Родос, на котором жили турки, и пять других островов (Mart., р. 442).

 

104. ОБ УБИЙСТВЕ АЛЬБРЕХТА, КОРОЛЯ РИМСКОГО

В год от Рождества Христова 1308, в день святых Филиппа и Иакова 138, Альбрехт, король римский, был убит герцогом Иоанном, прозванным Безземельным, племянником своим, ибо он отнял у него часть герцогства Австрии, хотя тот был законным наследником.

 

105. ОБ ИЗБРАНИИ ГЕНРИХА, ГРАФА ЛЮКСЕМБУРГСКОГО 139, КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В том же году, в день святой Екатерины 140, правители Алемании, имеющие право избирать, единодушно избрали Генриха, графа люксембургского, королем римским (Mart., р. 444; Ptol., р. 1230).

 

106. О ЕГО КОРОНАЦИИ В АХЕНЕ

В год от Рождества Христова 1309 этот избранный был коронован в Ахене, в праздник Богоявления 141 (Mart, р. 444; Ptol., 1. с.).

 

107. О КОРОНАЦИИ ЕГО ЖЕ В МИЛАНЕ

В год от Рождества Христова 1311, в день Богоявления Его, Генрих, король римский, был коронован железной короной в Милане (Ptol., р. 1234; Mart., р. 446). [209]

 

108. ОБ УБИЙСТВЕ ТАТАРАМИ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ САРАЦИНСКИХ ВСАДНИКОВ

И в том году татары с армянами и грузинами пришли в Сирию и Палестину и, изгнав султана, убили более 10 тысяч всадников (Ptol, р. 1235).

 

109. О КОНЦЕ ОРДЕНА ХРАМОВНИКОВ

В год от Рождества Христова 1312, в XI календы апреля 142, при императоре Генрихе VII, орден храмовников был осужден на Вьенском соборе папой Климентом V не окончательным приговором, но заботой апостольского престола; он был основан в год от Рождества Христова 1112 при папе Пасхалии II и императоре Генрихе V (Mart., р. 445; Ptol., р. 1236).

 

110. О КОРОНАЦИИ КОРОЛЯ ГЕНРИХА ИМПЕРАТОРОМ

В том году Генрих VII, король римский, был коронован императором в Латеранской церкви в Риме, в год 62-й от кончины императора Фридриха II (Mart., р. 447; Ptol., р. 1238).

 

111. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОГО ПЕТРА, НЕКОГДА ПАПЫ ЦЕЛЕСТИНА V

В год от Рождества Христова 1313, в 5-й день мая, папа Климент V канонизировал святого Петра-исповедника, бывшего папой Целестином V, и повелел отмечать праздник его в 14-й день июня (Mart, р. 446; Ptol., р. 1240).

 

112. О КОМЕТЕ

В том же году, в канун праздника святого Георгия, вечером появилась комета, в течение 10 дней обращавшая хвост к Италии.

 

113. О СМЕРТИ ИМПЕРАТОРА ГЕНРИХА

В том же году, в день Варфоломея 143, император Генрих умер в Сьенском графстве и был погребен в Пизе. 10 дней, на протяжении которых была видна комета, означали 10 дней болезни императора перед его смертью (Ptol., р. 1240; Mart., р. 449).

 

114. О ПРЕКРАЩЕНИИ УЛОВА СЕЛЬДИ В ПРУССИИ

В том году не было улова сельди в земле Прусской, которая с незапамятных времен водилась там в изобилии. [210]

 

115. О ТРЕХ СОЛНЕЧНЫХ ЛУЧАХ И РАСКОЛЕ КОЛЛЕГИИ

В год от Рождества Христова 1314, в календы марта 144, в Карпентрасе, где тогда была Римская курия, около восьми часов появилось три солнца, одно — ненастоящее, на востоке, два — на юге: одно — настоящее, другое — противоестественное, и были долго видны, и каждое посылало свои лучи. Это было каким-то знаком и чудом, означающим смерть папы, а вскоре после смерти его — раскол коллегии. Продолжался, однако, этот раскол в течение двух лет и четырех месяцев, прежде чем кардиналы пришли к согласию об избрании будущего папы. Ведь точно такой же знак явился и когда умер Юлий Цезарь, как пишет Коместор 145, а после смерти его случился раскол сената (Ptol., р. 1241).

 

116. О СМЕРТИ ПАПЫ

В том же году, в XIV календы мая 146, умер папа Климент спустя ровно год с того дня, как впервые появилась комета (Ptol., р. 1242).

 

117. О СПОРНОМ ИЗБРАНИИ ЛЮДВИГА БАВАРСКОГО И ФРИДРИХА, ГЕРЦОГА АВСТРИИ, КОРОЛЕМ РИМСКИМ

В том же году, в ХII календы ноября 147, Людвиг Баварский 148 и Фридрих, герцог Австрии 149, были в разногласии избраны королем римским в то время, когда апостольский престол был свободен в течение 28 месяцев, и эта распря продолжалась между ними до 1322 года, когда в канун дня Михаила Людвиг, герцог баварский, после многих сражений взял Фридриха, герцога австрийского, в плен и держал в плену два года. С тех пор между ними воцарилось согласие.

 

118. О ПАПЕ ИОАННЕ XXII И ИЗБРАННЫХ

В год от Рождества Христова 1316 папа Иоанн XXII правил с этими избранными в разногласии.

 

119. О КАНОНИЗАЦИИ СВЯТОГО ЛЮДОВИКА, БРАТА КОРОЛЯ РОБЕРТА СИЦИЛИЙСКОГО

В год от Рождества Христова 1317 папа Иоанн канонизировал святого Людовика 150, брата Роберта, короля Сицилии 151, из Ордена братьев миноритов и установил празднование дня рождения его в 5-й день после Успения Пресвятой Девы (Mart., с. 449).

 

120. О СОЖЖЕНИИ ПРОКАЖЕННЫХ ВО ФРАНЦИИ

В год от Рождества Христова 1320 во Франции были сожжены прокаженные. Ибо говорили, что они заражали реки ядом, от которого погибло много людей и скота.

 

121. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

В год от Рождества Христова 1321 в пределах Склавии три человека, обвиненные в том, что доставляли яд, были брошены в кипящую воду; двое из них тут же задохнулись, третий, будучи невиновным, вышел невредимым.

 

122. О ВОСКРЕШЕНИИ ОДНОГО МЕРТВОГО МАЛЬЧИКА В ЗЕМЛЕ ПРУССКОЙ, В ЗАМКЕ БРАНДЕНБУРГ

В год от Рождества Христова 1322 в земле Прусской, в замке Бранденбург, жил Фома, сын Гертвига из Покарвиса, который умер в возрасте четырех лет и воскрес силой дерева Креста Господня, которое ранее брат из Флекенштейна принес туда из Рейна, а брат Гебхард фон Мансфельд бросил в огонь, и оно отскочило в доказательство многим свидетелям, что это то самое дерево, из которого был сделан крест, на котором был распят Христос.

 

123. О КАПЛЯХ КРОВИ, СОЧИВШИХСЯ ИЗ ХЛЕБА В ЗЕМЛЕ ПРУССКОЙ В ЗАМКЕ ХРИСТБУРГ

В год от Рождества Христова 1324, когда Андреас, плотник в замке Христбург в земле Прусской, обедал, то из хлеба, который он обмакивал в пиво, выступили капли крови; сотрапезники его, думая, что она течет из какой-нибудь раны, внимательно осмотрели и рот его, и лицо, и руки, но не обнаружили никакого следа ранения, отчего этому многие дивились.

 

124. ОБ УБИЙСТВЕ МНОГИХ ТЫСЯЧ ИЗ ПАРТИИ ГВЕЛЬФОВ В ИТАЛИИ

В год от Рождества Христова 1325 в Италии было убито гиббелинами много тысяч из партии гвельфов.

 

125. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ ВЕНГРИИ И УБИЙСТВЕ 30 ТЫСЯЧ ТАТАР

В год от Рождества Христова 1326 король Венгрии 153 убил 30 тысяч из войска татар, которые разорили его королевство.

 

126. [В ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1382 УМЕР БРАТ ВИНРИК].

 

Конец первой хроники Петра из Дусбурга

 

 


ДОПОЛНЕНИЯ

 

1. ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ: ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

В том же году брат Вернер, великий магистр, на всеобщем капитуле учредил, чтобы в почитание и восславление воплощения Господа нашего Иисуса Христа каждый день по окончании главной мессы клирики читали Евангелие: «Вначале было слово» со стихом: «Яви нам, Господи, милость Твою», а все вместе: «Вечный и всемогущий Бог, направь деяния наши во благо Твое» и при словах: «И слово стало плотью» братья опустились бы на колени до самого конца молитвы.

 

2. О СООРУЖЕНИИ ЗАМКА МОРУНГЕН

В год от Рождества Христова 1327 брат Герман, комтур Эльбинга и госпиталярий главного храма, воздвиг город, называемый Морунген, близ города Зальфельд, названный от озера, на берегу которого он стоит.

 

3. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ХРИСТМЕМЕЛЬ

В 1328 году замок Мемельбург, который братья из Ливонии построили в год от Рождества Христова 1252 и который до настоящего времени был подвластен им, передан был братьям из Пруссии. Посему замок Христмемель, который построил магистр брат Карл, был оставлен в день святого Петра с веригами.

 

4. О ПРЕДЗНАМЕНОВАНИИ ЭТОГО РАЗРУШЕНИЯ

Разрушению этого замка предшествовало одно предзнаменование. В год от Рождества Христова 1327, в то же время года, что и на другой год, когда было произведено разрушение, три брата стояли наверху упомянутого замка в наступающих сумерках, когда немного еще звезд появилось на небе, и они увидели одну звезду в северной стороне, которая, нарушив естественный ход, быстро прошла более 100 шагов в обратном направлении и там остановилась и не вернулась, хотя упомянутые братья долго ждали ее возвращения.

 

5. СНОВА ОБ ЭТОМ ЖЕ

В год от Рождества Христова 1328 было землетрясение не где-нибудь, а в упомянутом замке, и земля так страшно дрожала, что старые дома грозили рухнуть, так что находившиеся в домах готовы были выскочить наружу, чтобы избежать смерти.

 

6. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВОЛОСТИ ЗАМКА ГАРТЫ

В то же время 60 братьев и дружина из Пруссии выступили на замок Гарту, и когда они узнали, что их предупредили, то послали 400 человек, которые вошли в волость упомянутого замка и разорили ее и вернулись в войско братьев. На другой день, когда литвины, поверив, что братья вернулись в свою землю, пошли на свои поля, то братья со всем войском своим мощным натиском вторглись в упомянутую землю и на шесть лье опустошили ее огнем и мечом. А многие знатные люди из упомянутого замка со всеми чадами и домочадцами, до 94 душ, присоединились к братьям и, придя в Пруссию, приняли благодать крещения.

 

7. О РАЗРУШЕНИИ ПРЕДМЕСТЬЯ

Тем временем братья из Раганиты с 80 людьми вошли в предместье и пошли войной на жителей замка Путеникка, в который накануне пришли 200 местных мужчин, а братья не знали. И, войдя утром, на рассвете, когда они еще покоились на ложе своем, они внезапно напали на них и убили мужчин, и женщин, и младенцев, которые не могли убежать, а потом сожгли предместье.

 

8. О СОЖЖЕНИИ ПРЕДМЕСТЬЯ ЗАМКА ОУКАЙМ

Вскоре после этого братья из Раганиты со своими подданными вошли в предместье замка Оукайм, когда жители замка спали, и сожгли его дотла, и за исключением четырех человек, бывших в замке, и за исключением немногих бежавших, все остальные с женами, детьми, скотом и домашними животными погибли от огня или меча.

 

9. О ЖИТЕЛЯХ ЗАМКА МЕДЕВАГИ

В год от Рождества Христова 1329 Иоанн Люксембургский, король Богемии, со знатными людьми своего королевства и князем Силезии Фалькенбергом и графами из Лейнингена, Оттингена, Нейенара, Вейльнау, Вюрттемберга, Шауенберга и Фалькенштейна и с господами из Керпена, Геры, Берга, Ротенштейна, Даме, Коттбуса, Мейссена и бургграфом из Доны и со многими знатными людьми королевства Алемании и Англии вошел в землю Прусскую. Со всеми ними брат Вернер и 200 братьев и 18 тысяч ратников, кроме пехотинцев, пошли на Литву и в канун Сретения Господня осадили замок Медевагу и после многих штурмов они подчинились христианской вере, и шесть тысяч человек упомянутого замка были крещены во имя Господа, но вскоре после от веры отступились.

 

10. О РАЗОРЕНИИ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ

В то время, как это происходило, и в тот же день Локетек, король Польши, совершил злодеяние, которое долго замышлял, и с шестью тысячами ратников, хитростью, не смутившись перемирием, которое он заключил с королем Богемии и магистром, вошел в Кульмскую землю и пять дней и пять ночей опустошал ее огнем и мечом. Вот удивительное и нечестивое дело! Этот король прежде был князем, и только что был поставлен апостольским престолом в короли, чтобы стать еще более ревностным и верным и еще более доблестным защитником святой церкви, веры и христиан. Ныне же он не только не защищает сообщество христиан, но жестоко нападает на защищающих его. И хуже того, он совершил злодеяние, о котором мы сказали выше, когда король Богемии и магистр и их войско нападали на язычников и мстили за поругание распятого Господа.

 

11. О ПРЕДЗНАМЕНОВАНИИ ВОЙНЫ

В год от Рождества Христова 1329, в последний день января, в ту ночь, что предшествует кануну Введения во храм Пресвятой Девы Марии, один прусс, бдительно стоявший на страже в замке Гирдав, услышал раскаты грома и вспышки молний, а после этого увидел в воздухе, что великое множество людей потрясают обнаженными мечами; потом он увидел ярчайший свет в четырех сторонах земли, а в центре его блестящий крест, верхняя часть которого, простиравшаяся на восток, первой начала подниматься, потом понемногу соседняя часть — на запад, после нее правая часть — на юг и левая часть — на север. Наконец явилась великая толпа, которая, увлекши все это за собой, пошла на восток, в Литву. И тогда все исчезло и т. д.

 

12. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКА ВЫШЕГРОД

Хотя Господь во Второзаконии говорит «У меня отмщение и воздаяние», однако снова, когда приблизились дни смерти Маттафии, он сказал сыновьям своим: «Вспомните о делах отцов наших, которые они совершили во времена свои, и вы приобретете великую славу и вечное имя». И несколько далее добавил: «Отмщайте за обиды народа вашего и воздайте воздаяние язычникам». И в другом месте, когда были убиты те, которые, не сопротивляясь язычникам, погибли в простоте своей, сказал муж ближнему своему: «Если все мы будем поступать так, как поступали эти братья наши, и не будем сражаться с язычниками за жизнь нашу и постановления наши, то они скоро истребят нас с земли». К счастью, знающие это и прочие увещания Священного Писания магистр и братья решили защищать землю Прусскую, в бесчисленных потерях и тяготах отнятую из рук язычников, и веру, насажденную там кровью многих благородных людей, от посягательств упомянутого короля, не покладая при этом рук и не щадя живота своего. Итак, магистр, собрав большое войско, послал его в Польшу летом вышеуказанного года и осадил замок Вышегрод короля Польши, где жили люди преступные, известные своими злодеяниями, которые, построив корабль на Висле, грабили проходящих мимо людей и брали их в плен и убивали, и никто не мог уйти от них невредимым, и это продолжалось многие годы, нанося тяжелый урон братьям и их людям, и после многих нападений они наконец мощно вторглись и поразили в гневе своем нечестивых, и, всех взяв в плен и убив, они в ярости до основания сожгли замок.

 

13. О РАЗРУШЕНИИ ЗАМКОВ НАКЛО И ДРУГИХ

В тот же год и лето пришло другое войско братьев и землю, прилежащую к городу Бресту, они опустошили огнем и мечом. И после этого войско пошло дальше и осадило один замок, где осажденные сдали его на тех условиях, чтобы они ушли, не причинив материального ущерба. Затем вышеупомянутое войско прошло к двум другим замкам и к замку Накло; оно один за другим захватило три замка и, всех взяв в плен и убив, обратило замки в прах. В этом замке был один вождь по имени Генрих, рыцарь, который равно грабил клириков и мирян, монастырских и мирских и всех, проходящих мимо, и жестоко обращался с ними. Он был взят в плен братьями, и когда у него спросили, почему он совершил все эти злодеяния, то он ответил: «Ведь мне никто не запрещал и не препятствовал». Вот как безнаказанность преступления потворствует стремлению совершать проступки.

 

14. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ВОЛОСТИ ВАЙКЕН

В год от Рождества Христова 1330 графы из Марки и из Манды и брат графа из Юлиха со многими рыцарями и знатными людьми Алемании пришли в Прусскую землю, а зимой в землю пришел магистр и послал с ними 100 братьев и три тысячи всадников, которые, войдя в землю Литвы, волость, называемую Вайкен, разорили огнем, а поскольку люди были задолго предупреждены, они возымели небольшую добычу.

 

15. О СОЖЖЕНИИ ЗАМКА ГЕДИМИНА И ПРЕДМЕСТЬЯ

В то же время братья из Раганиты со своими подданными незаметно, на рассвете, когда литвины спали, вошли в предместье замка Гедимина и всё его с мужчинами, женщинами и младенцами и со всем скарбом до основания сожгли, за исключением 12 человек, которые, убежав в замок, спаслись от неминуемой гибели.

 

16. О РАЗРУШЕНИИ ГРАДА РИЖСКОГО

В указанном году, а именно в год 1330, во время Пасхи, когда град Рижский был в осаде уже почти год, неуемное (как уже указывалось) разногласие между рижскими горожанами, с одной стороны, и братьями дома Тевтонского из Ливонии, с другой, на некоторое время затихло, так как обессиленные голодом и осадой, что пугало как правителей города, так и простой люд, горожане вынуждены были сдаться и отдать своих близких, и город, и свободы, и все права и привилегии в руки брата Эберхарда фон Мангейма, магистра земли Ливонии, и братьев, чтобы они распоряжались всем этим и располагали по своему благоволению. И магистр не вошел в город, пока рвы не были засыпаны землей валов на пространстве в 30 локтей. И сказала одна женщина: «Видно, этот магистр очень тучен телом, коли требует такого пространства, а не входит в прочие ворота, как остальные христиане».

 

17. ОБ ОПУСТОШЕНИИ ЗЕМЛИ КУЛЬМСКОЙ

В тот же год, осенью, Локетек, король Польши, со всеми всадниками своего королевства и многими данниками и 8 тысячами воинов, которых ему послал на помощь король Венгрии из народа своего, мощно вторгся в землю Кульмскую и осадил город и замок Шёнензе, а после этого пришел к замку Липе, однако не несколько часов штурмовал, но 10 дней наносил урон вышеупомянутой земле огнем и мечом. Наконец, когда у него кончились припасы и были заключены некоторые договоры, он ушел.

 

18. ОБ ОДНОМ ЧУДЕ

В этом войске был один граф, магистр Вильгельм, вождь венгерский, которому в видении ночью, когда он возлежал на ложе своем, явилась Пресвятая Дева и, сурово порицая его, сказала: «Почему ты разоряешь землю мою, орошенную кровью многих христиан? Если ты не уйдешь, то знай, что умрешь скоро лютою смертью».

 

19. О МЩЕНИИ ГОСПОДНЕМ

Между тем как венгры разоряли землю Кульмскую, король Венгрии с огромным войском выступил против одного короля, подданного своего. Когда он напал на его королевство, то крестьяне этой волости пилами подпилили посредине деревья в лесу, по которому венгры должны были пройти на обратном пути, чтобы когда одно упадет, то, коснувшись другого, повалило бы его и так далее. Вот почему случилось, что когда при отступлении венгры вошли в упомянутый лес и вышеупомянутые крестьяне толкнули деревья, то они упали друг на друга, и так все, падая со всех сторон, они придавили великое множество венгров. Вот, хотя Бог по природе благ, добр и милосерд, долготерпелив и многомилостив, однако, как говорит пророк Наум, также мститель Господь и страшен во гневе, мстит Господь врагам Своим и не щадит противников Своих. Как же мог Господь долготерпеливо и многомилостиво сносить, что этот король Венгрии послал людей своих, чтобы разорить землю Христа и Богоматери и живущих там братьев, которые каждый день готовы не покладать рук и не щадить живота, чтобы отомстить за поругание распятого Господа. Конечно, Господь не мог оставить это без отмщения.

 

20. О СМЕРТИ ВЕЛИКОГО МАГИСТРА

В вышеозначенном году, а именно в год 1330, в октавы святого Мартина зимнего, брат Иоганн фон Эндорф, из народа саксов, из ордена дома Тевтонского, подстрекаемый диаволом и собственной неправедностью, убил брата Вернера, великого магистра, когда тот выходил из церкви после вечерни, ибо он порицал его за его проступки. О Иоганн, братоубийца, что ты натворил? Вот голос крови брата твоего вопиет к Богу от земли. Слыхал ли кто подобное сему? Ведь ты содеял зло, какого не совершалось с самого основания ордена. Ты не соответствуешь толкованию имени твоего; говорится, что Иоанн — тот, в ком благодать. Но увы! Не было в тебе благодати, ибо, раз магистр покарал тебя за прегрешения твои, ты, если бы был умен, должен был почитать его, словно отца твоего. Ныне же, как глупец, ты возненавидел его. Почему же ты не был привычен к доброте? Почему с безумием Иуды ты в тот же день вкусил пищи его и питья, а потом, пронзив его тело кинжалом, пролил его кровь? Он, наказывая тебя, радел о том, чтобы воззвать душу от смерти к жизни. Ты же, поразив его, унеся жизнь, жестоко принес смерть. Кто бы дал голове моей воду и глазам моим источник слез! И я день и ночь плакал бы о главе народа моего, так прискорбно убиенном.

 

 

 

Перевод В. И. Матузовой
Текст воспроизведен по изданиям: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М.: Ладомир. 1997

© текст – Матузова В. И. 1997
© сетевая версия – Тhietmar. 2003
© OCR – Halgar Fenrirsson. 2003
© Ладомир. 1997


Читайте также